Записи в разделе 'Учитель и ученик'
Многогранная работа учителя-каббалиста

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос: Что делает учитель, чтобы ученик научился правильно ощущать духовное и правильно реагировать?

Ответ: Это ученику не важно знать. Он видит, что учитель каждый день дает уроки, пробуждает учеников своими вопросами, пытается настроить их на цель творения, на взаимосвязь между собой, на выполнение того, что сказано в каббалистических первоисточниках.

Учитель обучает их работать с первоисточниками, вытаскивать оттуда вопросы и ответы. Он так формирует учеников, что они могут работать самостоятельно. Поэтому работа учителя над учениками многогранна, но это воспитание.

Из урока на русском языке, 02.12.2018

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.17

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Уговорил!

Я поехал в Тель-Авив и купил особый магнитофон.

Сел напротив РАБАШа и показал ему все его возможности: "Вот эта кнопка – это пауза, можно останавливать запись; вот это – перемотка, можно найти каждое слово, любое предложение; а вот этой кнопкой можно все стереть, если захотите…"

Он слушал внимательно, сам попробовал несколько раз, трогал все кнопки, нажимал, отжимал. А я тем временем добавлял ему от себя, что такие мы, новое поколение, что мы студенты, мы привыкли все записывать, конспектировать, – если я не пишу, то я и не слышу. Мы же внешние, пустые, нас надо заполнить…

И он понял. Понял, что придут вот такие новые ученики, и им надо будет с чего-то начать. Им понадобятся записи. Он согласился. Потому что он во всем был революционером. Но согласился только при одном условии. Что магнитофон будет стоять рядом с ним, и он сам будет определять, что он записывает, а что – нет.

Вот так он и управлял магнитофоном все эти годы, так и собралось более 2000 часов записи уроков. Да еще немало рисунков.

Дело в том, что я сидел рядом с ним и все записывал и зарисовывал. И он иногда подправлял мой рисунок или перерисовывал совсем.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.16

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.15

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.14

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.16

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"РАБАШ испуган

На первый же утренний урок я принес магнитофон. Я сразу понял, что не хочу упустить ни слова, я столько шел к этому дню, я все запишу!

Поставил магнитофон на стол и вдруг увидел, что РАБАШ испуган.

Он оглядывал магнитофон, не знал, как это воспринимать, молчал и не начинал урок.

Дело в том, что не было принято ни у него, ни на уроках его отца, чтобы кто-то записывал то, о чем говорится, ни карандашом, ни ручкой, ни, тем более, на магнитофон. И вдруг все будет записано, каждое слово.

Он сказал мне: "Нет, ты не включаешь его". И сколько я ни уговаривал его, он не согласился. Я понял, если я сейчас не придумаю что-нибудь, я буду проклинать себя всю жизнь.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.15

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.14

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.13

Последние дни РАБАШа

РАБАШу было уже 85 лет, и вдруг стало заметно, что тот "бегущий ребе", как его называли в Бней-Браке, уже не такой "бегущий".

2019-03-13_vsegda-so-mnoy_01

Мы ходили всё лето на море, и он уже все это лето не купался. Я ждал его, чтобы зайти в воду вместе, а он говорил мне: "Иди-иди, не жди меня".

Обычно он первый заходил. Азартно проплывал свои четыреста гребков, а тут я плавал один, все время оглядывался на него. Он мне издали махал рукой и ходил, ходил по пляжу, о чем-то своем думая все время.

Он уже как-то отпустил себя. Он согласился. А я не понимал этого. Он закрылся от всяких лечений, такого с ним не происходило никогда. Обычно он безропотно шел к врачам, выполнял все их указания. А тут я вдруг обнаруживаю, что у него начались выделения крови, волнуюсь, говорю ему это, а он на меня так странно смотрит и отвечает: "Ничего страшного". Я ему: "Но, Ребе…" А он отрезает: "Всё! Никаких разговоров!" И рукой так машет, как сейчас помню, словно говорит: оставь!

У него было точное знание, что он уходит.

2019-03-13_vsegda-so-mnoy_02

И у него шел внутренний диалог с Творцом

* * *

Однажды, во время урока ко мне подошел Миллер и прошептал: "Ты видел?" И указал на Ребе. Ребе сидел за столом, и его трясло.

И вот тут-то я испугался. Это были уже сердечные приступы. Сегодня я понимаю, что это уже был инфаркт! Он уже переносил инфаркт на ногах и никому ничего не говорил. Умышленно не говорил.

2019-03-13_vsegda-so-mnoy_03

Я сразу же позвонил знакомому врачу. Он привез кардиограф. Мы сделали кардиограмму. И врач сказал мне: "Я считаю, надо срочно ехать в больницу. Что-то нехорошее с ним происходит. Я даже с вами поеду".

И мы поехали в больницу Бейлинсон. Я знал, что у РАБАШа крепкое сердце, но, чтобы вот так восстанавливаться, за минуты, за час какой-то, я не предполагал, что это возможно! Ребе снова снимают кардиограмму, уже в больнице… – все в порядке. Кардиограмма показывает: абсолютно здоровое сердце, ровный пульс, наполнение – все, как у ребенка.

Нас хотели отправить домой, но я потребовал, чтобы нас оставили. И нас оставили.

* * *

Я не отходил от него два дня. Помыл его, сменил пижаму, закутал в одеяло, сидел все время рядом.

В общей палате было 6-8 человек, такие же старики, как он. Один из них стонал беспрерывно, и я решил настоять, чтобы перевели РАБАШа в отдельную палату. А Ребе мне говорит: "Не надо, Михаэль, бэ тох ами анохи ёшевет ("Я пребываю в своем народе")[1]

Ты иди спокойно, я посплю сейчас, чувствую – засну, иди. Приезжай ко мне завтра утром пораньше, я хочу успеть одеть тфилин". И потом берет меня за руку и говорит: "А это вот тебе тетрадка "Шамати", – и дает мне свою синюю тетрадь, с которой никогда не расставался, просто вкладывает мне ее в руку, – возьми ее себе и занимайся по ней… А теперь, иди".

И я ушел.

Оглянулся перед тем, как выйти из палаты, он приподнял руку, прощаясь. Так я и вышел. Еще подумал: "Почему он отдал мне свою тетрадь?! Почему отдал именно сейчас? Что он этим хочет сказать?!" Я подумал об этом, но не понял тогда, что так он прощается со мной. Он отдавал мне самое дорогое, то, что пронес через всю жизнь, – записки отца, с которыми не расставался.

Сейчас, когда я вспоминаю об этом, мне удивительно и странно думать, почему я не остался, почему согласился с ним, как он сумел "усыпить меня". Но снова и снова понимаю, что ничего я не мог сделать, что все в руках Высшего, и все, что ни делается, делается Им, и мы ничто перед Ним, ничто!

* * *

На следующий день, после урока я заехал домой, забрал овсяную кашу, которую Оля сварила для него, он просил, с молоком, без сахара… Пока приехал, пока пришел к нему, было уже пол седьмого. Я помню точно, я еще посмотрел на часы, как сейчас вижу их стрелки, как будто они замерли.

Он лежал, повернувшись к окну, сжавшись, как ребенок, я сразу все понял, подбежал, услышал его дыхание… Он задыхался. И никому не было до этого дела! Никто не забил тревогу, не крикнул врачей!.. Вокруг лежали одни старики, они и не слышали, что Ребе задыхается, он лежал тихо, не стонал. Я позвал его: "Ребе! Ребе!.." Он не ответил. Я побежал за врачами.

Врач посмотрел на него, сразу все понял. Попросил меня выйти в коридор, я отказался. Тогда меня вывели из палаты.

Врачи пытались запустить сердце.

Они работали над ним, наверное, часа два.

Я стоял в коридоре, через окно было видно все. Я видел, как они работают. Они действительно старались, как могли. Не отходили от него, делали внутривенные уколы… А я стоял и понимал, что у меня на глазах умирает самый близкий на свете человек, ближе нет никого. И не будет.

Но во мне не было паники. Он все-таки приготовил меня к своему уходу…

Так он и умер, не приходя в себя.

Врач вышел, он был весь в поту, такой здоровый парень, сказал мне: "Все". Я кивнул. Дальнейшие свои действия помню смутно.

Позвонил Ольге, потом позвонили Фейге, Миллеру, они приехали быстро, приехали сыновья РАБАШа. Очень много наших собралось, весь коридор был забит учениками, родственниками. Я курил сигареты одну за одной.

РАБАШа увезли в морг. Врач передал мне его часы. Все.

* * *

Что было потом…

Похороны были в тот же день, в пятницу. В религиозной газете "Амодиа" появилось сообщение:

2019-03-13_vsegda-so-mnoy_04

"15 сентября 1991 года. На исходе праздника Рош аШана [Рабаш] почувствовал себя плохо и был срочно доставлен в больницу "Бейлинсон". Приверженцы и почитатели молились о его выздоровлении, однако в пятницу, в 7 утра он вернул душу Создателю. У его постели стояли сыновья рав Шмуэль и рав Йехезкель, и его доверенный (нээман бейто – ивр.) Михаэль Лайтман".

Хоронили РАБАШа рядом с Бааль Суламом[2].

2019-03-13_vsegda-so-mnoy_05

Собрались те, кому успели сообщить. Я стоял в стороне. К могиле не подходил. Там командовали родственники. Потом была шива. Люди приходили, уходили, много было слез, слов. Тогда у меня и поднялось давление, меня качало, кружилась голова, до этого я и не знал, что это такое. Померили – 180/110. Внутреннее напряжение было огромное, чего уж говорить.

Но я помню очень ясно, все равно, несмотря ни на что, не было страха, паники не было. То есть работали две части мозга. В одной, конечно же, ощущение того, что физически он ушел. В другой – было полное понимание, что начинается новый период.

И это, несмотря на то, что я все 12 лет был полностью завязан на РАБАШе. С утра до вечера я был с ним, если не физически, то в мыслях. "Надо купить РАБАШу сыр, у него закончился сыр; надо отвести его к врачу, он стал хуже спать; Оля сварила ему еду, надо привезти обязательно до обеда… А вот об этом надо поговорить с ним, только бы не забыть…" Он стал моим вторым я. Без РАБАШа я не мыслил своей жизни.

* * *

Первое время я вскакивал в поту, смотрел на часы с мыслью – проспал!.. Уже полдесятого, а надо в девять быть у него!.. И вдруг понимаешь, что никуда я не опоздал, что ехать некуда.

2019-03-13_vsegda-so-mnoy_06

Ложишься, закрываешь глаза, а он стоит перед тобой, как живой…

Да, первое время было непросто… А как непросто было ехать в машине без него, мы ведь столько отъездили вместе… И не слышать: "Михаэль, не гони, сказал тебе!", он не любил, когда я ехал выше 90; "Михаэль, надо протереть стекло", он любил, чтобы стекла всегда были идеально чистыми; "Михаэль, давай поедем сегодня на Мерон…" И мы ехали на Мерон, на могилу РАШБИ… А сейчас, с кем поедешь?!

Но все-таки это как-то улеглось со временем. Именно потому, что работала и вторая часть мозга – главная часть. Где я чувствовал его абсолютно. То есть ушел от меня Учитель, отец, друг… Но и не ушел! Чем больше проходило времени, тем ближе и ближе я ощущал его. РАБАШ ведь просто отдал всего себя. У него не было такой минуты, что он вообще делал что-то для себя. Всё было построено только в одном направлении: от себя к другим.

И он заразил меня этим движением.

Я чувствовал, что он меня толкает вперед,

2019-03-13_vsegda-so-mnoy_07

и нет у меня другого выхода, а только идти, так же как он, не сворачивая, не покупаясь ни на что, идти как он, и сделать все, чтобы передать миру то, что он хотел передать. То, что он вложил в меня. Я чувствовал в себе эту ответственность, чувствовал ее тогда, чувствую и сегодня.

То, что произошло со мной дальше, – это все он, РАБАШ.

 

[1] «Я пребываю в своем народе» – в тех, кто объединяется в одно целое, чтобы раскрыть в этом единении Творца – свет, любовь, отдачу.

[2] "Когда умер Ребе, тоже не знали, где его похоронить. В отличие от многих других людей, он не покупал себе место на кладбище. В то время места возле Бааль Сулама продавали по 5000 долларов и больше. Были люди, которые давно уже купили их себе. А Ребе вообще не думал об этом. Потому что это не было связано с Целью. А значит, и не существовало для него". (Из Блога Михаэля Лайтмана)

Записано мною со слов Учителя

Семен Винокур

Предыдущие сообщения на эту тему:

К дню памяти Рабаша

Высшее предназначение определяет всё

После ухода учителя

Что ученик должен дать учителю?

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос: Что ученик должен дать учителю?

Ответ: Ученик должен дать учителю свои стремления, которые тот сможет поднять наверх и принести ученику силу реализовать их.

Вопрос: Нужно ли это учителю?

Ответ: А для чего же он существует? Только для того, чтобы помочь ученикам. В этом заключается его предназначение.

Вопрос: Должен ли учитель вызывать эти стремления у учеников?

Ответ: Учитель может только предложить, он не может вынудить и заставить. Это уже работа самого ученика, но учитель к этому готов.

Из урока на русском языке, 02.12.2018

Предыдущие сообщения на эту тему:

Как учитель исполняет желания ученика?

Учитель и ученики

Учиться от всех своих учеников

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.15

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"В ожидании чуда

Я живу в Реховоте, но каждую ночь приезжаю на урок в Бней-Брак. Встаю в два часа ночи, вскакиваю даже раньше!

Лечу к машине и гоню, чтобы только, как можно быстрее, оказаться в нашем полутемном, прохладном зале, быть там одним из первых, быстро приготовить себе кофе и раскрыть "Учение десяти сфирот". На любой странице. Замереть над этими строчками и пытаться почувствовать Бааль Сулама, через него проникнуть внутрь… Но разве это возможно?!

Потом приходят все. РАБАШ спускается со второго этажа. И мы учимся.

Нас было немного тогда. Большинство из них уже ушли в мир иной, но я помню каждого, каждое мгновение, взгляды, вопросы, ответы РАБАШа, и тишину, когда он закрывал глаза, и мы боялись шевельнуться, чтобы ничем не помешать ему.

Вот так я начал учиться у РАБАШа.

А Хаим Малка решил остаться у Гилеля.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.14

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.13

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.12

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.14

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Вот так я начал жить

Я спросил Гилеля, когда я могу прийти на ночной урок. До этого я занимался только вечерами.

Обычный урок у РАБАШа начинался в три часа ночи и продолжался до шести утра.

Я сказал:

– Я очень хочу.

Гилель ответил, что посоветуется с РАБАШем.

– Когда? – спросил я.

– Постараюсь сегодня.

– А можно – сейчас, я подожду, – сказал я.

Гилель посмотрел на меня, выдержал паузу и спросил:

– А если РАБАШ занят?

– У меня есть время, – ответил я.

Гилель поднялся к РАБАШу на второй этаж, он жил здесь же, и вскоре вернулся.

– РАБАШ согласен, – сказал он. – Приходи.

С этого момента, около сорока лет назад, начался новый период в моей жизни – самый главный. Который я и называю жизнью.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.13

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.12

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.11

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.13

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ""Хитрые" каббалисты

Благодаря РАБАШу, я начал понимать, что же "вытворяет" с тобой Бааль Сулам! Он водит тебя, раскачивает так, что появляется надежда понять. Ты хватаешься за нее, радуешься… И вдруг все исчезает. И ты в отчаянии, ты разводишь руками, ну как же так?! Было так все понятно, логично… Почему же все исчезло?!

А потому что задача Бааль Сулама другая. Он приводит тебя к тому, что ничего не дадут тебе твои мозги, твой разум, на который ты опирался всю твою жизнь. Постарайся вовремя понять это, чтобы не удлинять путь. Но как же это не просто – отставить земной разум и отдаться неведомому?!

РАБАШ потребовал от меня готовности проникнуть между слов. Чтобы все изучаемое стало прозрачным. И сквозь эту прозрачность ты бы перешел в иную реальность. Это называется внутренним постижением. Когда ты постигаешь мир, находящийся за этой книгой, за ее словами. Когда через слова ты входишь в другой мир. РАБАШ дал мне почувствовать, что есть такая возможность.

И я понял, что не могу упустить ее.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.12

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.11

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.10

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.12

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Посеянное сомнение

Я вдруг понял, что существует еще и другая учеба. Не рациональная, не научная, не та, к которой я привык.

И несмотря на то, что я продолжал учиться у Гилеля, именно с этого момента у меня уже не получалось, как прежде, погружаться в исследование текстов, в попытку понять написанное, познать, изучить и радоваться тому, что изучил.

РАБАШ "испортил" мне это удовольствие. Он посеял во мне сомнение, которое проросло в навязчивую мысль – проникнуть внутрь изучаемого материала.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.11

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.10

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.9

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.11

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Он бросил меня?!

Меня это задело. Я был зол на РАБАШа. То, что я ничего не понимаю, – ну, не понимаю, что поделаешь, я ведь только начал. И именно из-за этого бросить меня, оставить?! Он разжег во мне огонь и вдруг оставил сгорать одного. Он бросил меня, как можно?!

Только потом я понял, что же со мной делал РАБАШ. Он проверял меня. Проверял, буду ли возмущаться? Буду ли искать возможность снова ничего не понять или же предпочту знания там, где ничто не задевает мое "я".

По большому счету он проверял, стоит ли вообще со мной возиться. Созрел ли я для боли, для настоящего поиска, для роста, стоит ли вкладывать в меня силы или нет.

Тогда это меня возмущало, сегодня я вижу, как все было им четко выверено.

Высший всегда рождает низшего. Низший не может родить сам себя. РАБАШ проверял, – хочу ли я измениться. Буду ли пробуждать его, как плачущий младенец. Пускай, не понимая пока, что мне нужно. Просто, потому что мне плохо. Он хотел от меня неосознанной молитвы. Он хотел, чтобы я обязал его заняться мною.

Так оно и было. Я еще не был "знаком" с РАБАШем, но то, что он меня "оттолкнул", вызвало во мне огромное желание пробиться к нему.

РАБАШ все видел, чувствовал и молчал.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.10

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.9

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.8

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.10

РАБАШ хочет говорить с тобой

Я начал учиться зимой, а месяца через два-три, ближе к Песаху, Гилель сказал мне: "Михаэль, РАБАШ хочет поговорить с тобой наедине".

Я не слишком воодушевился, меня вполне устраивало обучение у Гилеля, оно было по мне. Но Гилель так странно посмотрел на меня, что я понял – надо идти к РАБАШу.

РАБАШ позвал меня в свой кабинет, посадил напротив, раскрыл книгу и начал учить со мной "Предисловие к Книге Зоар"[1].

2019-03-07_kniga-vsegda-so-mnoy-rabash

Я и раньше пытался читать это предисловие, но мне было сложно через него пробиться. Бааль Сулам начинает статью с того, что задает целую череду вопросов: "Что является нашей сутью?" "Какова наша роль в длинной цепочке действительности, где мы – ее малые звенья?"… 

РАБАШ читал эти вопросы и на ходу объяснял. "Как может быть, что из Вечного, не имеющего начала и конца, происходят творения ничтожные, временные и ущербные?" – читал он.

Он отвечает, я слушаю внимательно, и ловлю себя на мысли, что не очень-то понимаю, о чем он говорит.

А РАБАШ продолжает читать дальше.

Со второго или третьего пункта этого предисловия я перестал понимать его абсолютно. Я не воспринимал слова. Я не мог соединить их вместе, связать в разуме, а тем более в сердце. Хватался за мысль и тут же терял ее.

Нет, это не были тайны Торы или нечто отвлеченное. Но я чувствовал себя полным идиотом. Ведь я привык воспринимать материал, облачаться в него, выяснять, чертить, писать. А тут мне, с моим образованием, даже не за что зацепиться.

Примерно через час РАБАШ сказал: "Хорошо, на сегодня достаточно. Продолжим в следующий раз". Я вышел от него со смешанным чувством раздражения на него, на себя, но с решением, что уж в следующий раз я во всем разберусь.

Следующий раз наступил через несколько дней.

Гилель снова сказал мне: "Если хочешь, сегодня после нашего урока ты можешь зайти к Ребе[2]".

И снова у меня был с ним урок, и вновь я ничего не понял.

После этого Гилель больше не предлагал мне идти к РАБАШу.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

[1] Одна из вступительных статей Бааль Сулама, с которых начинают изучать каббалу.

[2] Ребе – уважительное обращение к раввину принятое у ашкеназских евреев. Соответствует слову АДМОР. Так называется духовный вождь у хасидов. Аббревиатура слов адонену морену ве-раббену: господин, учитель и наставник наш.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.9

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.8

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.7

Претензии к учителю

каббалист Михаэль ЛайтманРеплика: Бывает так, что на каком-то этапе любимый учитель вдруг начинает казаться не очень любимым. Более того, кажется, что он тобой манипулирует – каждый раз говорит то, что мне хочется критиковать.

Ответ: Это естественно. Тот ученик, у которого не возникает претензий и критических замечаний к учителю, не продвигается.

Движение вперед основано на двух ногах, левой и правой, когда с одной стороны идет критика, а с другой стороны ее силовое оправдание.

Поэтому, если в вас возникает критическое отношение к учителю, значит, сейчас вы должны добавить с другой стороны, вопреки своему мнению, мнению других, вопреки тому, что у вас возникает отторжение и даже ненависть к учителю, – вы должны подняться над этим в "вере выше знания" к состоянию, в котором продолжаете держаться за него.

Это большая работа со стороны ученика. И если вы уже в этом находитесь, я вас поздравляю. 

Эта работа не закончится не только до вашего включения в духовный мир, до первого духовного постижения, а даже на более высоких ступенях.

В той мере, в которой вы будете вдруг испытывать отторжение от своих товарищей по группе, понимая, что в вас возникает совершенно иррациональная ненависть к ним, такая же иррациональная ненависть, а не просто критическое отношение, будет возникать и к учителю, и вы должны будете преодолевать это верой выше знания.

Из урока на русском языке, 02.12.2018

Предыдущие сообщения на эту тему:

Как преодолеть отторжение?

Подчинение или критика?

Любовь и ненависть

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.9

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Гилель разжигает

Назавтра я уже пришел с магнитофоном. Мы начали учиться.

Примерно через два месяца, когда прошли первые восторги, и я сумел уже понять, что происходит, я сделал свой главный вывод. Я нахожусь на правильном пути, с правильным учителем.

Я уже не боялся задавать вопросы, причем вопросы задавал точно по делу. Спрашивал о поведении высшей силы с нами, о замысле творения и о его реализации в нас. Гилель справлялся со всеми вопросами. И тогда я их обострял.

Я вовсе не собирался запутывать его и мешать течению урока, но каждый раз хотел все больше выяснить. Я чувствовал такую жажду к этой науке, как ни к чему другому в жизни.

А он разжигал ее больше и больше. Отвечал, не задумываясь, словно зная, какой вопрос я задам. Давал конкретные, простые объяснения, как в механике: есть свет, есть сосуд, они взаимодействуют друг с другом. И вдруг оказалось, что так можно объяснить абсолютно все.

Мы начали изучать "Учение десяти сфирот". Он раскрывал нам систему миров, он вел нас от силы к силе, он был богат точным, прекрасным знанием и умел хорошо его передать.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.8

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.7

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.6

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.8

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Нашел и не отпущу

Я не заметил, как закончился урок. Гилель вдруг закрыл книгу. А во мне все требовало продолжения урока: как же можно сейчас уходить куда-то, как можно начинать заниматься земными делами, – нет, это невозможно!

Но Гилель сказал:

– Я думаю, что мы будем встречаться раз в неделю.

"Раз в неделю?!" – я услышал свой внутренний крик и тут же ответил:

– Мы свободны завтра. Мы очень хотим завтра. Мы просим – завтра!

И он согласился.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.7

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.6

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.5

Идти за тем, кто видит путь

каббалист Михаэль ЛайтманИ говорит об этом Рамбам, приводя жизненный пример: "Если колонна из тысячи слепых людей идет по дороге, и есть во главе колонны хотя бы один зрячий, все они уверены в том, что идут по прямой дороге и не упадут, ведомые тем, кто видит путь.

Но если не будет во главе колонны одного зрячего поводыря, несомненно, собьются с пути и затеряются". (Бааль Сулам, "Предисловие к книге Зоар", п.57)

Вопрос: Может ли быть так, что человек уже нашел "зрячего" учителя, начал идти по прямой дороге в духовный мир и упал в пути? Как этого избежать?

Ответ: Это говорит об отсутствии его связи с учителем. Ученик должен постоянно оживлять эту связь. И если она не возобновляется, то учитель продолжает двигаться, а ученик по касательной постепенно уходит в сторону, пока связь полностью не обрывается.

Очень интересно наблюдать, как ученик все меньше слышит, реже посещает занятия и так исчезает. 

Самое главное, что учитель не может говорить об этом ученику. Ученик должен сам себя проверять и понимать, как взаимодействовать с учителем.

Но, с другой стороны, ему должно быть ясно, что в тот момент, когда он не хватается за учителя как ребенок за большого, то неизвестно, где он находится. Ведь у него есть миллиард всевозможных причин, как у маленького ребенка, потерявшегося в толпе, который не знает, за кого схватиться и куда идти. Вот такое ощущение близости или оторванности от учителя необходимо обрести.

Из урока на русском языке, 02.12.2018

Предыдущие сообщения на эту тему:

Привязанность к учителю

Учитель-путеводитель

Учитель - это проводник в пути

Страница 4 из 44« Первая...23456...Последняя »