Записи в разделе 'Учитель и ученик'
Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.83

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Ошибка

Мы видели его таким, хотели быть, как он, – вся наша группа.

Поэтому торопились и совершали ошибки.

Я вспоминаю, как несколько человек подбили группу начать создание коммуны.

Я сопротивлялся, считал это искусственным, преждевременным, понимал, что намерения благие, но был против.

Мне сказали: для чего же мы занимаемся каббалой, для чего изучаем статьи РАБАШа о любви к ближнему, для чего называемся товарищами, братьями?!.

Короче, решили начать с самого простого, так думали, – сложить все зарплаты в одну кассу и деньги разделить поровну.

Назавтра, после заседания товарищей, мы гуляли с РАБАШем, и я рассказал ему об этом, не мог сдержаться.

Я не ожидал такой реакции. 

Он остановился посреди улицы, покраснел, переспросил:

– Что?!

Я повторил, заикаясь, я давно его таким не видел.

– Чтобы проявить любовь товарищей, – начал я.

– Кто вам дал право это делать?! – закричал он.

И только сейчас я понял, что произошло что-то ужасное. Пролепетал:

– Так что же делать? Все решили…

– Кто решил?!

– Все.

Он резко повернулся, зашагал прочь, вдруг остановился и бросил мне:

– Я в это не вмешиваюсь, расхлебывайте сами!

Я тут же вернулся обратно к ребятам, тут же рассказал им о реакции РАБАШа. И мы все остановили.

Я потом думал, насколько же мы были слепы, как могли принять такое решение, хотя прекрасно знали, к чему приводят все эти революции. А особенно я. Я ведь все это прошел, испытал на своей шкуре, видел, что это значит, когда эгоисты решают жить в братской любви и в результате заливают кровью все вокруг. Потому что не осознали коварство эгоизма, не провели долгую и тщательную подготовку, не воспитали новое поколение… И провалили все.

И мы бы провалили. РАБАШ предвидел этот провал группы, в создание которой он вложил столько сил. Предвидел ненависть, которая обязательно разорвала бы нас. Он видел, что мы еще не готовы подняться над ней к любви.

Мы испугались. Все остановили. И слава Богу.

Так получилось, что зачинщики, те, кто продавливали нам это решение, через несколько недель вышли из группы сами. Их просто вытолкнуло сверху…

…Заканчивалась бурная неделя, и мы снова ехали в Тверию.

По дороге практически всегда заезжали в Мерон [1] на могилу РАШБИ.

 

[1] Гора Мерон (ивр. ‏הר מירון) – самая высокая гора в Галилее рядом с городом Цфат.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.82

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.81

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.80

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.82

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Когда приходит "ночь"

Сегодня, когда приходит "ночь" [1], я всегда вспоминаю, что РАБАШ был скалой. Скалой! И вызывая в себе ощущения принадлежности к этой скале, я получаю силы. Это он мне их дает! А если не силы, то, по крайней мере, терпение. И без этого я бы, конечно, не смог продолжать.

Я видел человека, который обменял всю свою жизнь на духовное постижение, который каждое мгновение жертвовал собой.

Не было такого, чтобы приходила какая-то проблема, внешняя, внутренняя, и он над ней сначала долго раздумывал, а потом как-то реагировал. У него была мгновенная внутренняя реакция при внешнем абсолютном спокойствии. Раз – и всё! И идет вперед. И никаких сомнений.

Он показывал мне, что такое настоящая работа. Быть колесиком, не раздумывая! Настолько исправить себя, чтобы двигаться в то же время, в том же направлении, так же, как вся система.

Это называется "раб Творца" [2]. Да, должен быть анализ, решение, принятие решения, но всё это происходит на таких частотах, в таком темпе, что начало и конец практически сливаются.

Таким был РАБАШ.

 

[1] «Ночь» означает, что вдруг пропадает желание, приходит безразличие, теряется вкус. Нам становится трудно слушать о работе человека над своим исправлением, надоедает вновь и вновь говорить о любви к товарищам и соединении. (Из Блога Михаэля Лайтмана)

[2] Рабом называется тот, кто осуществляет замысел своего господина, не вникая в этот замысел, не постигая его и даже не желая его постичь. «Верный раб» означает, что он на сто процентов рад тому, что получает команду и может выполнить ее в точном соответствии с желанием Хозяина – в чистом, полном, совершенном виде, без всякого изъяна, без какого бы то ни было вмешательства своего разума, стать органом, выполняющим команды, связанным с мозгом Хозяина. Я желаю настолько исправить себя, чтобы стать колесиком, двигающимся в унисон с высшей системой без каких-либо раздумий! Это называется «раб Творца», т.е. полное исправление человека. При этом я всецело постигаю Его – систему и управляющую ею силу.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.81

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.80

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.79

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.81

Отмена перед Учителем

Это главное. Мне объяснялось это в течение всей моей жизни рядом с РАБАШем. Для того чтобы получать от учителя, надо отменить себя перед ним. Это необходимое условие.

Как-то, помню, я подвозил Моше Ашлага, брата РАБАШа, домой, мы разговаривали, я только пришел тогда, и вдруг Моше произнес фразу, которая навсегда запала в меня. Он сказал: "Ничего тебе не поможет. Ты должен прилепиться к Ребе".

Вот это слово "прилепиться" и не давало мне покоя. Я мечтал о верхе соединения между мной и РАБАШем, стремился к этому всю жизнь. Не раз говорил об этом с ним, особенно в Тверии. О соединение "из уст в уста". И слышал один и тот же ответ, – полная отмена перед высшим, общий экран, когда взрослый опускается до уровня ребенка и оставляет в тебе отпечаток духовного.

2019-05-20_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman

Ты должен обнулиться, "войти" в учителя, полностью поступить в его распоряжение, и он сделает из тебя твое следующее состояние. Как ребенка прикладывают к груди, так же и ты должен аннулировать себя, открыть рот и получать от Учителя. 

Вот что я понял, испытал на себе, прочувствовал явно.

Я помню, как поначалу искал возможность стать незаметным рядом с РАБАШем, мечтал войти к нему в "пещеру" и сидеть рядом с ним. А потом стало труднее, поскольку эгоизм постоянно рос. И отменяться становилось все труднее, потому что Учитель желал уже дать больше.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.80

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.79

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.78

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.80

Мои падения

Как они приходили? Неожиданно. Вдруг нарушалось бесспорное величие РАБАШа. Это было, как падение с огромной высоты.

Мне казалось, что я подготовлен к ним, "прикрыт" РАБАШем.

2019-05-17_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman

Но вот приходит падение, и ничего не действует. Я падаю в минус бесконечность.

Одно из них я никогда не забуду. Я тогда очень сильно обиделся на РАБАШа. Сидел дома и не мог прийти к нему.

Только потом рассказали мне, как РАБАШ, удивленный, стоял посреди нашего учебного зала, расставив руки, и повторял: "Так оставляют товарища?!"

Это обо мне он говорил, как о товарище, обо мне! Что это я его оставил! 

Я потом обомлел, услышав это, думал, почему же мне не передали сразу, я бы все бросил и вернулся к нему!.. Но тут же понимаю, что, если бы даже и передали, я не смог бы подняться над своей обидой, не смог бы прийти.

Вот так и лежал дома. Неделю не выходил. Физически здоровый, сильный мужик, я чувствовал себя "тряпкой". Не мог пересилить себя, не мог.

И вдруг звонит РАБАШ:

– Что с тобой, Михаэль?

– Я не могу встать.

– Сейчас же вставай и приходи!

– Я не могу!

– Приходи!

– Я не могу выйти из дома. – Я вдруг плачу. Я не помню, когда плакал в последний раз, а сейчас не могу сдержать слез! – Ребе, я не могу пошевелиться! – говорю я.

И тогда раздается его спокойный голос:

– Михаэль, ты слышишь меня?

– Да.

– Я жду тебя вечером. Мы сядем, сделаем трапезу. Я понимаю тебя.

Вечером ко мне пришли ребята, он послал их, они забрали меня на трапезу. РАБАШ налил мне стакан виски, и сказал:

– Вот, сейчас ты такая же "тряпка" [1], как и я. Это хорошо. Пей.

Я выпил. Была наша обычная тихая трапеза, с внутренней молитвой, и уже там я почувствовал, – сработало! Я – другой!

Назавтра на утреннем уроке, как всегда, сидел рядом с РАБАШем, и он ни словом, ни действием не напоминал мне о происшедшем.

 

[1] В понятии «тряпка» есть много составляющих: я сам ни на что не способен, я завишу от Творца, я рад тому, что обнаружил это. Тем самым у меня есть и начало, и конец действий, и в каждое действие я должен вкладывать силы, чтобы добраться до понятия «тряпка», – а затем прилепиться к Творцу и обязать Его сделать что-то.

Итак, состояние «тряпки» наступает после всех усилий, согласно принципу «трудился – и нашел». Это последний этап, важная ступень, на которой я понимаю: больше у меня ничего нет, я «выжат» до конца, бессилен, лишен энергии, движущих сил – и обязан получить их от света.

Я не могу осуществить на себе исправление, не могу сам набраться нужных деталей восприятия – зато могу перенять у группы желание, требующееся для усилий. Я навеки остался бы на «животном» уровне, если бы Творец не предоставил мне возможность подъема вплоть до той возвышенной ступени, о которой пишет Бааль Сулам. (Из блога Михаэля Лайтмана.)

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.79

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.78

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.77

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.79

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Мои роды

А чем я мог ему соответствовать? Знал, как РАБАШ жаждет, чтобы каббала открылась всем, поэтому давно уже задумал книгу. Спросил его:

– Вкладываться в это или нет?

– Обязательно. Ты обязан ее написать, – он сказал, – а я тебе во всем помогу. И после этого уже часто спрашивал: – Ну, как книга?

А она рождалась во мне как-то естественно, я был словно беременным ею. Ведь я практически все записывал за РАБАШем, был полон чертежей, которые он мне регулярно подправлял. Я уже мог в кратком виде записать и зарисовать всю систему миров.

Сегодня меня обвиняют в том, что я открываю каббалу всем, преподаю всем, не важны мне ни национальность, ни возраст, ничто. Говорят, мол, РАБАШ бы этого не допустил. Какая глупость!

Да, он родился в ортодоксальной семье, да, всю жизнь прожил среди религиозного окружения, но мыслил он, как и его отец Бааль Сулам, – масштабами мира. Знал, что именно такое время наступает, когда всем откроется каббала, готовил меня к этому, поэтому и поддержал полностью написание книг на русском языке. Он же прекрасно понимал, что будут они распространяться в России не только евреям, и это его нисколько не волновало. 

Когда книга во мне окончательно созрела, я сел и буквально за два месяца написал ее. Разделил на три небольшие книжки. Выпалил все, что у меня наболело внутри, понимая, что, если не напишу, лопну от напряжения.

Вот так я ее и родил, иначе не скажешь.

И потом, когда книги уже были написаны и отпечатаны, я принес их РАБАШу и радовался, видя, как он их просматривает, как проверяет рисунки, он сидел с сигаретой в зубах, склонив голову набок, и листал книгу, листал.

2019-05-16_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman

Потом спросил:

– Сколько экземпляров будешь печатать? Какую цену поставишь?

– Я бы ее раздавал просто так, – сказал я.

– Нет. Ее надо продавать и продавать не задешево. Ставь среднюю цену, – ответил РАБАШ.

Я так и сделал.

Пока писал, пока занимался книгой, чувствовал себя на подъеме. Как только она вышла из меня, почувствовал, словно воздух вышел. И хоть ты и понимаешь, что падения – это необходимое состояние на нашем пути. И даже готов к ним. Но ничего не помогает.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.78

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.77

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.76

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.78

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Мое открытие

Прошло уже немало лет и с того незабываемого Суккота, и с нашей Тверии, и сегодня я очень ясно понимаю, что каждый вопрос, мной заданный, не из меня исходил, а из него, каждая прочитанная им строчка, не для меня была прочитана, каждое его объяснение, не мне это предназначалось.

Особенно в Тверии это происходило, – такое "переливание крови". Когда он передал мне силы, чтобы я не поддался ничьему влиянию, чтобы остался с ним до конца. И после его ухода был с ним вместе.

Он отшлифовывал на мне свою методику, необходимую, как воздух, "последнему поколению" [1]. Оно уже пришло. Оно еще не поняло, что оно "последнее", но РАБАШ-то это знал, и он торопился. Он завершал всю эту цепочку – от Авраама, через все поколения великих каббалистов, до наших дней.

Я чувствовал это. И очень хотел хоть чем-то ему соответствовать.

 

[1] Последнее поколение (дор ахарон) – поколение в котором начнется процесс исправления природного человеческого эгоизма.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.77

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.76

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.75

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.77

Мы могли прорваться…

Но однажды и группа получила возможность атаковать. Это было в Суккот [1].

Мы, вся группа, выложились, готовясь к празднику. Построили Сукку по особо строгим правилам РАБАШа. Он проверил все досконально, прощупал каждый стык и остался доволен. Она была вся сделана из дерева, без единого железного гвоздя, с особо плотной крышей [2], которая парила над стенами сукки и почти не пропускала свет.

Мы еле держались на ногах от усталости, но была атмосфера праздника, подъема, какого не было прежде.

2019-05-15_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman

В этот праздник РАБАШ давал особые объяснения на уроке, возможно потому, что мы могли больше воспринять. Он был как никогда эмоционален, не скупился на объяснения, он подводил нас к атаке. 

– Мы выходим сейчас из дома, – говорил он. – Мы закрываем за собой дверь в эгоизм. Мы не вернемся больше туда".

Мы слушали его, затаив дыхание, мы шли за ним…

– Это – первое исправление, сокращение на свой эгоизм, без этого нет продвижения. Мы переходим в сукку, мы готовы все время жить во временном жилище, в постоянных изменениях, в заботе об экране. Вот он, над нами, наш общий экран, мы все время под ним! И тогда это настоящий праздник! Подняться над своими желаниями, уподобиться отдаче, Творцу, жить, словно паря в воздухе…

Мы были возбуждены, мы жили в предощущении, что вот-вот что-то произойдет… Что-то такое, к чему мы шли всю жизнь…

Но проходили дни… мы понимали, что-то не срабатывает…

На пятый день Суккота, я даже помню, что это было где-то около 11 утра, мы шли вдоль берега моря, я не выдержал, остановился и спросил РАБАШа:

– Чего нам не хватает?! Чего?! Ведь все так хотят, все в таком напряжении, мы всю неделю вместе, мы не выходим из сукки, и Вы даете такие уроки! Чего же нам не хватает для прорыва?!

2019-05-15_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash

И он почувствовал, что это не только мой вопрос, а всех нас, и ответил:

– Не хватает атаки! Атаки! Мы выйдем, если соединимся.

И пошел вперед.

А вечером дал незабываемый урок. О том, что, только соединившись, народ вышел из Египта. Только соединившись, смог вскричать к Творцу. Только соединившись, пересек Конечное море, бросился в неведомое. И только соединившись, смог стать народом у горы Синай, приняв условие Творца, – либо вы соединяетесь, либо это станет местом вашего погребения.

– Примете эти условия, – сказал он, – сможете родиться в новом мире.

…Мы не сумели тогда принять эти условия, не сумели. И это оставило во мне незаживающую запись на сердце.

 

[1] Суккот – праздник, который символизирует один из этапов на пути к духовному исправлению. состоянию. Подготовка к празднику Суккот начинается со строительства сукки – особого шалаша, главным элементом которого является кровля. Кровля олицетворяет «масах», экран – особую силу, которую получает человек для преодоления своих врожденных эгоистических качеств.

[2] Построить сукку и накрыть ее кровлей – это не только внешне построить ее, но и внутренне. Это значит, поднять духовные ценности над эгоистическими и сделать их самыми важными в жизни. Постройка сукки – дело, непосильное для одиночки. Нужна помощь товарищей, окружения. Поэтому человек на пути к духовному обязан построить такое окружение.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.76

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.75

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.74

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.76

Атаки на мир

В Тверии мы учились по 8-10 часов.

Это были 8-10 часов молитвы. Мы изучали 16-ю часть из "Учения Десяти Сфирот", "Врата намерений", письма Бааль Сулама и, конечно, статьи из "Шамати".

Это то, что практически не изучалось со всеми на уроках. Только в последние годы РАБАШ решил пройти это в группе. Кроме того, мы читали "Тайный свиток", который каббалисты писали очень скрыто, только для себя или же для тех, кто понимал. Об этом я пока не могу рассказать.

РАБАШ брал эти тексты и объяснял их мне. Он выбирал именно те части, которые близки к душе, самые близкие к нам корни. Он их чувствовал. Ему было важно, чтобы я услышал, и не только услышал. Он промывал меня этими текстами.

Отрезанные от всего мира, без телефонов, посторонних разговоров, мы сидели друг напротив друга, и я пытался не упустить ни слова.

Он говорил, по привычке раскачивая головой, закрыв глаза… и вдруг замирал, долго молчал. Что он слышал? О чем думал? Иногда мне казалось, что он разговаривает с Бааль Суламом, слышит его. Наверное, так оно и было.

2019-05-14_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman 

Вечером мы выходили с ним гулять. Шли, не торопясь, обычно он держал меня под руку, так шли. Мимо витрин, кафе, ресторанчиков, спускались к озеру, иногда говорили, иногда шли молча, он думал, я курил, всегда чувствовал себя так, словно боюсь помешать ему.

Возвращались, я стелил постель, ставил ему воду на столик, укладывал его. Он обязательно перед сном должен был прочитать что-то из "Шамати", он читал, выключал свет и тут же засыпал.

Чтобы утром начать новую атаку.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.75

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.74

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.73

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.75

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Хозяин над телом

Он так жил. С младенчества был воспитан относиться к своему телу, как к постороннему. Поэтому и указывал на него, и говорил: "Пусть страдает!" Оно! Говоря о теле, говорил об эгоизме всегда. Наслаждался от того, что топтал это свое эго.

Это не было каким-то видом мазохизма, потому что вместе с этим он был слит со свойством отдачи. Тело было для него, как придаток к душе, отделенный от нее напрочь. Он был хозяином тела и души, управляя обоими – эгоизмом тела и высшей целью души, как двумя линиями. Он строил третью линию на их соединении. И в этом видел самого себя.

Так должен жить человек, постигающий высшую реальность. Человек, который находится в постоянной атаке. Он был таким. Он атаковал все время. И это все происходило на моих глазах в Тверии.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.74

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.73

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.72

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.74

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Пусть страдает

Несколько раз в году у меня были проблемы с кожей. Причем такие, что иногда я не мог встать с постели. Мой друг Ярон, столяр, соорудил мне специальный обруч, который водружался надо мной, и на него клали одеяло так, чтобы не касалось тела.

Я лежал, ужасно мучился, тело переставало дышать, кожа сходила с меня лентами, я просто брал ее и снимал. Весь был покрыт нарывами, лимфа сочилась из всех пор, короче, менял всю кожу…

И вот в один из таких периодов мы гуляли с РАБАШем по парку. Я сумел встать с кровати, страдал, конечно, от одежды, которая меня касалась. Но встал, потому что не мог не пойти.

Это было зимой, на мое счастье дул холодный ветер, зимний, пронзительный, я шел нараспашку, расстегнутый, подставляя всего себя ветру. И мне хотелось, чтобы он был еще холоднее, еще больше обжигал… Шел с закрытыми глазами, иногда открывал их, проверяя, где РАБАШ… И вдруг вижу, он остановился и на меня смотрит.

И я спрашиваю его, через боль огромную – я еле-еле мог открыть рот, словно обмазанный смолой, я спрашиваю РАБАШа: "Ну, что же будет, Ребе?! Что будет?!"

И тогда он делает ко мне шаг, хватает меня за руку, и с такой огромной болью говорит: "Пусть страдает! Пусть!" Это он о теле говорит. И тыкает в себя пальцем, словно щиплет себя до боли. И глаза у него при этом горят даже какой-то радостью: "Михаэль, ты не представляешь, сколько ты выигрываешь!.."

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.73

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.72

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.71

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.73

Вечность в Тверии

Итак, в Тверии мы переместились в старенький одноэтажный домик Дрори.

2019-05-12_kniga-vsegda-so-mnoy_dom-v-tverii

Подходы к нему заросли травой, мы пробирались по тропинке к входу. Здесь были две комнаты. В одной спал РАБАШ, в другой – я.

Все было просто, ничего лишнего, но я бы не променял самые дорогие апартаменты на эти две маленькие комнатки и вечность, которую ощущал там.

Мы приезжали, раскладывались, и я готовил еду. Ели и тут же ехали в горячие источники "Хамей Тверия" [1]. РАБАШ заходил в огромную ванну на полчаса, становился под горячую воду, он любил тепло, прогревался минут сорок. Я не выдерживал и 20-ти минут. Потом он ложился на топчан. Я заворачивал его хорошенько со всех сторон простыней и одеялом… 

Он любил потеть так, чтобы из него "все выходило". И много пил. Пил и потел, пил и потел. Он от природы чувствовал, что хорошо для него, а что нет. Это не было насилием, это было очень естественно, словно шел его разговор с природой, и то, что поддерживало гармонию, то и принималось.

Например, вот таким было очищение тела, когда вся грязь выходила через поры. И, если для нас естественным было использование мыла, то он никогда им не пользовался, – действовал по природе, омывался только водой.

Я не буду описывать все, что происходило дальше, как ехали домой, что ели, все помню досконально, но важно одно, все он делал с одной целью, – все силы вложить в учебу.

И отдых этот в "Хамей Тверия", и сон, и еда – он ведь никогда не переедал! Все было для того, чтобы каждая минута из 8-10 часов учебы не пропала, не была пропущена.

В сущности, к телу он относился очень жестко. Я все время приглядывался к нему. У меня с телом были иные расчеты…

 

[1] Термальные источники (купальни) «Хамей Тверия» находятся на берегу озера Кинерет около города Тверия.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.72

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.71

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.70

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.72

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Сказанное остается

Иногда я жалею, что не удалось записать наши беседы в Тверии, – это было что-то неповторимое. Но в то же время, я убедился, насколько сказанное им для записи отличается от сказанного без записи. Как он ограничивал себя в первом случае, и как был свободен во втором.

Таким же был и Бааль Сулам, он не разрешал записывать за собой. РАБАШ должен был выходить, вспоминать все сказанное отцом на уроке, чтобы потом из этого родились великие записи "Шамати" – "Услышанное". Запись была совершенная и точная, потому что отмена РАБАШа перед отцом была тотальная, а значит, все было записано слово в слово.

С одной стороны, РАБАШ записывал за отцом, а с другой стороны знал, что сказанное однажды никуда не исчезает. Что вся духовная информация остается. Не раз он говорил что-то такое необычное, очень высокое, "не из этого мира", не поясняя сказанное.

Как-то к нам в Тверию приехал ученик РАБАШа, мой товарищ Арон Бризель, и РАБАШ несколько минут говорил слова, которые мы не могли связать вместе. Бризель даже подпрыгнул от того, что ничего не понял. Он тут же переспросил: "Что вы сказали, ребе?" А тот ответил: "Это не для тебя, это для того, чтобы осталось в мире".

Он понимал, что вся высшая информация не исчезает, а ждет того часа, когда придут те, для кого она была произнесена. И она раскроет их сердца. И мы "услышим" РАБАША и всех великих каббалистов, которые собрали для нас сокровищницу мыслей и постижений, и нам для этого не потребуется никаких технических средств, а только желание услышать.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.71

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Гостиница на двоих

В Тверии мы пару раз селились в обветшалой гостинице ученика Ребе Ицхака Келлера. Мы там были единственными постояльцами.

По пустынным коридорам гулял ветер, пахло пряностями и пылью. И в ночные часы в тишине звучал грудной голос Ребе, он разносился по гулкому коридору и выходил в открытые окна, в ночь.

Я сидел перед Ребе, словно младенец рядом с отцом. И мне незачем было притворяться, он знал обо мне все, – что движет мной, какие мысли, порывы, желания.

Иногда я вынуждал его немного рассказать обо мне, и он раскрывал мне такие свойства моего характера, в которых я не мог бы признаться даже самому себе – кто я на самом деле. Да я бы и не распознал в себе эти свойства, не пришел бы к такому выводу, как он.

Несколько недель мы приезжали в эту гостиницу, а потом Дрори предложил, чтобы мы жили у него. Именно в том домике, который вошел в мое сердце навечно. Где совершались чудеса, где поднимались молитвы, которые переворачивали мир. Здесь я видел настоящего РАБАШа, наполненного одной мечтой о Творце, преданного одной великой цели – раскрыть Его миру.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.70

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.69

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.68

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.70

Трепет

Я очень волновался перед дорогой, боялся что-либо упустить, словно мы едем на необитаемый остров и надо все предусмотреть. Взял постельное белье, книги, кофе, набрал всякой еды, знал, что он любит селедку простую, черный хлеб, определенный сыр… Оля пожарила курицу, сделала котлеты, нарезала овощи.

Когда мы, наконец, сели в машину, помню, спросил РАБАШа, почему я испытываю такое волнение перед поездкой.

2019-05-09_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman

Он ответил, что это хорошо, что недаром первая заповедь – трепет. Что такой же трепет он испытывал перед своим отцом, что это под стать духовному трепету, – ведь не за себя волнуюсь, а за то, смогу ли я действительно приподняться над собой, аннулировать себя, увидеть, как я могу помочь своему Учителю…

"Ведь так? – спросил он меня и тут же сам ответил, – это не важно, что в нашем мире все не так. Нам надо пытаться все время жить для других. Это хороший трепет. Он вызывает свет".

Я порывался все время достать блокнот или магнитофон, который всегда был при мне, но РАБАШ в этих наших поездках был строг. Никаких записей, никаких магнитофонов!

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.69

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.68

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.67

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.69

Вместе!

Прошло несколько месяцев, я уже не помню, при каких обстоятельствах, но заговорили мы с РАБАШем о Тверии.

И он вдруг говорит мне: "Давай вместе ездить".

Я растерялся, занервничал – я не мог и желать большего. Помню, не спал ночь перед поездкой, все думал, как это будет, что сделать, чтобы не разочаровать Ребе, что приготовить…

2019-05-08_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman

Ну, готовку взяла на себя моя жена. Она привязалась к РАБАШу сразу же, как только увидела его. Её отец был репрессирован при Сталине. И вот появился РАБАШ, и она все тепло своего сердца, неистраченное на отца, передала ему.

Больше всего это выражалось в готовке пищи. РАБАШ не раз говорил, что приготовленную Олей еду предпочитает любой другой. Потому что она сердце туда вкладывает. Особенно ему нравился суп, который Оля делала по его рецепту. В суп закладывалось несколько кусков говядины, ножка куриная, картошка, вермишель. Суп должен был быть такой густой, чтобы ложка в нем стояла. 

Я приносил его РАБАШу еще горячим, мы ведь жили поблизости, он пробовал, закрывал глаза, выдерживал паузу, и вдруг, причмокивал, и говорил: "Эх, хорошо!" Потом садился и писал Оле записку. Вообще записок у Оли сохранилось немало, в них он благодарил ее. И о каждом блюде в отдельности делал запись. "Здесь добавь соли, – писал, – а здесь поперчи, а это блюдо совершенно".

У РАБАШа была потрясающая черта, он никого не обделял вниманием, он замечал каждого, а особенно чувствовал тех, от кого исходило тепло. Они были для него, как ангелы, которые приносят радость. Вот такой стала для него моя жена Оля.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.68

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.67

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.66

Страница 1 из 4612345...Последняя »