Записи в разделе 'Статьи в СМИ'
Если забуду тебя, Иерусалим

каббалист Михаэль ЛайтманНеважно, живешь ли ты в этом городе. Важно, живет ли он в тебе.

С тех пор как мы освободили Иерусалим, он, вместе со всей страной, не знает покоя. Впрочем, так было всегда, на протяжении всех тысячелетий его истории. Почему? На этот вопрос у нас нет убедительного ответа. Можно объяснять постфактум отдельные детали, но общая картина как была, так и остается для нас непостижимой.

Взгляните: сегодня история повторяется. В который уж раз мы вернулись в Иерусалим, намереваясь никогда больше не уходить отсюда, – но город остается раздробленным, как и весь народ. Он больше не разделен рядами колючей проволоки, но разделен непримиримостью. Наши враги по-прежнему орудуют в нем, живут в нем, претендуют на него. Да и евреи по-разному относятся к своей столице.

Мы не объединили Иерусалим, потому что не объединили себя самих. Он должен был стать символом нашего сплочения, а стал символом раскола среди нас, а также раскола между нами и миром. В такой ситуации его очередное падение – вопрос времени.

Мы упускаем что-то очень важное. Даже не упускаем – скорее отказываемся признать, отворачиваемся от неудобной правды.

Что такое для нас Иерусалим? Стена плача и то, что вокруг нее? Место, куда сходились когда-то наши предки на три паломнических праздника? Средоточие традиций? Этого мало. Если так, Иерусалим превращается в источник порчи и разобщения, начавшегося еще в древние времена и до сих пор не исправленного. 

Если же Иерусалим – это идея, то какая? Религиозная? Светская? Левая? Правая? Прогрессивная? Ортодоксальная?

Мы запутаны. И потому День Иерусалима для нас нынешних – по сути, печальная дата.

В первые годы после репатриации я приезжал сюда со слезами на глазах. Поднимаясь через Иудейские горы к святыне, вспоминал дедушку, который мечтал о таком. Это было волнующее чувство связи поколений и эстафеты, передаваемой через время.

Однако настала пора задуматься: что же мы передаем? И что должны передавать?

Чувствует ли еврейский народ, что ему досталось нечто уникальное, нечто такое, что нужно хранить и взращивать всем вместе? Причем в первую очередь – в себе, а потом уже в географической точке на карте. Готовы ли мы сплотиться вокруг того, что не принадлежит ни одному течению, ни одной части народа, что оживает лишь в прямой связи сердец?

Нет, мы не приемлем подобной возможности. Каждый стоит на своем. Нет общего ощущения – лишь отдельные секторальные понятия. Нет единой "земли Израиля" – общего желания быть единым целым. Наоборот, чем больше мы твердим о единстве, тем меньше от него остается.

Город-истукан

Йерушалаим на иврите означает цельность, совершенство, мир. Иначе говоря, полную противоположность тому, что с нами происходит. Как следствие, Храмовая гора блестит золотом, а наш суверенитет над ней весьма сомнителен. Да и вообще, сомнительны наши притязания на свою землю. Согласно свежему опросу, даже среди израильских арабов, в абсолютном большинстве мирных, 75% считают, что евреи не имеют права на суверенитет в Израиле.

И проблема тут в нас. Это мы так живем, так относимся друг к другу, что враги могут резать нас на улицах и отрезать куски страны под покровительством всего мира. Это мы сами не готовы стать едиными. И потому другие не воспринимают нас как народ, который вправе стоять на своем.

Наше сердце разбито. По большому счету, мы хотим лишь, чтобы нас оставили в покое, хотя тогда мы перегрыземся друг с другом до смерти, как встарь. Свое право жить здесь мы не доказали даже самим себе. Да, когда-то это была наша земля – и что с того? Мы сами утратили ее, утратив внутреннее единство. И теперь хотим вернуть, оставаясь раздробленными? Не выйдет. Дробясь на несовместимые части, мы дробим и расшатываем свою страну, пока она не развалится. Наше прошлое – тому свидетельство.

Но хуже всего то, что мы игнорируем очевидное и слепо надеемся, что новый виток истории окажется удачнее предыдущих. Вместо того чтобы сделать выводы, сделать что-то правильно, мы тянем время до нового краха. И он наступит однажды для нас или для наших детей – ведь они тоже не знают, что такое земля Израиля, что такое Иерусалим. Они тоже погрязают в иллюзиях и разбиваются в осколках того, что было когда-то народом.

Давайте же признаем: в Иерусалиме сегодня правит не единство, а страх. Мы по-прежнему выживаем, как будто не вышли из изгнания. Мы раздроблены и не можем прийти к твердому решению, не можем вернуть эту землю правотой, а не одной лишь силой.

Мы правы только по отдельности, но не вместе. Наш Иерусалим – идол, а не святыня. В сердце его не Храм единства, а Кнессет – дом раздора. Мы испоганили его сварами, превратили его древние камни в мертвого истукана и похоронили память о том, чем он был изначально.

Мы забыли, убили Иерусалим в себе.

Столица мира

Удивительные метаморфозы происходят с памятью еврейского народа. Он всё записывает, но ничего не помнит. Собственное прошлое для него – самая большая загадка. Столько всего разобрано и перекопано, но в действительности мы оторваны от своего наследия двумя тысячелетиями спячки.

Что же такое для нас Иерусалим?

Подлинный Иерусалим – это духовный центр мира. Проще говоря, центр единства всех людей, проводник взаимопонимания, сближения, взаимной заботы, источник решения конфликтов и противоречий. Это и есть "свет для народов". И "включить" его можно только собственным примером, только начав с себя.

Вот что требуется от нас сегодня – возродить свое исконное начало, позволяющее подниматься над любыми раздорами, над любой рознью. Так мы сможем "включить свет" для всех.

Но мы поступаем наоборот – и несем тьму себе и всем. За это нас и ненавидят, пускай не сознавая истинной причины.

Чтобы Иерусалим вновь обрел цельность и совершенство, нужно наладить между нами новую, добрую связь, научиться новому отношению к себе и другим, к жизни и к миру. И хотя такая задача кажется слишком высокой, неприступной, на самом деле стоит только начать – и мы сразу увидим подвижки. Ведь мир превратился в глобальную, взаимосвязанную систему, которой необходимо сейчас именно это – интегральная взаимосвязь на основе общих человеческих ценностей. Само развитие подводит нас к такому подходу. Без него мы будем только скатываться во всех сферах своей деятельности, поскольку все они эгоистичны.

Настало время вспомнить, что настоящий Иерусалим – это единение, взаимоотдача. Не просто символ, а реальное состояние народа, заложенное в его основе древними вавилонянами, которые пошли когда-то за Авраамом. С тех пор многое изменилось, но наша суть остается всё той же, как бы старательно мы о ней ни забывали, – единое сердце единого мира, проводящее цельность, полноту, совершенство, процветание ко всем.

Как только народы ощутят в нас эту правду – не фанатичную, но твердую, непоколебимую, – они примут ее как должное, как то, чего давно ждали от нас. Примут с радостью и благодарностью.

Вот почему я не устаю повторять: корень проблемы и ее решение в нас. И если уж мы справляем День Иерусалима, то надо справлять его осознанно, а не формально. Надо понимать, чтó за этим стоит, что кроется в этом имени.

Иначе остаются пустые слова и несделанные дела – верный признак грядущего поражения.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Иерусалим – совершенный город

Иерусалим – сердце мира

Иерусалим – символ объединения

Последняя война

каббалист Михаэль ЛайтманСовременная война – нечто большее, чем противостояние текущих геополитических интересов различных стран. На великом переломе, на рубеже эпох она возвещает о том, что связь теперь сильнее разобщения.

Люди страдают и гибнут, в новостях мелькают города, лидеры, города, сводки.

Мы видим, как разрушаются цветущие страны, как различные силы пытаются вести свою игру, но за ними, сквозь них, уже просвечивает та общая сила, общая, неразрывная сеть, в которую превратилось человечество. Пока части целого бьются за власть, целое заявляет свои права и требует единства, какого мы еще не знали.

Сила как слабость

В современном мире остается все меньше возможностей силой властвовать друг над другом, подавляя сопротивление карательными методами. Еще немного и мы увидим, как обладание властью перемещается в бескровную сферу экономических, политических, идеологических отношений.

Это произойдет не потому, что мы стали лучше, а потому, что мы стали взрослее. Ребенок отнимает чужую игрушку, не задумываясь о последствиях, но со временем он учится договариваться. Правда, договариваться тоже можно с позиции силы и слабости, однако сам отказ от насильственных методов – уже большой шаг вперед. 

Но порой сделать этот шаг очень трудно. Порой кажется, что гораздо легче забрать, как в старые добрые времена…

Но в скором времени мир убедится, что в военных конфликтах больше нет победителей, что современные противоречия не решаются наскоками, физическими посягательствами. Вместо них требуется системный подход, а это означает, что каким бы "крутым" ты ни был, ты лишь часть общей системы и твои частные интересы могут обеспечиваться только с общего согласия.

Мы вплотную подошли к необходимости изучить эту интегральную науку. Отныне и далее мира невозможно достигнуть войной. Само понятие войны трансформируется: кровавые сечи на полях сражений уступают место борьбе за умы, за мировоззрение, за образ жизни. И оружием тут ничего не добьешься. Традиционный захват страны страной, народа народом уходит в прошлое. Мягкая сила побеждает жесткую.

А в дальнейшем мы увидим, что так начинает отмирать прежняя жесткая власть человека над человеком. Люди рождаются не для эгоистического принуждения, а для взаимодействия, взаимовосполнения, взаимного подъема. Еще вчера это было немыслимо – завтра станет очевидно.

Мы увидим, что мир, подлинный мир, – это правильно собранная, интегральная мозаика всех частей, их общность, их единство. Но на пути к нему стоит человеческий эгоизм, заставляющий нас пускаться во все тяжкие, навязывающий распри, разобщающий страны, народы, семьи, ввергающий нас в пучину войн. И если уж воевать, то с ним – с этим внутренним врагом, который не позволяет нам действовать сообща, как одно целое. Победа над ним станет победой для всех.

Так начинается главное сражение человечества – война за единство.

Внутренний фронт

Сегодня все в мире строится на корысти, на выгоде за счет других, на насаждении своей правоты, своей воли. Но детство заканчивается. По сути, уже закончилось. Черты общей системы проступают все явственнее, обратная связь становится все шире, все требовательнее, и наш старый локальный подход входит в противоречие с глобальной реальностью. Не может одна часть целого самочинно властвовать над другой. Это негативно отражается на всех и ведет к тотальному краху.

А потому всем и каждому придется потесниться, умерить притязания, обуздать свой эгоизм, чтобы качественно иная сила – сила единства, неподвластная никому в отдельности – примиряла и связывала нас добрыми узами. В этом суть новой эпохи – она принадлежит всем.

И потому в современной войне нет смысла искать хороших и плохих, победителей и проигравших. Надо лишь поскорее извлечь уроки из этой трагедии: она указывает на изъян человеческой природы, который настало время исправить. Чем скорее мы это поймем, тем быстрее закончится кошмар.

Тысячелетиями сила армий и успехи на поле брани ковали могущество и власть триумфаторам. В итоге мы все-таки повзрослели настолько, что уже способны перейти от грубой силы к смыслам, к сущностям, к категориям взаимоотношений в общей сети. Взгляните на новое поколение: оно все меньше покупается на статус, на потребительские посулы и все больше ценит то, что дает связь с другими. Именно это кроется за нескончаемым и неумелым пока онлайн-общением. Вектор развития изменился: что для старших игрушки, для молодых – жизнь.

Мир приступает к своей последней битве – общемировой войне с эгоизмом за добрую связь и единство. И войны, идущие сегодня в мире, будут поистине далекоидущими. Они изменят отношение людей к жизни, к действительности, друг к другу. Повинуясь этому импульсу, мы начнем перестраивать шкалу своих ценностей, так, чтобы она соответствовала единой системе, гармонично сочетающей все наши противоположности. По сути, их извечная борьба сама подводит нас к необходимости единства – такого единства, в котором хорошо будет всем.

Ведь мы ясно видим на горьком примере: воевать как раньше невозможно, бессмысленно, самоубийственно. Это не работает, мы уже другие. Разумеется, нам не переделать в одночасье собственную природу, но в нас обозначается эгоизм другого рода – перебродивший, поневоле вырастающий сам из себя. Пройдет еще какое-то время и на мир мы будем смотреть уже иначе, нащупывая в нем все более верные формы соединения.

И пускай на этом пути тоже придется воевать, но это будет совсем не так - не убивая, не добивая, не обращая в прах, без ненависти, не ради уничтожения или порабощения. По-другому: словно каждый ведет свою партию – но для того, чтобы влиться в итоге в общую партитуру. И дирижером будет наше единство, наше общее устремление к нему.

Одним словом, грядущие сражения перейдут на внутренний фронт, в разум и чувство и постепенно станут созидательными. Ведь мудрость преумножается именно благодаря разнообразию взглядов и мнений, когда все стремятся не к самоутверждению, а к истине.

Главный вопрос

Чтобы выйти на этот уровень, для начала надо начать ценить друг друга, ценить других, не таких, как я, понимая, что настоящую пользу мы почерпнем не от раздора, а от сближения над разногласиями. Истина не с кем-то одним, не в части целого, а только в позитивной связи между нами – в целом. И чтобы прийти к этой истине, каждый должен приподняться над собой.

Будем надеяться, что человечеств разглядит этот путь. Власть силы – уже пройденный этап. Настало время взаимодействия. Вместо того чтобы разрушать чужое, надо перенести наши споры на более высокий уровень - к истокам всех конфликтов. Добравшись до корня, до исконного, эгоистического антагонизма между нами, заложенного в человеческой природе, мы поймем, что эгоизм и есть наш общий враг. А когда диагноз поставлен, можно приниматься за лечение.

И потому главный вопрос теперь, главный тренд, главная задача: что нам делать с самими собой? Как водворить мир (шалóм), который станет взаимным восполнением (ашламá) всех противоположностей?

Здесь-то нам и поможет методика интегрального объединения, подготовленная каббалистами.

Да, впереди еще много трудностей, препятствий, непонимания. И все же не стоит пассивно ждать удобного момента для перехода на другие рельсы, к другой парадигме развития. Удобный момент не наступит никогда. Постоянно что-то будет мешать, отвлекать, отрицать, опровергать, откладывать новую эру.

На самом деле она уже здесь, но мы не соответствуем ее духу – и от этого все наши беды! Вот почему я постарался набросать штрихи, наметить контуры будущего, которое встает перед нами. Оно уже зародилось, уже брезжит впереди, и уродливые всполохи исчерпанной эпохи лишь оттеняют и подчеркивают его приход.

Предыдущие сообщения на эту тему:

К равновесию сил

Общая победа

За свободу надо платить

Инженерия лжи

каббалист Михаэль ЛайтманКак правило, человек даже не догадывается, что его взгляды и решения навязаны извне. Мы довольствуемся картиной мнимой свободы, пока она не начинает трещать по швам.

За прошлый год в обиход вошел новый термин – инженерия сознания (Consciousness Engineering). О ней говорят ученые, СМИ и конечно, соцсети. То, что раньше называлось "манипуляциями общественным мнением", "промывкой мозгов", "тенденциозной подачей", в наш век информации принимает всё более изощренные формы.

Ключевые слова в заголовках, построение фраз, искусный фейк, специально подобранные фотографии и иллюстрации, заказные исследования, анонимные источники – всё это и многое другое вливается в жизнь каждого человека с детских лет. Уже не просто промывка мозгов – промывка сознания и подсознания, кое-где авторитарная, кое-где скрытая под маской плюрализма.

Мы видим, как крайности и исключения входят в моду и становятся нормой за считаные годы, а то и месяцы. Мы видим, как неприемлемое принимается, а устои, наоборот, размываются. Иногда это проистекает из естественных тенденций, ускоренных чьей-то заботой, а иногда противоречит здравому смыслу и человеческому естеству.

Однако подводная часть айсберга – то, что мы не видим или отказываемся видеть, – неизмеримо больше. Ведь мы связаны в единую замкнутую систему и влияем друг на друга не только словами и делами, не только внешними факторами, но и мыслями, намерениями. Прежде всего, намерениями. 

"Ни один человек не есть остров, но каждый – часть материка, часть целого. Смерть каждого человека умаляет меня, ибо я вовлечен в человечество. А потому никогда не посылай узнать, по ком звонит колокол, – он звонит по тебе". Джон Донн

Никто не самодостаточен, не изолирован от мира, от остальных. Там, "под водой", мы все соединены. Даже в простом, социальном смысле мы целиком зависим от окружения, буквально запрограммированы им.

Зачем же игнорировать очевидное? Понятно, когда маленькие дети в своих играх действуют без оглядки, но почему мы, взрослые, занимаемся тем же самым? Зачем намеренно морочим себе голову миражом самостоятельности и подставляемся по чужое влияние?

Если честно, большинство из нас просто не задумываются об этом. В результате не сила и принуждение, а слова, образы, слоганы, идеи лучше всего управляют сознанием, управляют нами и миром.

Правда на любой вкус

Наши сердца на замке, мы не можем воткнуть с двух сторон кабель и проникнуть друг в друга, ощутить друг друга по-настоящему. Другое дело слова, звуки, изображения, сюжеты, примеры – они строят связь. Но связь испорченную, ущербную, обманчивую. Мы вроде бы и понимаем друг друга, а на самом деле не можем понять. Да и не хотим. Ведь всё проникнуто фальшью и самомнением.

Человек, утром пойманный "на горячем", вечером уже дает раскованное интервью в студии, чувствуя себя свободно и непринужденно. Он герой дня, он востребован, он доволен собой. Он не чувствует себя неправым – скорее он горд происшедшим. И у него есть поклонники.

Вообще, в любом конфликте, в любой "разборке" зрители и читатели смотрят сначала на политическую ориентацию сторон, на их принадлежность к идейным и прочим лагерям, а потом уже решают, кто прав. В смысле – кто им милее.

Объективных фактов больше нет. Да, впрочем, и не было. Мы погрязли в болоте обрывочных, отрывочных сведений, во фрагментарном восприятии, искажающем общую картину до неузнаваемости. Ложь течет по жилам цивилизации, по мириадам нитей, которые неразрывно связывают всех нас.

Хуже того, человеку и не нужна правда, если она его не устраивает. Он сам охотно покупает ложь. Неважно, какую – главное чувствовать себя правым, чувствовать почву под ногами.

На любой лжи написано: "правда" – выбирай на свой вкус. И человек выбирает то, что хорошо для его эгоизма. Выбирает фильтр, который будет сортировать поступающую информацию и рисовать удобные схемы "реальности". Пускай даже негативные, но максимально удобные.

Истину никто не любит, ведь она горька и неподвластна уговорам. Она требует от тебя чего-то, вместо того чтобы успокаивать и утешать. Она бередит, вместо того чтобы потакать и соглашаться. Она ведет куда-то, вместо того чтобы баюкать. Ну кому это надо?

Таков наш мир: миллиарды людей, и каждый со своей правдой. Вернее каждый со своей ложью, и нет ни согласия, ни взаимопонимания. Даже элементарного сочувствия всё меньше и меньше.

В такой ситуации с нами можно делать что угодно: кого-то держать на коротком поводке, кого-то морить голодом, кого-то посылать на войну, кому-то рассказывать об этом. Не надо решать проблемы по-настоящему – достаточно манипулировать сознанием, выдавая ложь за правду. Сама наша природа предрасположена к таким манипуляциям.

Отличить истину от лжи

Возможно ли это? Способны ли мы подняться над собой, над своими желаниями и взглянуть на мир объективно, беспристрастно?

Вот так, сразу – нет. Конечно, нет. Но для начала мы можем осознать всю убогость нашего состояния – и захотеть перемен.

Тогда мы увидим простую вещь: та же самая взаимосвязь может сослужить нам добрую службу. Пока что мы отдаем ее на откуп эгоизму, но ведь можно и иначе, можно поднять, взрастить человека благодаря окружению. Можно поместить его в такие условия, чтобы сама среда стимулировала его к развитию, движению вперед, пониманию себя и других, пониманию мира, в котором он живет.

Для этого каббалисты и разрабатывали тысячелетиями методику интегрального взаимодействия, позволяющую переходить с позиций получения, самоуслаждения к ценностям взаимоотдачи. Избавляясь от ограничений узкого эгоистического мирка, человек постепенно интегрируется в реальный мир, вместе с другими изучает его законы, разбирается в том, как действует общая система и как извлекать из нее максимум блага для всех.

По сути, поднимаясь на системный уровень, мы предоставляем системе возможность переформатировать, перепрограммировать, обновлять себя. Эгоистические алгоритмы сменяются противоположными, однако на этот раз мы сами принимаем решение об этом. Это действительно мой выбор, это настоящий Я, а не тот жалкий обрывок сознания, которым управляют все кому не лень. Я сам решаю вырасти – и система, окружение помогает мне в этом.

Ведь что такое мое сознание? Различие между сегодняшним и вчерашним восприятием мира, промежуточная картина, требующая всё новых и новых исправлений, пока она не сравняется с истиной. Вот почему, чем дольше мы медлим, тем больше проблем у нас накапливается. И хотя они кажутся нам материальными, политическими, экономическими, экологическими, в действительности за ними стоит одна главная проблема – эгоизм, не желающий избавляться от лжи.

Мы действительно не можем протянуть открытый канал от сердца к сердцу, как между компьютерами. Но мы можем подключиться к тому, что выше нас, к тому, что соединяет нас в единое целое. Скажем, к "серверу", к "мэйнфрейму", к "исходному коду". Нащупывая, создавая в себе этот исходный код, мы и строим настоящую связь от человека к человеку, а не от эгоизма к эгоизму.

Тогда слова перестают обманывать нас, управлять нами – ведь мы понимаем их суть. Понимаем друг друга.

Это и есть истина.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Эпидемия лжи

Ложь и правда, ч.5

Фальшивые новости

Год понимания

каббалист Михаэль ЛайтманМы вступили в новый год со старыми проблемами. Решения им нет, и потому близится то время, когда мир начнет искать виноватых.

По мере развития человечество оказывает всё более негативное влияние на неживую, растительную и животную природу. Но еще сильнее сказываются наши "грехи" на человеческом уровне, во взаимоотношениях между нами. Здесь эгоизм проявляется во всем своем лицемерии, во всей неисправимости и разрушительности.

В этом эгоизме, который и является человеческой природой, есть свои пласты, разряды, градации. Но все они пронизаны единой красной нитью, единым ощущением, явным или подспудным: есть нечто неправильное, ущербное, вредоносное среди нас, причина всего зла. И причина эта – народ Израиля.

Что же в нас не так? Чем евреи не угодили миру? В принципе, самим своим существованием. Всё началось еще тогда, когда мы получили у горы Синай прорывную методику интеграции и стали другими, не как все. Синай, объясняют каббалисты, – символ ненависти (синá), низошедшей на народы мира.

Это такой закон Природы, фундаментальный, исконный, незыблемый: общечеловеческая система отторгает инородное тело, эгоизм ополчается на свою противоположность. Точно так же антитела в нашей крови противостоят штаммам коронавируса. И завершится это лишь тогда, когда народ Израиля перестанет быть болезнью. 

На протяжении всего пути мы восставали против той роли, ради которой Авраам собрал нас когда-то, либо игнорировали ее. Вместо того чтобы вести мир к миру, равновесию и гармонии, вместо того чтобы служить ему наглядным, неоспоримым примером, мы пропитывали общую сеть негативом, раздором, самоотрицанием. Не панацеей, а вирусом мы растекались по венам человечества, отказываясь понять его притязания к нам, выставляя себя "праведниками" или "обычными людьми".

Но мы ни те и ни другие. Мы чужеземцы, пришельцы, инородцы, утаивающие от мира сокровище – возможность доброго сосуществования людей и всей природы. Вот почему поиски виноватых каждый раз приводили к нам. Приведут и в XXI веке.

Доказательства не требуются

Современный мир полон трещин и пропастей на всех уровнях: между великими державами и просто государствами, в обществах, в семьях, во внутреннем мире человека. Реальных решений нет, на горизонте сгущаются тучи.

И евреи действительно виноваты. Народы чувствуют это, потому что это так и есть. Ведь от внутренних отношений в народе Израиля зависит благополучие всех. Ни больше, ни меньше.

Так много сказано об этом на протяжении тысячелетий. Учителя нашего народа, его подлинные духовные лидеры всегда объясняли, что причина состояния мира кроется в том, что происходит между нами.

Да, трудно принять такой подход, берущий начало в нас самих, в нашей роли проводников позитива или негатива. Но намного труднее сталкиваться с последствиями собственного упрямства. Век за веком мы не приемлем очевидное – и вызываем огонь на себя. Снова и снова.

Не любили нас всегда. А передовые народы и цивилизации, возглавлявшие человеческое развитие на разных его стадиях, ненавидели нас сильнее прочих. Для них мы были костью в горле вопреки всякой логике, наперекор фактам. Единственный народ, который испокон веков не терпят просто за то, что он есть, за то, что он смеет жить на Земле…

Антисемитизм – это закон Природы. Не теорема, а аксиома. В рациональном ключе она недоказуема, но ее и не надо доказывать. Ее основа лежит в самой человеческой природе, и потому, несмотря на всю свою иррациональность, она естественна и непреложна. Сердцу не приказывают – ему повинуются.

А значит, ненависть будет расти повсюду. Она заставит евреев искать новые места обитания, а мир будет наступать им на пятки с четким ощущением внутренней неопровержимой правоты. И так, пока народ Израиля не начнет понимать, в чем же причина.

Два пути

Наше спасение пока в том, что мир еще не связывает все свои беды с евреями. Но это вопрос времени. На самом деле виноватых не придется искать – они на виду и всегда были на виду у всех. С этого эшафота, залитого светом пристального внимания, нам не сойти никогда. Можно лишь образумиться и превратить его в сцену нового действа, которое покажет миру пример внутреннего единства людей.

Других вариантов у нас нет. Вперед уже поднимается новая волна антисемитизма, которая охватит ведущие народы и вместе ополчит их на тот один, что виновен по умолчанию. Если не любовь и взаимоотдача, то ненависть объединит мир – против нас.

И потому так важно понять наконец, что наша судьба, как и судьба всего мира, зависит от сближения сердец, от совмещения противоречий под общим куполом единства. Евреи неслучайно такие разные, мы "выборка" из всех народов, экстракт человечества. И мы действительно можем спаять все элементы, вписать все штрихи в общую картину, превратить мир из клубка страстей в единое гармоничное целое.

Превратить не силой, не уговорами – просто показать, как это делается. Тут нужны не столько дела, сколько понимание, осознание, взаимное согласие, сопричастность. Лишь одного недостает в нашем мире – внутренней связи, интегрального мировосприятия, в котором каждый занимает свое уникальное место в совместном подъеме над эгоизмом.

В этом мы найдем покой от ненависти, а главное, найдем смысл, высокий, светлый, нужный всем. В этом наше общее будущее. Да, путь к нему ведет через буераки человеческой природы, но именно так и должно быть. Человек потому и человек, что, в отличие от животных, способен расти над собой. Должен расти над собой.

С этим посланием я обращаюсь в начале года к миру и к евреям, где бы они ни были. В конце концов, дело не в том, где мы живем, – дело в том, как мы живем, чего мы хотим от своей жизни и что передадим детям в наследство. Бесконечную череду бедствий или добрый путь? Фатальный раздор или устремление к единству? Роль виноватых во всем или роль проводников в будущее?

Предыдущие сообщения на эту тему:

Главный итог прошедшего года

Мы держим у себя ключ к счастью

Есть чему учиться у народа Израиля

Иранский вопрос

каббалист Михаэль ЛайтманЯдерная эпопея движется к кульминации и в очередной раз поднимает вопрос, который мы отказываемся себе задать.

На фоне бесплодных переговоров с Ираном и ускорения его ядерной программы Израиль решил приобрести оружие на пять миллиардов шекелей – помимо плановых закупок. Глава Моссада публично пообещал, что у Ирана никогда не будет ядерной бомбы. Америка адресует аятолле невнятные угрозы.

Между тем в Тегеране явно царит комфортная атмосфера. Здесь никому ничего не должны. Напротив, здесь открытым текстом заявляют о разработке наступательного ядерного арсенала и требуют отмены санкций в качестве жесткого предварительного условия.

Полагаю, в мире нет наивных политиков, полагающих, что дипломатия поможет кардинально разрешить эту проблему. Дипломаты лишь тянут время, пока различные силы пытаются использовать ситуацию в краткосрочной или долгосрочной перспективе.

По сути, дело не столько в Иране, сколько в тех, кто последовательно прокладывает ему путь к созданию атомной бомбы. Впрочем, и это – лишь часть картины. 

Так или иначе, государство, открыто провозгласившее своей целью уничтожение Израиля, возможно, получит шанс реализовать свою угрозу. И допустить этого нам, разумеется, нельзя. Ведь на нас хватит одной бомбы. Когда речь заходит о выживании, действует простое правило мудрецов: "Если кто-то собирается убить тебя – убей его первым".

Иными словами, мы приближаемся к военной стадии конфликта, и очень может быть, что у нас не останется другого выхода, кроме уничтожения иранской ядерной программы. Со всеми вытекающими. Израиль просто не может позволить себе сидеть и ждать сложа руки. Ему придется действовать. И какая разница, чтó об этом скажут в мире. Пусть говорят.

Некоторые задаются вопросом: если аятолла обзаведется ядерным оружием, какова вероятность того, что он попробует покончить с Израилем? Здесь надо понимать: сама постановка такого вопроса, само его наличие уже требует упреждающего удара. Нельзя играть в рулетку со смертью.

Что же касается ответа, он вполне очевиден: вероятность велика. Слишком уж благоприятен расклад: возможность разделаться с "сионистским образованием", не рискуя ни собой, ни своей властью. Какую бы цену ни заплатил Иран, для его лидера она будет несоизмеримо ниже выжженного пепелища на месте тель-авивской агломерации. Тем более что выжечь ее можно, как бы не подставляясь, посредством своих прокси-формирований – например, Хизбаллы.

Так что угроза Израилю абсолютно реальна. Аятолла – человек идейный, религиозный, амбициозный. Он не просто рвется в ядерный клуб, он жаждет исламского господства, жаждет империи, которая устрашит весь мир и поставит его на колени. Персидские замашки на гегемонию так и не увяли за века, а экономический кризис и санкции лишь подстегивают их, вместо того чтобы сдерживать. И потому ядерное оружие в руках Ирана – совсем не то же самое, что ядерное оружие в руках Пакистана или, скажем, Саудовской Аравии.

Однако здесь же, как ни странно, кроется и слабое место аятоллы. Теперь, когда ему помогли почти вплотную приблизиться к ядерной черте, на Западе осознаю́т, что монстр, взращенный с целью ликвидации Израиля и дестабилизации региона, неуправляем и опасен для всех. Разрабатываемые им ракеты дотянутся до Европы, а кроме того, при желании бомбу можно доставить и в Америку. Таким образом, Иран сможет всем диктовать свои условия, а это уже многих не устраивает.

Создается двойственная ситуация: одни стремятся уничтожить Израиль руками Ирана – другим выгодно остановить Иран руками Израиля. Впрочем, нам не стоит чересчур заморачиваться этими раскладами, поскольку для нас, повторю, на кону не геополитические игры, а спасение от смерти.

Путь к спасению

Нет ничего удивительного в том, что Иран выступает сегодня в роли очередного злодея, покушающегося на нашу жизнь. Много их было за тысячелетия, разных с виду, но одинаковых по ненависти к нам. В действительности, заботит меня не столько Иран, сколько Израиль, инфантильно относящийся к своим врагам и не понимающий сути их побуждений.

Несмотря на всё пережитое нашим народом, мы, как заведенные, продолжаем рассматривать свои проблемы по отдельности и пытаемся противостоять угрозам так, словно каждая из них специфична и уникальна. Вот и сейчас Израиль ищет ответ на частный иранский вопрос, не замечая, что вопрос этот в глобальном масштабе уже давно задает нам весь мир. Мы упорно отказываемся увидеть картину целиком!

Одиночки с ножами, взрывы смертников, ракеты, "просвещенный" европейский антисемитизм, газовые камеры, иранская бомба, экстремизм ультралевых и ультраправых, резолюции ООН – всё это для нас разные вещи, разные опасности, отдельные штрихи, если и связанные в некий узор, то лишь спонтанно. Мы не видим системности, не видим фундаментальных закономерностей, которые заставляют мир ненавидеть народ Израиля с тех пор, как он заявил о себе. Ненавидеть по всевозможным поводам, под всевозможными предлогами, а на самом деле – за одну-единственную провинность, за давний долг, который нельзя списать.

Когда-то мы пообещали миру доброе будущее для всех, жизнь по принципу любви к ближним, как к себе. Да, звучит несбыточно, планка кажется слишком высокой, но мы вооружились методикой и показали, что это возможно. Иначе разве смогла бы горстка людей повлиять на судьбы человечества и прочертить такой яркий след в мировой истории?

Но потом человеческая природа все же взяла верх, и мы погрязли в изгнании, в отрыве от своего наследия, забыв о том, с чего начинали и к чему стремились. Однако мир не забыл. Для него мы навсегда остались другими, пообещавшими выход из бесконечных раздоров и страданий – и обманувшими всех. Евреи стали изгоями из-за отказа от собственных ценностей и попытку стать как все!

Народы не понимают этой подоплеки, не знают о глубинных корнях своей ненависти, но нам-то пора, наконец, докопаться до истины и объяснить ее другим. Пора завершить начатое.

Иначе мы лишние в этом мире, и он продолжит отторгать нас всеми силами, желая навсегда разрешить "еврейский вопрос". Спасает нас только наша критическая роль в общей системе, которой мы по-прежнему необходимы для прорыва, – но спасает не от катастроф, а лишь от полного уничтожения…

Вот почему я призываю еврейский народ к внутреннему единству, которое придаст ему силы и позволит возродиться по-настоящему. Только так мы победим своих врагов – не оружием, а делом, которого они безотчетно от нас требуют. Только так мы выживем на этой земле и дадим миру пример сближения сердец, пример новых отношений, базирующихся на нашей исконной основе, заложенной когда-то Авраамом среди пошедших за ним учеников. Оттуда, из их единения берет начало народ Израиля, и ничто, кроме единения, ему не поможет. Прочие средства – лишь "дипломатия", обеспечивающая до поры до времени окно возможностей.

Не разобравшись с собой, мы не разберемся с врагами. Отобьемся от Ирана – появится кто-то еще. Как сказал пророк: "Нет мира нечестивым" – в смысле, разобщенным и помышляющим только о себе. В таком состоянии мы неспособны защищать эту землю, поскольку заняты междоусобицами и ради них готовы на всё, готовы даже принять в правительство своих врагов. А уж те отлично знают, как использовать ситуацию, чтобы ослаблять нас и дальше.

История современного Израиля до настоящего времени – это история болезни, история разброда и прогрессирующей слепоты, история заблудших поколений, воспитанных идеологиями, обрядами, политикой, газетами и телевидением. У подлинного народа Исраэля одна идеология – единство сердец, самоотдача, интегральная взаимосвязь, взаимное поручительство. Всё прочее – игрушки, из которых пора уже вырасти. Но мы никак не наиграемся, никак не оторвем глаз от того, что подсовывают нам под видом "фактов" и "новостей". Спустя тысячи лет мы не изменились – всё так же не желаем исправить себя и не чувствуем того, что назревает.

Нет, бояться нам надо не Ирана, а разобщенного Израиля, внутренне деградирующего, плененного средствами массового оболванивания и по своей воле отказывающегося от доброго завтра для себя и для мира. Бояться надо того, что мы останемся слепыми, прозеваем свой шанс, упустим билет в будущее среди вороха фальшивок.

А когда откроется запись на следующий рейс, не знает никто.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Бесполезные доказательства

Политическая игра Ирана

Почему иранская атомная бомба опасней?

Израиль, который мы теряем

каббалист Михаэль ЛайтманСтрана начинает загнивать тогда, когда ее планы перестают соответствовать ходу истории.

74 года назад в ООН приняли декларацию о разделе Палестины на два государства. Это решение позволило создать Израиль, ставший домом для евреев всего мира, выстоявший в войнах с врагами, превратившийся, несмотря на размеры, в региональную державу и… ненавидимый всеми.

Разумеется, не все об этом говорят, но куда деться от нескончаемых осуждений того же ООН, от многочисленных опросов, от публичных выпадов, доходящих порой до полной иррациональности. К примеру, пять лет назад в ЮНЕСКО большинством голосов отменили связь еврейского народа с Храмовой горой и Стеной плача.

Сегодня даже на Западе не так уж зазорно, а иногда и почетно подвергать сомнению само право Израиля на существование. К нам всегда применяются двойные стандарты. Мы единственная страна, вынужденная доказывать свою полезность, ради того чтобы быть признанной.

Но удивляет меня не это. В конце концов, отношение к Израилю естественно проистекает из роли еврейского народа, из того единства, которое было заложено в его основу и о котором он не желает вспоминать. Удивительно другое: на что мы рассчитываем? Как можем надеяться на доброе будущее для своих детей и внуков? Неужели после всего пройденного за века и тысячелетия мы полагаем, что этот казус, эта жалкая попытка отвоевать себе место в мире достигнет успеха? 

Не наша земля

Израиль в своем нынешнем виде нежизнеспособен. После Катастрофы он стал убежищем, пристанищем для мировой диаспоры, позволил защищать себя с оружием в руках. Однако этого мало. С тех пор мы должны были выстроить здесь нечто большее, должны были возродиться как народ!

Но мы так и остались сборищем изгнанников, даже на своей земле. Наши мечты сводятся к построению здесь мини-Америки светского или религиозного образца. Мы так и не поняли, что объединяет нас не история, не география, не мертвые плиты древних городов, не лозунги политиков и не мощь армии. Мы принесли сюда свои силы, способности и таланты, но забыли главное – дух. А без него еврейского народа не существует.

И потому это не наша земля. У нас действительно нет на нее права – как и в былые эпохи, когда евреев выдавливали и изгоняли отсюда. Мы пытаемся привести в свою защиту доводы истории, но стоит приглядеться к ней повнимательнее, и мы обнаружим, что она тоже против нас! Никогда нам не удавалось удержаться здесь в такой безумной розни, в таком внутреннем раздоре и с таким напыщенным эгоизмом.

В нынешнем государстве Израиль я вижу лишь возможность, которую мы упускаем. Ничто не связывает нас здесь по-настоящему, и ничто не связывает нас с этой землей. Да, некоторые чувствуют к ней некое влечение, испытывают особые чувства, соприкоснувшись с ней, – но чувств недостаточно. Этот песок и эти камни сами по себе ничего не значат. Они приобретают значение только в призме духа, в атмосфере единства, в устремлении к подлинно человеческим отношениям. Наше наследие – не история, наше наследие – связь сердец.

И ничего с этим не поделаешь. Мы не как все. В Древнем Вавилоне, колыбели современной цивилизации, среди этнических племен и народностей не было евреев. Авраам собирал их "пинцетом", по одному, привлекая к высокой цели внутреннего единства людей.

Евреи – не народ в обычном понимании, а интегральная система взаимосвязи, помогающая человечеству подниматься над противоречиями. И наша сила – не в оружии, а в реализации этой задачи. Стремление к единству – и есть "земля Израиля".

Ничего удивительного, что нам нет в ней места. Мы не соответствуем ей, и мир чувствует это.

Так чего же мы ждем? Поблажек от законов природы и развития?

Или подсознательно, сами того не ведая, мы уже согласны на очередное рассеяние? Собственно, некоторые из нас согласны вполне сознательно, а некоторые даже ратуют за него…

Что с нами не так?

Сегодняшний Израиль – нечто вроде промежуточной станции, позволяющей оглядеться и понять, какие пути перед нами лежат. По сути, их всего два:

  • привычная земная колея, предлагающая просто прожить здесь свою жизнь, устраиваясь по мере сил и возможностей;
  • путь Авраама, заброшенный две тысячи лет назад.

И надо понимать: у первого варианта нет будущего. В глобальном мире 21 века уже не нужна армия, чтобы поставить крест на проекте "Израиль". Раньше нас пытались разбить руками ближневосточных соседей, но теперь арсенал врагов существенно расширился. При желании нас можно задушить экономически. Нас можно сделать политическими изгоями, военными преступниками, агрессорами, захватчиками. Нас можно подорвать изнутри, раздробив, рассорив и поставив в зависимость от слабых, разношерстных, марионеточных правительств. Нас можно обработать через СМИ и соцсети, так что мы и не заметим, как сами утратим последние ориентиры.

Да и вообще, сколько можно держать эту страну в дееспособном виде под залпами ракет, под угрозой иранской бомбы, под вечным прессингом "международного сообщества", под тяжестью климатических изменений, в условиях нарастающего летнего зноя и краткой "зимней" передышки? "Зачем всё это?" – спросит себя подрастающее поколение. И не найдет ответа.

А ответ в том, что у нашего существования есть общечеловеческий смысл. Еврейский народ изначально был вестником единства и живым свидетельством тому, что оно возможно. Именно об этом нам надо заявить миру в полный голос – и мир примет нас. Мы нужны ему в качестве миротворцев, в качестве доброго примера, который выведет всех из тупика.

На самом деле мир относится к евреям очень практично: у него есть четкое ощущение, что мы не выполняем свое предназначение, не делаем то, что должны делать. Что именно – он не знает, и потому находит своему гневу, своей ненависти понятные причины.

Это заложено в человеческой природе, в ДНК человечества, и нам никуда не деться от антисемитизма. Нас всегда будут воспринимать как нечто чуждое, неправильное, вредное и опасное. Пока мы игнорируем свою роль, свою задачу в системе, она продолжит отторгать нас, словно чужеродный, враждебный элемент.

Мир как бы спрашивает: "Кто вы такие? Почему вы засели у нас костью в горле? Почему мы чувствуем, что все беды от вас? Что с вами не так??"

А мы молчим, потому что сказать нам нечего. Все наши доводы и оправдания есть не что иное, как тишина в ответ на главный вопрос.

Пора уже задуматься о нем. Нас ненавидят не "за что", а "почему". С нас спрашивают не как с других, потому что мы особенные. И у нас нет прирожденного права на существование, потому что мы не народ, а носители духовного кода человечества, системная часть, критически необходимая сегодня, на глобальном этапе развития. Никто не спрашивает, готовы ли мы на это. Вопрос лишь в том, когда мы начнем действовать, когда начнем выстраивать правильную связь между нами?

Как же нам этого не хочется. Мы так далеки от подобных "материй". Но на нас будут давить, пока не захотим. Отнимут то, что "великодушно" дали в прошлом веке, отберут независимость, обгрызут со всех сторон, заставят открыть границы, отдадут на съедение и постепенно под эгидой ООН, ЮНЕСКО и прочих демонтируют проект "еврейского государства".

Но и этого им будет мало – пока не захотим…

Сказать, что меня тревожит стоящий перед нами выбор, – ничего не сказать. Ведь мы даже не сознаём его и потому не выбираем, а плывем по течению. В такой ситуации нет шанса на то, что нас случайно вынесет к берегам обетованным. Всё будет с точностью наоборот, как всегда.

Слишком мало людей всерьез задумываются о роли народа Израиля в мире. Слишком немногие готовы приподняться над повседневностью к тому пласту реальности, который требует внутренних, совместных усилий. Мы разобщены и, как следствие, слабы. У каждого своя правда, но без доброй связи и доброй воли любая частная правда – ложь. Мы лжем самим себе, лжем миру, и невидимая петля всё туже затягивается на нашей шее…

По большому счету, неважно, как с нами покончат на этот раз. Важно то, что у нас была возможность, а мы даже не заметили ее, прошли мимо. Проходим прямо сейчас, веря в светлое будущее, которое не наступит. Цена, которую мы заплатили за это государство, была чудовищной, но мы сами ведем его к закономерному концу. И доведем.

Однажды это станет очевидно, но тогда уже будет поздно. Решать надо сейчас.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Израиль: шанс подняться или пропасть

Бесполезные доказательства

Израиль в покое не оставят

Мимо горизонта

каббалист Михаэль Лайтман"Я горизонт промахиваю с хода" – так завершил Владимир Высоцкий одну из самых знаковых своих песен. Песню о гонке, в которой невозможно победить, но и остановиться невозможно. Наш век как будто добавляет новые строки к этому финалу.

Новости и аналитика в современном мире – нескончаемая трансляция негатива. Кризисы, конфликты, угрозы, сценарии войн и катастроф. Чего стоит один Голливуд с его лавиной апокалипсисов и антиутопий. Даже если мы разбегаемся от этого потока по нишам, он все равно захлестывает нас время от времени. Чего же в нем больше: реалий или "страшилок"?

Оглядывая текущую ситуацию, я вижу, что "страшилки" преобладают. Да, нас запугивают. В наше время легче всего отвлечь и опутать человека страхами, неуверенностью.

Пускай будущее нависает над ним темной тучей без просветов, без добрых обещаний. Пускай он барахтается в ощущении тупика, покупаясь на "правильные" посылы манипуляторов. Отжившая эпоха держит нас за горло мертвой хваткой и не дает разглядеть рассвет новой жизни, новых отношений.

На самом деле мир вовсе не стоит на пороге взрыва. Ведь для взрыва нужно давление, срывающее заслоны и преграды. А давления как раз нет. Даже в период пандемии с нервами и страстями, с недовольством и недоверием, общий настрой далек от мятежности и непримиримой конфронтации. Наоборот, люди ищут покоя, внутреннего отдохновения. Люди просто хотят жить нормальной жизнью, пускай и ограниченной в сравнении с прежними временами. 

Аппетиты уже не те, запросы урезаны. Человеческое общество больше не ищет чего-то впереди, не воодушевляется "прогрессивными" посулами. Властители и элиты подстегивают его, но само оно инертно, безыдейно. Людям всё меньше хочется участвовать в гонке без финиша с ее призами-пустышками. Пандемия словно показала нам закулисье и поставила перед вопросом: "Для чего всё это? Зачем этот бег в никуда?" И пускай мы еще не уловили послания, новая эра уже началась.

Пустой бак

Разумеется, мир полон бед и проблем. Разумеется, он стоит перед кардинальными, критическими вызовами. Но люди всё менее склонны рассматривать их в призме денег и экономических программ, которые навязывают нам сверху. Всем уже ясно: что бы оттуда ни спускали – в конечном счете, это не для нас, это для них. И мы даже особо не возмущаемся, понимая, что такова человеческая природа.

У руля по-прежнему стоят владельцы миллиардных состояний, жаждущие и дальше раздувать свои счета, – а человечество, не понимая отчего и почему, потихоньку теряет интерес к этим забавам. Время-лекарь остудило былой пыл, замедлило судорожный бег и лишило деньги титула абсолютного критерия успеха. Капитал сохранил власть, но не авторитет. Сама эпоха заставляет нас меняться, оценивать жизнь иначе, не одними деньгами.

Само собой, каждый хотел бы стать миллионером. И все же откуда-то из глубины медленно пробуждается вопрос: "Для чего? В чем польза? В чем смысл? Почему я должен отдавать материальному забегу всю свою жизнь?" Вопрос этот еще не осознан, не осмыслен, но он маячит за конвульсиями старого мира.

Нет, человечество больше не вернется к большой гонке. Оно еще тешит себя иллюзиями, но у людей больше нет ни сил, ни желания устремляться за горизонт до конца своих дней. В песне Высоцкого у гонщика отказали тормоза, а у нас просто иссякло горючее в баках – и движок "закашлялся". Мы еще движемся вперед по инерции, не видя других перспектив, но запал угас, даже у молодых, именно у молодых.

И пускай с виду всё как всегда или почти как всегда – не стоит обманываться. За внешним течением жизни скрыты глубокие внутренние сдвиги: исчерпан тренд на бесконечное зарабатывание и сжигание денег.

Правда, мы еще не поняли, чтó идет ему на смену. Мы всё еще блуждаем в плену иллюзий, страхов и обанкротившихся надежд.

Язык перемен

Чтобы выбраться из этого тупика, нам придется рано или поздно ответить на главный вопрос о смысле, о цели своей жизни. Только тогда прошлое разожмет хватку. Ведь дело тут уже не в моде, не в статусе, а в сути: ради чего всё это? Не добравшись до сути, мы не найдем топлива для настоящих усилий, не сможем по-настоящему заботиться о себе, о семье, о детях. Нам останется лишь безвольно наблюдать за угасанием былых ценностей и попытками насадить вместо них нелепые паллиативы.

Знаю, сегодня отсутствие подлинного смысла не кажется столь критичным. Но за успокоением придет опустошение. Человечество не поезд, оно не может вечно стоять на сонном полустанке, рассаженное по спальным вагонам. Ему придется найти ответ на новый вызов и отправиться дальше.

Каков же этот ответ?

Он звучит просто: "вместе". Нам нужны общие интересы, общие решения, взаимопонимание, взаимодополнение. Как в большой системе нет отдельных частей, не зависящих от целого, так и в человечестве нет ни людей, ни народов, ни стран, способных жить в одиночку со своим частным предназначением. Мы все ценны именно потенциалом на благо общего целого, и только в нем индивидуальность каждого проявляется всеми своими гранями, открывая всё новые уровни единства.

Лишь в таком обществе мы отыщем смысл, ради которого стоит жить, работать, любить. Наша жизнь будет спокойнее, сбалансированнее, очистится от суеты и страхов, обретет новую ценность в наших глазах и в то же время раскроет удивительное богатство человеческих отношений, связей от сердца к сердцу. Прежде чем делать что-то, человек научится проверять, к чему это его ведет, что это ему даст, сделает ли это его счастливее. Иными словами, сделает ли это счастливее общество, мир, в котором он живет. И такой подход будет в высшей степени практичным.

Запуганное солидными мужами человечество еще не видит этой перспективы, не воспринимает ее как нечто реальное, назревшее, необходимое. Все наши попытки договориться фальшивы, все соглашения пропитаны ложью. Однако, как ни странно, благодаря пандемии пар выходит из "котла", давление снижается, и в ближайшее время самая серьезная угроза для нас – стихийные, а не социальные бедствия.

Мы сейчас на переходном этапе. Человечеству еще надо переварить происходящее, осознать новые тенденции. Однажды оно ясно увидит себя в тисках кругов, которые пьют из него соки, запугивают, запутывают и загоняют в угол, играя им, словно игрушкой. И тогда полог начнет спадать. Не экономисты, не политики, не шишки соцсетей и хай-тека – сама жизнь покажет нам, чтó с нами происходит.

В итоге мир поймет: учиться надо не на прокатывающихся по нему волнах, а на тех изменениях, которые эти волны в нем оставляют. Природа сегодня говорит с нами языком перемен. В действительности, сами того не замечая, мы становимся другими, трансформируемся внутренне. И когда это проявится наконец в сознании, впереди забрезжит единый мир, богатства которого исчисляются не деньгами, а качеством нашей связи.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Украденное будущее

Поезд дальше не идет

Начать с себя

История нашей лжи

каббалист Михаэль ЛайтманПлатформа Netflix выпустила коллекцию из 32 фильмов под общим названием "Палестинские истории". Бóльшая часть этих произведений – а по другим данным, подавляющее большинство – сняты сторонниками антиизраильского движения BDS.

Мало того, Netflix консультировалась с BDS при составлении списка кинолент. Двенадцать из режиссеров, чьи фильмы представлены в коллекции, подписали в мае лживое "Письмо против апартеида" с традиционными обвинениями Израиля в линчевании, этнической чистке и далее по списку.

Теперь их творения подаются под соусом "открытости", "аутентичности" и "свободы". Разумеется, образ Израиля в них далеко не позитивен. И, разумеется, палестинский террор в них приобретает совсем иной "имидж"…

Кинематограф, как известно, является "важнейшим из искусств" для нужд пропаганды и управления общественным сознанием. "Палестинские истории" призваны вызвать у человека чувство сопричастности с "жертвами апартеида", сострадание к ним и справедливое негодование против Израиля, который смеет применять силу к "слабым и угнетенным". Прямо у себя в салоне миллионы зрителей пропитываются драматичным и небесталанным потоком агитпропа, односторонний подход которого подается как заслуга, а не изъян.

Стану ли я обличать сервис Netflix в антисемитизме? Нет, не стану. Дело вовсе не в нем. 

Человечество – часть единой природной системы. Ее законы непреложны, она не зависит ни от чьей идеологии, и далеко не у каждого элемента в ней есть свобода выбора. Фактически, если кто-то и может самостоятельно влиять на нее, то лишь мы сами, народ Израиля.

Со времен Авраама мы стали активной частью системы, способной проводить в жизнь глобальные перемены либо блокировать их. В качественном, духовном смысле, развитие человечества зависит от нас. Сближаясь над противоречиями, мы ускоряем и сглаживаем процесс – разобщаясь, тормозим и ужесточаем его. Говоря иначе, в основе еврейского народа заложено зерно всеобщего единения и процветания – но только зерно, которое еще надо вырастить.

Именно этого мир неосознанно требует от нас. И сколько бы мы ни отнекивались, сколько бы ни откупались, он просто не может оставить нас в покое. Система не позволяет. Возражения тут не принимаются, ведь речь идет о законах Природы.

Мы словно благословенны и прокляты одновременно. Изначально мы создали в человеческой истории альтернативный вектор, и с тех пор только он определяет наши взлеты и падения. Отвечая роли проводников к единству, мы растем – пренебрегая ею, падаем.

Вот и сегодня мы опять пожинаем плоды собственного равнодушия и пренебрежения. Мир не любит нас не из-за Нетфликса, а из-за того, что мы отказываемся от своей роли, "сидим по салонам", в то время как надо действовать. И чем дольше мы медлим, тем сильнее ненависть. Мы сами порождаем и проводим ее в мир, вместо того чтобы проводить позитив.

Не секрет, что в числе самых ярых ненавистников евреев блистают сами евреи. Вот почему чуть ли не впереди планеты всей израильтян клеймит движение BDS, в рядах которого немало наших собратьев. Что за этим стоит – не суть важно. Просто когда евреи отрицают свои основы, они становятся изгоями даже в собственных глазах…

Но как же распутать этот клубок непонимания и невежества, эту вековую историю ошибок и гонений, в которой не видно ни начала, ни конца, ни общей картины, ни подлинного смысла? Для этого Исраэлю, еврейскому народу надо выбраться из глубокой спячки, из двухтысячелетнего изгнания, которое на самом деле еще не закончилось. Ведь внутренне мы всё еще чужие друг другу в своей стране. Наша изначальная и единственная проблема в том, что мы ненавидим друг друга и не желаем это признать, а если признаём, то миримся со своей взаимной ненавистью.

Удивительно, с каким упорством мы лишаем доброго будущего себя самих и весь мир. Холокост отошел в прошлое, пролетели годы энтузиазма и свершений – и на смену им пришел современный Израиль, раздробленный, морально обескровленный, растасканный по секторам, поделенный политиками на куски и утративший исконные ориентиры. У нас есть экономика, но нет духа, есть армия, но нет видения будущего – общего будущего. Мы просто плывем по течению в бесконечной грызне, "праведности" и безразличии.

Израильтянин превратился в нечто аморфное, идейно-безыйденое, готовое всю жизнь прожить во внутреннем раздоре, порой вставая из удобного кресла и выступая с трибун соцсетей. Другая наша ипостась – фанатизм разных мастей, компенсирующий отсутствие настоящей цели.

В итоге мы сами придаем силу и легитимацию антисемитам, вместо того чтобы реализовывать свое истинное предназначение на благо всем. И сама система опять восстает против нас, поскольку мы задерживаем ее развитие. Таков ее неизбежный ответ: весь мир, и нас в том числе, кормят "историями", которых мы заслуживаем…

По сути, Израиль сам копает себе могилу. Как мы относимся друг к другу, так относятся и к нам. Наша внутренняя ложь и фальшь возвращается бумерангом, порождая ложь о нас. Вполне закономерный системный отклик, который рано или поздно приведет страну, народ к очередной катастрофе.

Противопоставить этому можно только истину, искренность, добрую взаимосвязь без вранья и лицемерия. В этом наша сила – в исправлении себя без оглядки на кого бы то ни было, в добром примере, которого все безотчетно от нас ждут, в мудром, отеческом лидерстве на основе взаимоотдачи.

Лишь тогда мир признает наше право быть народом на этой земле. Сама система встанет на нашу сторону и изменит баланс сил, поскольку мы придем в согласие с ее требованиями.

В противном же случае ее законы сработают противоположно, и у нас заберут всё. Останутся лишь "палестинские истории", а точнее, палестинская история, в которой современный Израиль предстанет неудачным проектом, обвалившимся под грузом собственной лжи.

Две эти альтернативы стоят перед Израилем. Мы пытаемся держать курс между ними, выруливать на некую "золотую середину", но нет никакой золотой середины, нет компромиссного маршрута. Это рельсы развития, и однажды мы пройдем стрелку, которая окончательно направит нас на выбранный путь.

Пока что мы выбираем ложь.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Бесполезные доказательства

Как победить BDS

Братство, которого нет

Украденное будущее

каббалист Михаэль ЛайтманВ наследство следующему поколению достается беспросветность. Молодежь чувствует себя обманутой: она попала в уродливый мир, который ей не под силу будет изменить.

Мы словно прошли перевал. Раньше, заглядывая в будущее, люди с надеждой устремляли взгляд наверх. Теперь впереди видится лишь уклон вниз, скатывание.

Об этом свидетельствуют многочисленные опросы нового тысячелетия. Люди разных возрастов не находят в будущем позитива. Родители признаю́т, что дети будут жить хуже их, уже живут хуже. А самим детям, пускай они лишены возможности для настоящего сравнения, все равно не по нутру та жизнь, на которую мы их обрекли. Подрастая, они обнаруживают ее ненадежность и убогость.

Один из ярких тому примеров – международное исследование среди респондентов в возрасте 16-25 лет. Выяснилось, что "психологическое бремя климатического кризиса серьезно сказывается на огромном количестве молодых людей по всему миру".

Они всерьез озабочены изменениями климата и испытывают хронический страх перед экологической катастрофой. Хуже того, молодежь чувствует себя преданной, лишенной будущего, обреченной, покинутой правительством, и вообще, взрослыми.

Казалось бы, какое дело подросткам или вчерашним подросткам до погоды на планете? Но для них эта проблема – вовсе не абстрактная, не глобальная, а весьма конкретная, личная. Так они ее воспринимают, демонстрируя, в отличие от "предков", практичность и дальновидность. И безысходность. 

Антисистемщики

Человек приходит в этот мир не по своей воле – и оказывается в условиях, которые изначально сулят страдания. Причем страдания не от нищеты, не от голода, а от бесперспективности, от нависающих угроз. Лучше точно не будет. Будет только хуже, еще и еще – в стране, в народе, в мире.

Таково восприятие молодежи. И не потому, что она избалована или инфантильна, а потому, что внутренне она переросла нас и не может довольствоваться нашими критериями успеха. Естественное взросление поколений привело к надлому, а череда кризисов в экономике, социуме, здравоохранении, окружающей среде форсировала процесс.

Современная жизнь изобилует резкими перепадами, скачками вверх и вниз, но общее направление под уклон уже неоспоримо. Взрослые, солидные люди предупреждают о бедствиях, декларируют реформы, провозглашают новый курс, подписывают международные соглашения – а молодежь видит, что всё это насквозь пронизано ложью, стяжательством, лицемерием и что реальных решений нет.

Погруженные в поиск личной выгоды, одержимые идеей превосходства над другими, мы ничего не способны остановить. Ведь проблемы, с которыми мы столкнулись, глобальны – а мы, наоборот, глубоко локальны в своем подходе к ним. Мы называем свой вид "человеком разумным", но если взглянуть на состояние планеты и человечества, наша претенциозность выглядит жалкой. Разумные существа так не живут и до такого не доводят. Разумные существа видят общую картину, понимают природу и приводят себя в согласие с ее законами.

Но мы не желаем ни с кем соглашаться. Вступив в эру глобализации, мы не готовы принять тот факт, что всё теперь зависит от правильного соединения, от уравновешивания общей системы. Нам невдомек, что она раскрывается как единое, неразрывное целое, и попытки доминировать в ней бьют по всем.

Сколько же бед отделяют нас от того момента, когда мы поймем очевидное: нам нужна не борьба, а крепкая внутренняя связь, сближение, подъем над противоречиями. Только так решаются общесистемные кризисы в любой сфере, будь то климат или геополитика. Глобальной системе требуются, в первую очередь, правильные, добрые связи между людьми.

Ведь человек – венец природы, и от него зависят все остальные ее уровни. Всё "завязано" на него. И ему необходимо дорасти наконец до своего предназначения, занять свое подлинное место – не властителя, не покорителя, не рвача, а миротворца, гаранта согласия и равновесия всех частей. Только тогда мы сможем правильно оценить стоящие перед нами проблемы и найти им единственно верное решение.

Проще говоря, любая проблема берет начало в нас и решается между нами.

Разумеется, молодое поколение не может осознать и выразить всё это, но оно это чувствует – причем чувствует лучше родителей. Вот почему молодежь с прохладцей относится к нашим "ценностям", меньше склонна вкалывать на потребительскую пирамиду, не видит смысла вступать в брак и заводить детей. Лучше пожить для себя без лишних хлопот и умереть…

Вполне прагматично. Но тоже неразумно. Так печать отжившей эпохи – наша печать – губит новую поросль.

Предатели

Никогда еще мы не были настолько беспомощны. Даже во времена тяжелейших невзгод, эпидемий, войн и социальных потрясений впереди светил лучик надежды. Люди знали: и это пройдет, жизнь продолжится, у их детей и внуков, у потомков еще будет шанс. Но сейчас впереди ничего не светит. Будущее есть, но оно не манит, не обещает подъема, не притягивает, а наоборот, настораживает и пугает.

И это естественно в глобальных условиях, когда любая война может оказаться последней, когда любой экономический спад может погрузить весь мир в киберпанк, а то и во что похуже, когда каждая эпидемия может вылиться в пандемию, каждое природное бедствие может разрастись до масштабов мирового катаклизма… Это больше не "страшилки", это реалии нашего времени. Мечты мальчишек и девчонок прошлого века сменились тревогами взаимосвязанного, взаимозависимого мира, утрачивающего последние ориентиры.

Чем же мы можем порадовать молодых? Всеобщей легализацией легких наркотиков? Всеобщим переходом на зеленую энергию? Всеобщей борьбой с остатками традиционного уклада? Идеологической уравниловкой вместо настоящего равенства? Нескончаемой борьбой с врагами, которые мешают хорошо жить? В конечном итоге, всё это лишь подчеркивает нашу полнейшую несостоятельность перед вызовами будущего.

Новое поколение внутренне мудрее нас, и оно постепенно разуверяется в основах прежнего мировосприятия. Отсутствие опыта – нашего опыта – становится преимуществом, а не недостатком молодых. Нет, они не революционеры, не мятежники, не сумасбродные бунтари – напротив, они бросают трезвый взгляд на наше безумие и не знают, куда от него деться. На их долю не осталось идеалов, всё использовано, затаскано, затерто до дыр. Куда ни подашься, везде догмы, барьеры, планки, ханжество и многие годы каторжной, по сути, работы ради статуса и его "побрякушек", без реальной цели и полноценного наслаждения.

В такой ситуации некоторым намного легче ребячески удариться в какой-нибудь фанатизм с высосанными из пальца, но ясными задачами, ради которых стоит положить жизнь и даже умереть… Или опуститься на дно, чтобы не тратить силы понапрасну…

Мы украли у них всё: прошлое, настоящее, а главное, будущее. Мы растранжирили целую планету, мы ворочаем гигантскими бюджетами и состояниями ради сиюминутных услад. Миллиарды, триллионы прокручиваются через систему и уходят неизвестно куда, в офшоры, за шторы, прикрывающие закулисье "демократии". А молодых мы посылаем в колледжи и университеты, чтобы потом еще долгие годы они оплачивали учебу, вращались в шестеренках потребительства и к поздней зрелости начинали обогащать систему здравоохранения. Квартира, коттедж, вилла, машина, пенсия… Абсолютно бессмысленная, безыдейная перспектива.

Человеку в жизни нужно нечто большее – нечто действительно большое, непреходящее, возвышающее. В наш век мы избегаем называть это "счастьем", но да, человеку нужно счастье, настоящее, неподдельное, немеркнущее. Словно искра вечности, озаряющая жизнь и придающая ей осмысленность, вектор, связь с другими искрами. Как бы высоко это ни звучало, это наша общая насущная необходимость. Человек без этого – не человек.

Вот что на самом деле требуется молодому поколению и подспудно гложет его. Из-за нас оно лишено простых истин, неспособно оценить важность взаимосвязи, сближения, взаимопонимания. А ведь взаимопонимание, взаимный подъем над конфликтами – это та основа, с которой начинается путь наверх, к одному общему счастью для всех.

Какие же мы все-таки "динозавры". Вместо того чтобы объяснить это детям, помочь им встать на этот путь, мы надменно обрекаем их на искупление наших грехов. Ведь что бы они ни придумали, что бы ни изобрели, без внутренних перемен, без подлинно человеческих взаимоотношений лучше им не будет. Пускай же блуждают в потемках угасшего дня, не видя проблесков рассвета…

Поймут они это когда-нибудь или нет, все равно мы – предатели.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Адаптироваться к программе Природы

Эпоха "разочарованного поколения"

Поезд дальше не идет

О девизах и сюрпризах

каббалист Михаэль ЛайтманПри обновлении операционки некоторые программы перестают работать, зато появляются другие. Коронавирус – своего рода апгрейд мировой системы, прекращающий поддержку устаревших функций и устанавливающий новые. К сожалению, мы понимаем это на собственных ошибках.

Сражаясь с пандемией и ее последствиями, мир отчаянно пытается восстановить экономику и вернуть жизнь в привычное русло. Но что-то не срабатывает, что-то не работает, как прежде. Волны кризиса прокатываются по планете, и осенью 2021-го под ударом снова оказалась Европа.

Старый Свет столкнулся с резким скачком цен. Подорожали продукты, стройматериалы, недвижимость, промтовары, а главное – электричество. В Англии к тому же начались перебои с бензином.

Причины, в целом понятны: непродуманный переход на зеленую энергетику, безветренное лето, разрыв производственных цепочек, недостаток работников и далее по списку. Непонятно только, почему всё это стало сюрпризом, и почему "временные трудности" превращаются в хронические. К примеру, еврокомиссар Тьерри Бретон уже предрек высокие цены на электроэнергию до конца зимы.

Я не только читаю об этом в новостях, но и получаю вести от своих европейских учеников. Качество их жизни существенно снизилось. Людям всё сложнее доживать до зарплаты, а с наступлением холодов некоторым придется выбирать между полноценным питанием и обогревом жилья…

Пандемия словно смеется над нами. 

Исчерпанный ресурс

С начала прошлого года я неустанно повторяю, что коронавирус – это надолго, что нам не удастся вернуться назад и что пора бы уже взглянуть на очертания будущего. Ведь мы имеем дело с глобальным кризисом, затронувшим всю систему – всю операционную систему человечества, и я ясно вижу, что текущая ее версия отработала свое. От нее больше нечего ждать, кроме сбоев и перезагрузок.

Почему? Потому что вся она выстроена на амбициях эгоизма, на нескончаемой экспансии его запросов. Чем бы мы его ни пичкали, он требует большего – больше бесполезного производства, больше нулей на счету, больше соков из общества. Золотой век капитализма завершился, и богатства давно уже перетекают наверх, к тем немногим, которые не зависят от юридических и нравственных законов, зато активно навязывают их остальным.

Этот естественный процесс социального расслоения отличается от рабовладельческих времен лишь технологиями власти. В основе его лежит всё та же ненасытная человеческая природа, и современные латифундии влекут нас к пропасти так же, как влекли когда-то Римскую империю.

А раз так, можем ли мы рассчитывать на "возврат к норме"? Саму эту норму меняют на глазах, забрасывая нас пустыми лозунгами и бесконечными вызовами, чтобы мы больше "крутились" и меньше задумывались о сути вещей. Желая того или нет, мир всё дальше уходит от 2019 года, абсолютно не понимая, куда же он идет.

В действительности упадок начался десятки лет назад, но у системы был запас прочности, и она, в целом, справлялась – пока не грянула пандемия. Коронакризис стал катализатором, триггером, сорвавшим мир с якоря и бросившим его на стремнину. Мы пытаемся грести против течения, хотим пристать к берегу – а нас тем временем выносит в открытое море глобального эгоизма, подмявшего и отравившего всю планету, исчерпавшего концепцию "всеобщего блага", переросшего даже потребительскую парадигму.

Вот с чем столкнулась старушка Европа – не просто с пандемией, не просто с экономическими трудностями. Вместе со всем миром она трепещет на сломе исторических эпох.

Не умеешь – нее берись

"Общий рынок" оказался скверной идеей. Об этом я тоже предупреждал изначально, еще во времена жизнерадостных девизов и больших ожиданий. Объединять надо было не экономику, а людей, не кошельки, а сердца. Сегодня некоторые начинают это сознавать.

Европа инфантильно решила, что станет сильнее под эгидой наднациональных чиновников, банков и частных международных организаций. В результате спазмы сотрясают ее с 2008 года.

Не умеешь объединяться – не берись. Лучше держаться врозь, ответственно защищая свои интересы, чем претенциозно бросаться друг другу в объятия, переложив ответственность на тех, с кого потом уже никак не спросишь. Какое-то время мираж "стоит в воздухе", радужные обещания кажутся чуть ли не реалиями, но потом выясняется, что "общий рынок" обслуживает далеко не всех. Ведь человеческая природа не изменилась, отношения остались прежними, и только лицемерие усилилось, чтобы скрыть истинную картину.

Нет, Европа не окрепла, а ослабла, превратилась во второразрядного игрока. Формальная унификация не принесла ей подлинного равенства, зато подорвала естественные исторические устои, обезличила человеческую взаимосвязь, выхолостила традиции, оскопила дух и оставила с набором неолиберальных "ценностей". Да, они отлично смотрятся в фейковой повестке СМИ, но реальной силы в них нет.

Вот почему Францию столь вызывающе оставили за бортом в стратегическом контракте о подводных лодках. Вот почему США, не стесняясь, давят на ЕС в своем противостоянии с Китаем. Сколько бы ни осуждали Трампа за жесткость к европейцам, Байден идет тем же путем. Как следствие, вместо того чтобы проводить собственную политику, Европа оказалась меж двух огней, в тяжелой зависимости от других – ведь ей нужны рынки для сбыта продукции и на западе, и на востоке. Как же быть?

Израилю, например, удается маневрировать между Америкой и Китаем, но стратегия эта, взятая на вооружение не сегодня и даже не вчера, годится для сравнительно малой, предприимчивой экономики, способной грамотно лавировать в узком зазоре интересов. Сумеют ли европейские лидеры проделать такое со своим крупным, забюрократизированным кластером, снедаемым внутренними противоречиями? Сможет ли Европа вписаться во все изгибы такого пути?

Вряд ли. Скорее, Европу ждет выбор. Но она слишком разрознена, чтобы выработать общую линию, и потому одни страны будут решать сами, а других не станут и спрашивать…

Есть ли выход?

Современная экономика доживает свои последние дни. В исторических масштабах ее агония может длиться долго, но основные моменты уже просматриваются и их не избежать.

Мы приближаемся к концу эры потребительства, что означает свертывание производства товаров и услуг. Автоматизация, сколько бы ее ни откладывали, однажды вступит в свои права. В результате массы людей останутся без работы. Их собираются держать на скудном пайке, очевидно, с добавкой легализованных легких наркотиков, чтобы "скрасить впечатление". Само собой, есть вероятность бунтов и гражданских войн. Плюс международные конфликты, климат, экология. Плюс многие миллионы беженцев и инфильтрантов, не охваченных даже элементарными мерами абсорбции в общество и готовых стать той искрой, которая зажжет пожар.

Всё это не кончится ничем хорошим, если только…

Если только мы не престанем ностальгировать по былому и не сократим переходный период.

Страдать необязательно, вместо этого надо сосредоточиться на сути проблемы. Нет, дело не в глобальных противоречиях и геополитическом раскладе сил. Дело в эгоизме, который всё портит и ничего не умеет решать правильно.

На примере Европы мы наглядно убедились в том, что единство бесполезно, если за ним стоит раздор. Красноречивые слоганы ничего не стоят. На самом деле под знаменем "общего союза" европейцы шли к катастрофе и быстро дошли до того этапа, когда за соблазнительными девизами последовали предсказуемые сюрпризы.

Евросоюз оказался морально несостоятельным. Звезды на его знамени составляют общий круг, но люди всё те же, элиты всё те же и разобщение правит бал.

Европе сегодня надо бы расстаться с последними иллюзиями и положить начало новому единству – такому, которое не будет покушаться на внутреннее наследие народов и убивать их душу. Единству, которое объединяет противоположности, не уничтожая их.

Союз разных

Да, когда-нибудь границы между странами и людьми сотрутся, но это вовсе не значит, что все будут одинаково мыслить и одинаково чувствовать. Это значит, что люди научатся взаимодополнять, обогащать друг друга, научатся использовать весь свой потенциал во благо других. К этому нельзя принуждать, это нельзя насаждать. Как ребенка не сделаешь взрослым за один день, так и эгоистическое общество не переменишь в два счета мантрами о "единой Европе" под крылышком Брюсселя.

Чтобы действительно изменить жизнь к лучшему, надо изменить человека, надо взрастить, поднять его над собой. Лишь тогда будут правильно решены все прочие проблемы: социальные, экономические, экологические. Без настоящих перемен в себе мы никогда не сможем их преодолеть. Всё проистекает из наших отношений.

Такой подход позволит Европе оздоровить атмосферу, выровнять качество жизни на достойном для всех уровне, оградить население от нищеты. Люди будут жить скромнее по сравнению с прежней эпохой, но без страха перед завтрашним днем и с уверенностью за будущее своих детей. Ценность взаимодействия, взаимопомощи поднимется над догмами стяжательства и самоутверждения за счет остальных. Люди научатся утверждать не себя, а общность, в которой каждому есть место, каждому хватает заботы и участия и именно это придает человеку силы, радость, смысл.

В таком обществе постепенно отомрет коммерческая конкуренция и расцветет взаимоотдача – не просто вежливая готовность помочь, а внутренняя сопричастность, солидарность, неразрывность сердец. Проникаясь этими ценностями, реализуя их, человек осознает, что жить в заботе о других лучше, приятнее, осмысленнее, свободнее, чем в заботе лишь о себе.

Так Европа обновится до актуальной версии, не доводя дела до беды.

Однако для этого требуется общее решение, общая готовность выйти из неудавшегося союза и создать другой, качественно иной, отвечающий велениям времени. Союз, в котором различия укрепляют нашу связь.

Эготизму необходимо дать правильный ответ. Иначе ничего не поможет – ни Европе, ни миру.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Туманный перевал

Вирус свяжет нас воедино

Поезд дальше не идет

Почему террор нас ничему не научил

каббалист Михаэль Лайтман11 сентября 2001 года. Два пассажирских самолета, захваченных террористами, врезались в башни-близнецы в Нью-Йорке. Третий самолет ударил в здание Пентагона. Четвертый не долетел до здания Капитолия, рухнул в Пенсильвании. Три тысячи человек погибли.

Прошло 20 лет

Изменился ли мир с тех пор? Стало ли в нем более безопасно? Уверен, что нет. И сегодня угроза терроризма еще более велика. Ни американцы, ни весь остальной мир не сделали серьезных выводов. Каждая страна действует разрозненно, не принимая в расчет действия других.

А с международным терроризмом можно справиться только тогда, когда налажено тесное взаимодействие и эффективная общая антитеррористическая атака на всех направлениях. К сожалению, мы ничему не научились, и мир снова и снова ощущает реальную угрозу террористических атак повсеместно.

Двадцать лет назад я смотрел в прямом эфире, как самолеты врезались в башни, как здания рухнули. Через некоторое время я с грустью посетил место катастрофы, рядом с которым продолжала бурлить жизнь на Бродвее.

Я наблюдал тогда и продолжаю следить за тем, как мир все это переживает. Мне совершенно очевидно, что люди и тогда, и сейчас не почувствовали, не восприняли этот удар как знак, намек, приглашение к объединению, чтобы сплотиться всем вместе против угрозы и противопоставить терроризму единство и сплоченность. 

Напротив, разные страны вступили в переговоры с террористами, потратили много денег и времени, чтобы как-то обезопасить себя, наладить отношения, и ничего не добились.

В итоге человечество ничему не научилось и, конечно, получит еще много ударов. Не исключено при этом, что террористы используют и ядерное оружие, причем, в очень чувствительных для всего мира местах. Таких, как Суэцкий канал, например. Когда последствия почувствуют на себе все, весь мир. Сейчас не обязательно взрывать что-то в Америке, чтобы страхом были охвачены все.

Почему мы ничему не учимся?

Потому что наши деньги и наша власть не входят в круг ценностей, на которые опираются террористы. Мне понятны действия талибов. Они опираются на свою религию и традиции фундаментализма. Они никогда не примут западный образ жизни, который им навязывали.

"Талибан" еще переживет США, так как опирается на идеологический фундамент и волю народа. За это исламские фундаменталисты готовы умирать, устранять внутренние противоречия и распространять свои ценности во всем мире.

А что при этом происходит в так называемом цивилизованном мире? Например, в Израиле люди игнорируют решения специалистов и правительства в отношении того, как себя вести в условиях опасности распространения коронавируса. Люди относятся к этой опасности так же пренебрежительно, как и к терроризму. Сидят в кафе, гуляют, путешествуют, делают все, что им нравится. И раз мы не учимся, то лучше точно не станет. Видимо, мы еще не получили такие удары, которые бы нас чему-то научили.

Мир проявляет свою слабость по отношению к террористам

Террористы получают поддержку, деньги оружие и при этом не собираются тихо сидеть на своих базах. Разные страны, в ​​том числе США, пытаются использовать террористов в своих интересах. И террористы существуют, благодаря такой поддержке. Они ни в чем не нуждаются. И совершенно не очевидно, что они останутся подконтрольными своим покровителям надолго. Это подтверждают последние события в Ираке, Сирии и особенно ярко в Афганистане.

Американцы поначалу, сразу после теракта в Нью-Йорке, решительно воспользовались поводом необходимости борьбы с терроризмом. Силовые структуры получили беспрецедентные возможности и полномочия внутри страны и по всему миру.

Вооруженные силы США были введены в Ирак, Сирию, Афганистан, расширялось военное присутствие на всех континентах. Были потрачены триллионы долларов на собственные военные расходы и на создание армий, спецслужб и госаппарата дружественных государств. Сначала это делалось под флагом борьбы с терроризмом, а потом все больше ради внедрения так называемых демократических ценностей.

Что мы имеем в итоге?

Да, нам показали, что ликвидирован злостный террорист Усама Бен Ладен. Это стоило многих лет работы спецслужб и десятков миллиардов долларов. Но за это время появились сотни и тысячи новых террористов, способных совершать еще более изощренные террористические операции. Вся эта борьба оказалась изматывающей самих себя, неэффективной, сверхзатратной, приведшей лишь к бахвальству и показухе, да еще и к небывалой коррупции.

Самая свежая иллюстрация беспомощности в борьбе с терроризмом – вывод американских военных из Афганистана.

Чего американцы добились в Афганистане? По сути, вместо того чтобы ликвидировать террористическую угрозу, они сами способствовали появлению целого террористического. государства. Оставили им оружие, вложили огромные деньги в создание военной инфраструктуры. В течение считанных недель "Талибан" взял под контроль огромную страну.

Сегодня с "запрещенными" талибами в открытую ведут переговоры на уровне государств и правительств. Талибы при этом уверенно заявляют, что не представляют угрозы своим соседям. Но мы хорошо знаем, чего на самом деле стоят такие обещания.

Последние события в Афганистане показывают, что Америка погрязла во внутренних проблемах и не сможет по-прежнему доминировать в мире.

Многие считают, что следующей сверхдержавой станет Китай. Но мне пока непонятна их идеология по отношению к миру. Они не могут предъявить миру свой глобальный проект в качестве лидера, за которым последуют все.

Чего они добиваются? Их попытки доминировать экономически и технологически на глобальный проект не тянут. Нужны более весомые причины, чтобы стать лидером мирового развития. Думаю, что Китай еще почувствует свою зависимость от остального мира.

Путь в будущее

Правильный путь в будущее лежит не в плоскости экономики или технологии. Единственный необходимый по-настоящему глобальный проект, в котором нуждается мир, – это не однополярный или даже не многополярный мир, где доминируют сила, власть, деньги или технологии.

Мир из полярного должен стать круглым. В таком мире отношения между людьми, странами, континентами должны строиться на законах, основанных не на эгоистических интересах отдельных групп, а на понимании единства всего человечества, которое сталкивается с глобальными вызовами.

На эти вызовы можно ответить только будучи сплоченными, ощущая себя и каждого человека частичками одного целого, единого человечества. Эта идея должна быть положена в основу воспитания всех людей и всего общества. Нет для нас более важной задачи.

Грозные дни

каббалист Михаэль ЛайтманО том, как проводить старый год и сделать следующий действительно новым.

Пришел еврейский Новый год, а с ним – и "грозные дни", время самоотчета и подведения итогов. По большому счету, весь год выдался грозным: если в прошлый сентябрь мы еще надеялись на скорое "завершение концерта", то сегодня уже ясно, что конца пока не предвидится.

Впервые за историю пандемия охватила весь мир, и как бы мы к ней ни относились, что бы о ней ни думали, впереди клубится туман, в котором смутно проглядывают причудливые черты "жизни с коронавирусом".

С самого начала я предупреждал: ковид – вовсе не случайность. Он не просто досадная мутация и не просто лабораторная утечка, если вам ближе эта версия. В истории человечества "случайности" проистекают из закономерностей, инспирируются ими. И потому нам действительно стоит отдать себе отчет в происходящем, отстранившись от отдельных деталей и разглядев картину в целом.

Мы все живем под властью жестких законов. В наших глазах они непреложны на уровнях неживой, растительной и животной природы. Но когда дело доходит до человека, до "венца творения", мы представляем его свободным, способным принимать собственные решения и жить так, как он пожелает.

Сказать по правде, это форменный детский сад. Сама жизнь опровергает подобные заблуждения. Свободным и независимым чувствует себя малыш, которому позволено резвиться в рамках его крошечного мирка. Обязанностей у него нет, многое сходит ему с рук, и целыми часами, всецело поглощенный своей игрой, он делает что хочет, даже не замечая присмотра взрослых. 

Но однажды ему начинают предъявлять требования, его начинают загонять в рамки. То, что еще вчера было можно, сегодня уже нельзя.

"Почему? С какой стати меня ограничивают?" Он искренне удивлен. Помню, я спросил об этом маму, и она объяснила, что я вырос и уже не могу, как раньше, слепо следовать своим порывам. Вернее могу, но не должен. А если буду упрямиться, мне все равно не дадут.

Так действуют законы природы на человеческом уровне: они по-прежнему непреложны, но оставляют возможность проверить это на собственном опыте. Как будто создают зазор, но только кажущийся, воспитательный.

Вот и выходит, что взросление – это потеря свободы. Точнее, иллюзии свободы. Еще вчера мы ходили в кафе и рестораны, на концерты и свадьбы, плавали кораблями, летали самолетами. Такие простые, естественные вещи. Но кое-какие из них уже исчезли из нашей жизни, а другие лимитированы, урезаны, поставлены под вопрос. Где ты, былая свобода? Там, в 2019-м…

И всё из-за "какого-то" вируса, "невзначай" охватившего планету. Или все-таки не из-за него? Или мы все-таки чуть-чуть повзрослели, и Природа объясняет нам: "Теперь вы в ответе за свои дела. Что было, то не вернется".

Фактически, мы все вместе вступаем в "грозные дни", в период, требующий взглянуть на себя вчерашних и понять, чего от нас требует завтрашний день. Вакцины, маски, гигиена – это всё внешнее, необходимое, но не достаточное. Подобно тому как ребенка обучают ответственности и готовят к жизни во взрослом мире, Природа сегодня требует нас, прежде всего, внутренних перемен. Настало время научиться отвечать за себя и друг за друга.

Не для галочки

Вообще-то, сказав, что мы повзрослели, я погорячился. Но требуется от нас именно это. Вот почему мы чувствуем себя словно в клетке, словно в тисках. И давление будет только нарастать.

Ситуация меняется на глазах, и не в лучшую сторону. Количество стихийных бедствий в мире за 50 лет выросло пятикратно. К примеру, только за последние месяцы почти каждый третий житель США пострадал от стихии. Мы стремительно движемся к сценарию "неукротимой планеты", когда окружающая среда превратится во враждебное окружение и нашей первоочередной задачей станет элементарное выживание.

Нет, не коронавирус портит нам перспективы. Всё намного хуже. Мы сами лишаем себя доброго будущего своей инфантильностью, презрением друг к другу и к природе, наплевательством на ее законы, нежеланием учитывать факты. Вместо того чтобы взрослеть, мы упрямимся. Вместо того чтобы остановиться и оглянуться, рвемся к игрушкам, к игрищам эгоизма, которому целого мира мало для удовлетворения своих прихотей.

Ребенок гнет свое, не обращая внимания на сопутствующие эффекты, не задумываясь о последствиях. Взрослый приподнимается над собой, понимает баланс сил и выстраивает равновесие.

Проблема в том, что мир стал глобальным, и от нас требуется качественно новое, глобальное равновесие – согласие среди нас, согласие между нами и природой на всех ее уровнях, взвешенное отношение по принципу "не делай другим того, что ненавистно тебе самому". Это для начала. Так мы умиротворим общество, наладим здоровые социальные связи и успокоим природу. Ведь и мы, и она – суть единая система, в которой человеческий уровень определяет все остальные.

В конечном счете, нам надо научиться жить друг с другом по-взрослому – так, как живут близкие люди, заботящиеся друг о друге не для галочки, а от сердца, от души. Лишь тогда наша жизнь станет радостной, спокойной, надежной, сбалансированной, обретет новый смысл, обеспечит будущее детям и внукам.

Верно, мы не умеем так жить, не знаем, как измениться. В конце концов, сердцу не прикажешь. Но мы уже видим, что это необходимо, и можем этого захотеть. Само желание перемен внесет правильный импульс в систему и инициирует ее позитивный отклик. Всё плохое в ней начинается с нас – и хорошее тоже.

У входа в будущее

Я рад, что прошедший год навел нас на эти размышления, сделал их важными, нужными, практическими. Это был очень продуктивный год, продемонстрировавший, как общая, универсальная сила Природы охватывает всё человечество без исключений и проявляет условия, на которых мы войдем в будущее.

Весть о взрослении – на самом деле замечательная весть. С одной стороны, она ограничивает, а с другой, ограняет, придает форму, развивает и позволяет идти вперед, к подлинной свободе – свободе от эгоизма.

Впереди у нас ряд непростых испытаний, но благодаря им мы научимся правильному подходу, уловим, наконец, новую тенденцию, новое отношение "родителей". Мы все в одной лодке, мы все находимся под ударом и видим, насколько все теперь зависят друг от друга. Какое-то время мы еще будем по старинке искать частные преимущества в этой зависимости, но постепенно осознаем, что единственное преимущество кроется в общем равновесии, в общей близости, в общем процветании. Это и станет подлинным уроком "грозных дней".

Желаю всем нам начать новый год с правой ноги, с верного самоотчета, с понимания требований Природы и вектора, в котором она развивает нас. Любые бедствия сегодня – это ее призыв к объединению, к равновесию, к единству и согласию над всеми дрязгами и раздорами.

Кто поймет это сегодня, тому легче будет преодолеть период расставания с детством. Кто понимает, чтó от него требуется, того не надо наказывать, направлять жесткими методами, учить на горьких ошибках. Он готов меняться, он держит заданное направление, несмотря на туман и неразбериху переходного этапа. Этим он нейтрализует негатив, и уже не нужны ни пандемии, ни климатические катастрофы, ни прочие "меры воспитания". Главное помнить, что их корень – в наших отношениях, в качестве нашей связи на высшем, человеческом уровне природы.

Наука каббала давно говорит об этом. Скоро мы увидим это воочию. Давайте же дадим Природе спокойно повести нас вперед.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Начать с себя

Угроза сзади

2021 – год перехода к новой жизни

Сетевая революция

каббалист Михаэль ЛайтманИнтернет – это зеркало общества. В его размеченной тегами картине можно разглядеть, кто мы есть на самом деле.

Если бы гипотетические инопланетяне захотели узнать нас поближе, им надо было бы всего лишь погуглить хорошенько. В Сети мы как на ладони, со всей своей ложью, грязью и лицемерием. Жалкая форма жизни, контактировать с которой – верх неблагоразумия.

Дискутируя о том, как сделать интернет лучше, мы подчас забываем, что он – слепок с человечества. Сам по себе он не хорош и не плох, как зеркало, пенять на которое бессмысленно. И хотя кажется, что интернет меняет нас, в действительности он не фактор перемен, а их катализатор.

Мы создали себе виртуальный отпечаток, интерактивную модель, которая помогает быстро переходить от этапа к этапу, от темы к теме, от человека к обществу и от общества к человеку. Все направления доступны, все отклики – на расстоянии клика. В конечном счете, интернет протягивает между всеми связи на разных уровнях, и благодаря этому темпы нашего развития ускоряются.

Раньше мы отправляли письма по почте, потом появились факсы, а теперь – снова почта, только электронная. Есть и адреса, и почтовые ящики, но какая разница в скорости и удобстве. То же самое произошло с прямым общением, с обменом информацией, с книгами и фильмами, с передачей звука и изображения. Средства коммуникации и социальные связи приобрели совершенно новые черты, расширили границы, освободились от старых норм и… Раскрыли наше истинное лицо. 

Вообще, трудно назвать это "лицом". В новые современные формы выливается наше гнусное содержание, всё то, что раньше пряталось, дозировалось, вуалировалось. По веб-каналам течет лживый, смрадный контент, состоящий из ненависти, вражды, пошлости, невежества, эгоизма, манипулирования и прочих наших "достоинств", порой прикрытых, порой откровенно вызывающих.

Выражаясь современным языком, мы день за днем засоряем Сеть жестью, да еще и бережно архивируем весь этот треш.

Зачем?? Чтобы молиться на рукотворного идола, смоделированного из худших наших качеств?..

Одно хорошо: очистить и перезагрузить виртуальное пространство будет несложно. Но сначала нам придется перезагрузить себя.

Затянувшаяся диагностика

Плюс Всемирной паутины в том, что она соединяет людей. А минус в том, как мы ею пользуемся. По сути, мы превращаем ее в помойку грызни и отчуждения, где зазывалы, стоя на грудах мусора, продают его под всевозможными брендами.

Можно ли иначе? Можно ли оградить Сеть от негатива и ограничить только добрыми, полезными связями между людьми? Можно. Но только не искусственными методами. Ведь интернет – как телевизор, настроенный на нашу волну. Что мы транслируем, то и видим в нем. Хуже того, на веб-просторах недуги человечества приобретают еще больший размах. Троллинг, шейминг, буллинг, а проще говоря, издевательства и травля превратились в многоуровневые феномены, по-разному используемые отдельными людьми, сообществами, средствами массовой информации, массами оболваненных пользователей. Тем временем власть и крупный капитал находят для себя эффективные рычаги виртуального воздействия с многообещающим потенциалом.

Одним словом, интернет отображает нас "во всей красе", во всем соку забродившего эгоизма.

И раз уж мы видим всё это, то давайте хотя бы осознаем, чтó видим. Собственно, для этого и предназначен нынешний этап – для осознания. Интернет позволяет нам познать себя самих и сделать выводы. Это средство диагностики, своего рода медицинская визуализация, с помощью которой можно поставить диагноз и назначить лечение. Но мы пока застряли на визуализации.

Если заглянуть вперед, в те времена, когда главная болезнь человечества будет названа и признана, мы увидим, что интернет может сослужить и хорошую службу. В период реабилитации от патологической эгоцентричности, очистившись, он поможет налаживать совсем другую связь между нами. Если сегодня, в широком смысле, он сводит друг с другом продавцов и покупателей, связует спрос и предложение, то завтра будет сближать сердца.

Но когда наступит это завтра?

Пульсирующая взаимосвязь

Первый сайт, посвященный науке каббала, я создал в далеком 1995 году, когда система Всемирной паутины (WWW) только-только встала на ноги и мало кто догадывался, какое место интернет займет в нашей жизни. Родившись в 1991-м, он лишь делал первые шаги к грядущему триумфу.

Видел ли я его перспективы? Да, видел. Разумеется, не потому, что профессионально разбирался в информационных и сетевых технологиях. Как каббалист, я знал простую вещь: будущее – за связью между людьми, и связь эта выстраивается постепенно, от внешнего к внутреннему, от негатива к позитиву, от формы к содержанию.

Каббала – изначально наука о связи, о правильной, системной связи в Природе и о том, как формировать такую же связь между нами. В условиях глобализации интернет для этой задачи – незаменимое средство, веление времени. Его изобрела сама эпоха.

Сегодня Сеть, протянутая от каждого к каждому, уже стала базовой инфраструктурой, и теперь от нас зависит, какие импульсы по ней текут. Естественным образом, мы используем ее для торговли и для грызни. Правда, есть и положительные моменты, но они лишь оттеняют общую тенденцию к коммерческим отношениям, атомизации и антагонизму. Поразительно: в неразрывной системе торжествуют конфликты. Сеть всеобщей связи отдаляет, отторгает людей друг от друга.

Так начинается новое – с противоречий, с наглядного отрицания старого. Поначалу мы еще соглашаемся с этим, но со временем увидим, что так дальше жить нельзя. Увидим, что без подлинной близости мы только существуем, но не живем.

Тогда Сеть повернется к нам другой своей гранью, и окажется, что сама связь – обновляющаяся связь сердец – и есть биение жизни. Мы живы не тем, что в нас, а тем, что между нами! Желанием дарить друг другу единство и любовь.

До такой Сети надо дорасти, догрызться, довздорить, так чтобы всеми фибрами ощутить тупик. Но есть и другая возможность – нащупать его уже сейчас, приглядевшись к нашему виртуальному отражению, к убогому коллективному веб-портрету человечества.

Распознав его черты, мы поймем, чтó делать. Для начала – умолкнуть, не путать себя и других на площадях соцсетей и форумов, блогов и чатов. В тишине легче думается и яснее чувствуется. Только выбравшись из гула и чада, мы отдадим себе честный самоотчет и найдем новое применение интернету, чтобы он помогал сближаться и проводить между нами позитив. Его истинная задача – не просто связь, а сопричастность, единение между людьми. Если мы захотим, он послужит замечательным средством внутреннего продвижения навстречу друг другу.

Да, тут надо многому научиться, надо приложить усилия. Зато это будет общим подъемом, а мы будем уже не пользователями, а участниками, партнерами, собратьями. И в нашем онлайн-зеркале отразится совсем другой образ.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Путь к максимальной коммуникации

Место встречи – Интернет

Двадцать пять лет интернету

Поезд дальше не идет

каббалист Михаэль ЛайтманОбычно периоды потрясений бросают нас из крайности в крайность. Но современный глобализированный мир запутался настолько, что его бросает во все крайности сразу.

Люди и страны всегда жили по-разному: где-то богатели, где-то голодали. В прошлом веке одних начали называть "золотым миллиардом", других – "третьим миром" или, чтобы не обижать, "развивающимися странами".

Однако в наше коронавирусное время линия разлома проходит уже не только по государственным границам. Тенденции перемешиваются, и разрыв обретает новое качество, прорезая чуть ли не каждую страну волнами противоположных направлений. Маятниковое качание сменилось сложным узором интерференции, в котором уже не разглядишь доминирующего вектора.

Между тем, человеку нужна определенность, стабильность, опора под ногами, и он рефлекторно устремляется в прошлое, туда, где всё проще, понятнее, милее. С тех пор как вирус подкосил мировую экономику, она всеми силами пытается оправиться – то есть вернуться назад, в "здоровое" состояние.

Но прежнее "здоровье" не вернешь, я говорю об этом с начала пандемии. Ведь мы имеем дело не с болезнью, а с неизбежным этапом взросления. И его черты проглядывают повсюду. 

Клубок противоречий

Сегодня "третьим миром" чувствуют себя многие малые и средние бизнесы. Им, буквально, приходится выживать в условиях снизившейся доходности и дефицита сотрудников, которые зачастую не желают возвращаться на работу после карантинов. К примеру, о тяжелой ситуации в Израиле мне рассказала на днях моя ученица, занимающаяся стратегическим консалтингом.

Зато хай-тек, буквально, купается в инвестициях, повышает зарплаты и срывает купоны в небывалых масштабах. Есть и другие отрасли, чувствующие себя превосходно, даже лучше, чем перед пандемией.

Но этим крайности не ограничиваются. Активно развивающиеся китайские компании вовсю используют новейшую систему слежения за работниками, фиксирующие их действия каждую секунду и требующие беззаветной отдачи на благо работодателя. "Провинившихся" наказывают и увольняют с подачи алгоритмов. Разумеется, это приводит к стрессам и даже смертям. В Америке Amazon прибегает к аналогичным методам. Обещанная автоматизация производства товаров и услуг принимает порой неожиданные формы: автоматы не замещают наемных работников, а помогают наиболее эффективно порабощать их.

С другой стороны, локдауны серьезно ударили по готовности людей ежедневно ходить на работу. В США некоторые сектора испытывают трудности в найме персонала, количество вакансий превышает допандемический уровень, фирмам приходится предлагать соискателям бонусы и другие стимулы. Особенно показателен пример гигантов, сотрудники которых отказываются возвращаться в офисы. С этим столкнулись, например, Google и Amazon. Некоторые готовы работать из дома даже ценой пониженного оклада. Около 65% опрошенных страховой компанией Breeze оказались не против пятипроцентного снижения зарплаты, а 46% могут ради "удаленки" отказаться от части выходных.

В целом, значительные части населения предпочитают не возвращаться к прежнему рабочему формату или по мере сил стараются отложить возвращение на работу. Что-то прогнило в западном королевстве.

Всё это, на первый взгляд, представляется естественными конвульсиями, вызванными продолжающимся кризисом и переходом мировой экономики на некие новые рельсы. Да, поезд трясет на стыках и стрелках, но затем он выедет на ровную колею.

Проблема в том, что на самом деле мы понятия не имеем, чтó нас ждет после всей этой "тряски". Мы понимаем, откуда приехали, но не понимаем, куда. Чаще всего наши планы сводятся к улучшениям нынешней отжившей свое системы. Некоторые аналитики даже предвещают ее слом. Но как понять, чтó именно надо в ней скорректировать или что придет ей на смену? Как вырулить на прямой путь, не угодив в тупик, не свалившись под откос?

Для этого надо приподняться над экономикой и разобраться в том, что ее формирует, – в социальной психологии, в общественных отношениях. Ведь в конечном счете всё определяется тем, как мы относимся друг к другу.

Просьба освободить вагоны

Если оценить ситуацию с точки зрения социальных отношений, картина резко проясняется. Поезд, на котором мы едем, дальше не пойдет. Он выработал свой ресурс. Снаружи как бы всё есть, но внутри всё раздуто, извращено и разрушено. Коронавирус ознаменовал конечную станцию долгого пути, на котором мы эгоистически зарабатывали друг на друге.

И пускай какие-то отрасли еще процветают – для меня все маркеры говорят о крахе. Причем, прежде всего, моральном крахе. Нынешние попытки "восстановления" лишь отражают критический дисбаланс в экономике и обществе, необратимое рассогласование всех систем. Когда корабль тонет, одна его часть поднимается наверх, и там какое-то время можно тешить себя иллюзиями, несмотря на заваливший горизонт.

Раньше в раздробленном мире всё было иначе. Но теперь, когда взаимосвязь опутала нас с ног до головы, нет больше возможности пировать и даже просто нормально жить в отрыве от остальных. И потому наши прежние взаимоотношения чужаков, случайно собравшихся на одном корабле, в одном поезде, несут колоссальный вред. Новая эпоха требует нового подхода друг к другу.

Вместо этого мы уходим в крайности: с одной стороны, хотим жить в своих каютах, в своих купе, в своих вагонах, защищаясь и ограждаясь друг от друга силой, деньгами и технологиями, – с другой стороны, проповедуем мультикультурализм и искусственно насаждаем многообразие. И то, и другое оторвано от реальности, неосуществимо. Чтобы правильно жить вместе, нужна наука, понимающая исконную человеческая природу и позволяющая подниматься над ней. Но мы не готовы учиться, нас слепит собственная неопровержимая правота.

В таких условиях эгоизм правит бал и постепенно разваливает систему изнутри своими растущими запросами. Под его властью мы транжирим природные и человеческие богатства, загаживаем и опустошаем планету и себя самих, подменяем качество отношений безумным количеством лишних товаров и услуг – и бредем через цепочку потрясений к одному большому Кризису.

Наше общество разбалансировано – отсюда дисбаланс во всех сферах жизни и во всем, к чему мы прикладываем руку, от экономики до экологии. И это не могло длиться вечно. Мы оказались сегодня на конечной станции, и хотя рельсы вроде бы уходят в тоннель, но там, дальше, ничего нет, кроме непробиваемых скальных пород эгоизма, которые могут стать только общей могилой…

А потому, господа бизнесмены и наемные работники, настоящее решение наших проблем носит не экономический, а социальный, человеческий характер. Оно между нами, оно должно проникнуть в сердца. И любая "альтернатива" ему – тоннель в никуда.

Новая эпоха требует не зарабатывать друг на друге, а работать во благо друг другу. Но мы не умеем так жить, не хотим этому учиться, не готовы принять это послание. Мы находимся во внутреннем тупике, в полном разладе со своим развитием. Нам бы туда, во тьму тоннеля, чтобы попасть на следующую станцию…

А отсюда можно только наверх, на свет!

Из рабства на свет

Второй год пандемии, а у нас ничего особо не изменилось. Идет борьба за власть, за влияние, за богатство. Люди преуспевают как могут или выживают как могут. Система скрежещет, но принципы ее работы всё те же и цели всё так же оторваны от подлинно человеческого блага. Иногда мы жалуемся и ропщем на ее недостатки – и все равно принимаем, не в силах представить себе ничего принципиально иного. Она убила в нас все ростки иного и, старательно выполов почву, засадила ее исключительно "благонадежными" семенами.

Система эта насквозь искусственна. Она обслуживает своих бенефициаров, она всегда готова "рисовать" цифры, тасовать критерии, обещать, покупать, подкупать. Она приглядывает за нами через недремлющее око работодателя, чуть отпускает поводок на "дистанционке", подкармливает на "социалке", наказывает, стимулирует, выстраивает – одним словом, использует. В сущности, мы все – ее рабы.

По данным Международной организации труда, 40 миллионов людей в мире являются жертвами различных форм современного рабства. Но это лишь верхушка айсберга, а в глубине, под рябью репортажей и официальных релизов, лежит горькая истина: наш мир не свободен, мы все не свободны, пока живем по законам эгоизма.

Суть нашей социально-экономической системы, ее основа – эгоистические отношения между людьми. Они порабощают в нас всё человеческое и выхолащивают любую связь до уровня обменных сделок и формального участия. Даже в семье мы всё реже чувствуем настоящую близость, неразрывность, полную самоотдачу. И разве можем мы представить себе такую связь с другими людьми, которая не обременяет, не связывает, а наоборот раскрепощает?

Это и есть рабство, пронизывающее всю нашу жизнь. Человек, который не может полностью положиться на других, – раб своих и чужих ограничений. Человек, который боится потерять работу и остаться без средств к существованию, – раб. В каменоломне, в потогонной мастерской, в кондиционированном офисе, не суть важно. Если моя судьба, судьба моей семьи находится в руках другого, и я не могу полностью довериться ему, значит я раб.

Законодательство, профсоюзы, благотворители смягчают мое рабство, делают его незаметным, неощутимым, и все же пока наш мир не свободен от эгоизма, он не свободен и от рабства. Эго неумолимо превращает любую зависимость в рабскую зависимость. Как следствие, 10% людей относятся к хозяевам, а 90% – к рабам, ну, или работникам.

Каков же выход?

Я не был бы рабом, если бы был стопроцентно уверен в других, а они были бы стопроцентно уверены во мне. Именно это взаимное доверие, взаимное поручительство вывело бы нас из тупика, позволило бы выстроить совсем другие отношения и совсем другое общество, без невольного страха за будущее.

Получается, из рабства нельзя выйти поодиночке – только вместе, сближаясь сердцами, мы можем покончить с ним навсегда. Сегодня я завишу от других, и это закрепощает меня. Завтра та же самая зависимость откроет нам путь к свободе. Ведь что такое настоящая любовь, если не абсолютная взаимозависимость, несущая абсолютное освобождение?

Проблема в том, что между двумя этими состояниями – рабства и свободы – нет чего-то среднего, частичного, промежуточного, переходного. Может быть или одно, или другое. Если не внутреннее единство – то эгоизм, как бы мы его ни называли: "первым миром" или "третьим".

И потому, добравшись до конечной станции, надо понять, что это последняя стадия эгоистического развития, которую уже никак не улучшишь, не подправишь, не приукрасишь, с которой надо просто распрощаться, пока она не обрушилась нам на головы обломками тщетных надежд.

Дело тут не в бизнесе, большом и малом. Бизнес останется и в грядущую эпоху, только не мы будем обслуживать его, а он – нас, в необходимой мере, которая обеспечит всем достойную материальную базу и возможность поддерживать в обществе дух взаимоотдачи.

Дело в подлинном сближении, которое изменит нас изнутри. Для этого есть методика, название которой – "наука каббала". В буквальном переводе с иврита это значит: "мудрость получения" – получения огромного удовольствия от жизни через отдачу другим. Мудрость построения общества, живущего как дружная, прочная семья, в которой каждый стоит на страже благополучия близких.

Мир сегодня настолько запутался, что неспособен разглядеть этот простой, ясный образ будущего. Так всегда бывает на исходе фундаментального тренда, когда все силы уходят на то, чтобы удержать вчерашний день. Его закат неминуем, его дни сочтены. Пора оторвать взгляд от гробницы, в которую он нас увлекает, от склепа его старческих прихотей и посулов.

За горизонтом его чаяний и возможностей лежит совсем другой мир с другой ответственностью – не за себя и "своих", а за добрую связь между всеми. Этот перелом труден, но необходим. И, откровенно говоря, мне страшно при виде того, насколько мы не готовы к нему.

Как было – не будет. А как будет – зависит от нас.

Что означает триумф талибов

каббалист Михаэль ЛайтманВ отличие от Вьетнама, Афганистан был покинут американцами без боев и антивоенных кампаний. История повторилась молниеносно, и в этом ее урок для нас на будущее.

Исход Америки из Кабула стал своего рода сиквелом для новых поколений, не видевших аналогичного исхода из Сайгона в 1975 году. Тогда Америка была "в расцвете лет" – сегодня она теряет былое влияние. Откуда же такое сходство сюжетов и обстоятельств?

В сущности, так заканчивается каждая война американцев. Их "конек" другой – делать деньги. В стране золотого тельца всё "завязано" на капитал, а для военных побед нужно нечто большее – цель, дух, сплоченность. Как раз то, чем Америка похвастать не может.

Став горнилом для многих народов, она не сплавила их воедино, а лишь скрепила позолоченными идеалами. Несмотря на показной патриотизм, люди здесь не чувствуют себя одним народом с общей судьбой, с общим прошлым и общим будущим. А когда нет народа, войну ведут деньги, а не люди. И потому самостоятельные "боевые вылазки" американцев, несмотря на заявленные цели, в итоге оставляют после себя пустоту исчерпанного банковского счета.

Иного и быть не могло. Ведь это не их земля, не их страна, не их борьба. Они не могут вечно охранять то, что в действительности им не принадлежит. Все войны США велись на чужих территориях, без необходимости защищать свою независимость или само свое существование. А с чужим всё проще: при желании можно взять, при желании можно бросить. 

Тем более, когда речь идет о борьбе с партизанскими формированиями, против которых западная регулярная армия мало что может сделать. Ведь она тяжела и неповоротлива, как сама Америка. Партизаны знают, за что дерутся, – а солдаты? В принципе, по-настоящему сражаться с боевиками могут только другие боевики…

И потому бегство из Афганистана я воспринял не с сожалением, а с пониманием: история повторяется, поскольку такова человеческая природа.

Внешние провалы Америки вызваны отсутствием подлинной идеологии – той, которая овладевает сердцами. Нет четких задач – одни красивые слова. Нет добрых надежд – одни пустые обещания. Нет нити, связующей деньги и военную мощь с национальным видением будущего, к которому стоит грести, в которое хочется попасть. Напротив, попытки изобрести внефинансовую идеологию оборачиваются на американской почве на редкость уродливыми всходами…

Что касается разговоров об экспорте и построении демократии, они беспочвенны, даже если игнорировать абсолютную неготовность других стран и народов к подобным экспериментам. Ведь подлинной демократии нет и в Соединенных Штатах. Пускай формально она провозглашена, но дух ее не витает над "Новым Светом". Там просто принято не задевать, не трогать друг друга: "Это мое, это твое".

Американское законодательство призвано, в первую очередь, охранять частную собственность, личную неприкосновенность. Но при чем тут демократия? Нет, это всего лишь защита индивидуума от внешних посягательств. Частичная защита, разумеется. Как я уже говорил, принципы американцев священны, но когда речь заходит о больших деньгах, телец отпускает все грехи.

Как следствие, Афганистан сегодня вливается в пояс исламистских стран, протянувшийся на запад до Марокко, и "свешивающийся" до юга Индонезии. О чем это свидетельствует? Прежде всего, о слабости ведущих мировых игроков, будь то Америка, Англия, Франция, Россия или Германия. У них нет будущего – достаточно ясно обрисованной и притягательной картины завтрашнего дня. Потеряв курс, они безнадежно погрязли в мировом кризисе, который по-разному проявляется, но ослабляет всех. И в первую очередь, сильных. Мы еще увидим воочию этот процесс.

Так всегда происходит в истории: подъемы и спады, взлеты и падения. Сегодня богатейшие страны мира начинают сходить с исторической сцены. Некоторые уже давно отступают в тень, другие переживают слом тенденций, явный или скрытый. Даже Китай не исключение. Мир вступил в эпоху неолиберальных сумерек, которая со временем охватит все регионы: Южную Америку, Азию и т.д.

Разумеется, эта ситуация чревата войнами, как минимум, местными и региональными. С другой стороны, возможно, стороны поймут, что победителя в подобных схватках не будет и никто не извлечет из них долгосрочной пользы.

Однако гонка вооружений продолжается, и всегда есть опасность, что к этой "пороховой бочке" поднесут запал…

Израилю ближайшее будущее несет прямую угрозу. Мы уже видим: нам больше не на кого полагаться. Америка – больше не оплот. Особенно Америка байденовского образца. Она вовсе не за нас, у нее, вообще, нет друзей, и с Израилем ей не по пути. Однажды она продаст нас за бесценок, и громкие заголовки объявят о "падении Иерусалима".

Что касается вечного противостояния суннитов и шиитов, оно не должно вводить нас в заблуждение. И те, и другие с радостью уничтожат еврейское государство, когда у них появится такая возможность. Весь исламский мир считает Израиль инородным, враждебным телом в своей среде. Так что впереди нас ждут нападки и конфликты без всяких на то причин или по надуманным причинам.

В этом контексте, хотя афганские исламисты и кажутся нам примитивными, вовсе не стоит списывать их со счетов. У них своя тысячелетняя история за спиной, свои древние устои, и в чем-то они прозорливее окружающего нас арабского населения. В конечном счете, для одних они могут быть очень сильными партнерами, для других – очень сильными врагами.

И здесь самое время задуматься о том, как нам – народу Израиля – быть дальше. Знакомый порядок рассыпается. Знакомые очертания реальности расплываются на глазах. Если и есть у нас друзья, они слабы. А ведь без поддержки нам здесь не выстоять. Пройдут годы, тенденции окончательно оформятся, и мы обнаружим, что стоим одни против всего мира, раздираемого противоречиями, но не терпящего нас всеми фибрами души.

Почему? Потому что все пути всегда вели к нам, к еврейскому народу. Что бы ни происходило, в нем видят главного виновника, главного преступника, главного злодея. Мы словно прокляты, с тех пор как возвестили человечеству о единстве мироздания, с тех пор как приняли от Авраама эту идею за свою основу. Она сделала нас "инородным телом", чуждым элементом, непрошеным гостем на Земле.

И пускай он прав, этот гость, но послание его невыносимо для человеческого эгоизма. А хуже всего то, что он сам отказался от своих корней, презрел поручительство и взаимоотдачу, оставив лишь красивые слова о "любви к ближнему" и традиции вместо реальных дел, вместо сближения сердец. В результате весь мир страдает, а единство, которое нужно ему, как воздух, спрятано где-то там, у евреев, на дне их истории, под напластованиями изгнаний и гонений.

Вот в какой ситуации мы оказались вместе с миром. И вот почему мы остаемся в нем одни, медленно, но неумолимо. Это не чьи-то происки, это закономерный отклик на наше бездействие, на наше несоответствие заявленной когда-то цели. Разве не естественно винить того, кто способен помочь всем, а помогает только себе?

Я очень надеюсь, что народ Израиля проснется раньше новой Катастрофы. Ведь остальные народы не понимают его роли, но смутно или явно чувствуют, что он всему виной. В какой-то момент мы не найдем среди них друзей, от нас отвернутся все. И тогда мы поймем: настоящая помощь заложена в той всеобъемлющей идее, которую наши предки приняли когда-то у горы Синай, и еще глубже – в единой Природе, которая породила человеческий род и развивает его навстречу подлинному единству. Зерна будущего изначально заложены ею в нас.

Однако понять это под лезвием занесенного меча – невелика заслуга. К внутреннему сплочению надо устремляться уже сейчас, чтобы показать миру добрый пример, добрый путь к примирению. Так непрошеный гость станет желанным и дорогим, найдет свое место среди народов и реализует, наконец, свой потенциал.

В противном случае случится то, что случалось уже не раз и не два. История наших поражений в войне с собственным эгоизмом намного древнее истории поражений Америки. Мы не знаем, сколько времени у нас осталось. Срыв в ненависть может оказаться молниеносным.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Сто дней после приказа

Новые ценности Америки

США и Израиль: конец романа

Страница 1 из 1912345...Последняя »