Записи в разделе 'Статьи в СМИ'
Есть ли жизнь после капитализма?

каббалист Михаэль ЛайтманРазговоры о посткапиталистической эпохе ведутся не первый год, но пандемия внезапно придала им актуальности. Светит ли нам что-то хорошее из того времени, когда рыночные отношения утратят свою власть?

Прежде всего, давайте признаем: капитализм смертен, так же как его предшественники, а потому стоит заранее побеспокоиться о том, что придет ему на смену. Не будем надеяться на то, что он просто передаст власть своему преемнику. Во-первых, передача власти – дело сложное, а во-вторых, где он, этот преемник? И что он нам сулит?

Одной из ключевых метаморфоз, ждущих человечество за поворотом, станет разрыв связи между работой и удовлетворением личных нужд. Другими словами, государство будет обеспечивать потребности граждан вне зависимости от их усилий. Как следствие, трансформируются представления о справедливости и равенстве, а также об успехе и мотивации. Ведь без реальных стимулов к труду и к социальной деятельности общество утратит жизнеспособность.

Тема эта серьезно обсуждается специалистами, и дискуссия, как правило, охватывает сопутствующую тенденцию – люди будут меньше работать. Сейчас речь идет о 32 часах в неделю, которые со временем превратятся в 22 часа, то есть в три рабочих дня.

Израильтянам это кажется чем-то невообразимым: по статистике за прошлый год, мы работаем, в среднем, 40.5 часов в неделю – больше всех в Западном мире. Средний показатель в OECD – 37 часов, в Голландии – 29.4, в Швеции – 35.9, в США – 38.6. 

И все же ситуация переменится. Индустриальный мир, каким мы его знаем, морально канул в прошлое, и закат его уже начался. Понемногу наш доход будет "отрываться" от рабочих часов и даже от производительности труда. Да, всё принципиально новое выглядит парадоксальным на фоне старых декораций, но в недалеком будущем изменится шкала приоритетов, а за ней – и вся наша жизнь. Мы обнаружим, что надо просто обеспечивать всем гражданам страны нормальный, здоровый уровень дохода – что-то в районе средней заработной платы.

А вот чем они будут реально заняты – это уже другой вопрос. И на самом деле он более важен. Но чтобы ответить на него, надо осознать вызов, брошенный нам историей.

Вызов обществу

Мы воспринимаем капитализм, в первую очередь, как экономический уклад, соответствующий современным социальным отношениям. Но отношения меняются, и экономика подстраивается под них. К XXI веку человек стал более эгоистичным, более индивидуалистичным – и перегнул палку во всем, от перепроизводства товаров и услуг до перепроизводства ненависти. Собственно, этот тупик, подчеркнутый пандемией, и подводит нас к необходимости перемен. Нам необходимо унять экспансивное развитие эгоизма, не знающего меры ни в чем.

А потому следующая формация будет социальной, общественно-ориентированной. Только абсолютное превосходство общего блага позволит направить в нужное русло человеческую природу и человеческий потенциал. Неслучайно уже в середине прошлого века фашизм попытался взять на себя эту скрепляющую роль, однако в извращенной форме, в желании подмять и уничтожить "других".

Сегодня мы уже достаточно повзрослели, чтобы понять: "других" нет. Мы все в одной лодке, на одной планете, превратившейся в единую глобальную систему. Раскачивая ее дисбалансами, в итоге мы добьемся лишь общего краха. Нам нужно выстроить новые отношения, в которых единство интересов станет верным залогом благополучия для всех. Только тогда можно будет правильно реализовать такие механизмы, как универсальный базовый доход, общественное жилье и здравоохранение, совместное управление социальными ресурсами.

Проще говоря, позитивные отношения между нами – основа нового мира, который стучится в дверь.

Мир этот совсем-совсем другой, непривычный, и потому вступать в него надо осторожно, обдуманно, поэтапно, с согласия разных частей общества. Необходимо широкое обсуждение, широкое осознание нынешнего переходного периода, понимание его опасностей и общего вектора перемен.

Сегодня миллиарды людей понятия не имеют о сути происходящего и о подлинном смысле социально-экономических сдвигов. В такой ситуации нас ждет взрыв. Так что ликбез по новому миру нужен и народам, и правительствам.

Главное – чтобы все поняли: старое уходит навсегда. Тогда мы примем и обратную сторону медали: новое требует адаптации.

Вызов человеку

Когда человек всерьез задумается над глобальными переменами, в нем проснутся вопросы, забытые с детских лет. В чем смысл моего существования? Есть ли у моей жизни цель более высокая, чем грамотное, комфортное потребление и передача эстафеты дальше? Почему жизнь устроена так, что почти всю ее я растрачиваю на нечто утекающее сквозь пальцы? Каков мой остаток и каким он должен быть?

Каждому придется самому искать ответы, и для этого ему понадобится твердая основа, не диктующая, чтó думать, а показывающая, как думать, как системно разбираться в ситуации, не ограничиваясь своим узким ракурсом, но поднимаясь к общей картине.

В соответствии с этой задачей, изменится образование, искусство, даже досуг. И тогда постепенно человек начнет понимать, в каком мире он живет, как мир пришел к этому состоянию, как выстраивать дальше свою жизнь, как сближаться с другими, как общими усилиями формировать здоровое окружение.

Сегодня люди с утра до ночи заняты чем угодно, кроме главного – кроме построения отношений, которые сделают их счастливыми. Тут необходим разворот, возврат к естественному понятию семьи, в широком смысле этого слова. Ведь и народ тоже должен быть семьей. И весь мир – тоже. Разумеется, мы не будем корчить из себя ангелочков, но грести к этому, учиться этому надо уже сейчас. Этим мы и наполним большую часть своего времени.

Раньше муж работал, а жена занималась хозяйством. В нашу бурную эпоху оба работают, и сколько бы они ни зарабатывали, покоя им нет. Сама жизнь подстегивает людей к бесконечному забегу, и у них остается всё меньше душевных сил друг для друга и для детей. Хотя что может быть важнее?

Так вот, пандемия кладет всему этому конец. А если мы будем упираться, если попробуем бежать дальше, то врежемся в стену или упадем в пропасть – кому какое сравнение больше нравится. Потому что дальше у нас – смена приоритетов. Новый уклад будет основан не на потребительстве, а на внутреннем сближении, на взаимосвязи.

Если бы мы осознали это, то уже сейчас, пользуясь пандемией или даже без нее, начали бы оздоровлять экономику, сокращать часы работы, отказываться от абсолютно ненужных, часто вредных бизнесов и производств. Но общество к такому совершенно не готово. Общество, в лучшем случае, лишь смутно догадывается о том, что эта остановка – конечная. И со страхом уповает на продолжение пути в никуда.

Пересадка

Человек рожден не для каторжного труда, не для нескончаемой переработки ресурсов в отходы жизнедеятельности. Произвести-продать, заработать-купить-выбросить – из-за этих "идеалов" мы порой света белого не видим. Такими отношениями нас связывают в тугой клубок нервов, равнодушия, отчуждения, ненависти, отчаяния.

Нет, мы, конечно, находим себе укромные уголки и приятные занятия. Но когда возникает нужда в реальной взаимовыручке, взаимопомощи, взаимопонимании – не на уровне благотворительности, а в социальных масштабах, в общечеловеческом смысле – все наши изъяны сразу выплывают на свет. Каждый день думать о других? С какой стати?

Забота о других для современного общества – тяжкий труд. Мы еще не умеем жить так, чтобы это было частью нас, естественным порывом, наслаждением, как в семье. Многие и о близких-то не всегда готовы позаботиться.

Одним словом, мы "каторжники", рабы своего естества. И нам надо учиться подниматься над ним. Эта учеба и станет нашей главной работой, нашим общим вкладом на пользу нового, развитого общества.

В этом обществе свобода от эгоизма будет главной из свобод. В нем равенство и справедливость очистятся от неолиберального мифотворчества. В нем статистика разводов, заболеваний, насилия будет колоть глаза до боли. В нем наш ВНП будет измеряться не рыночной стоимостью произведенных "благ", а уровнем человеческих отношений, взаимным доверием, уверенностью в завтрашнем дне, готовностью вкладывать силы на пользу других, причастностью, сопереживанием. Ведь в конечном итоге, блага, которые мы производим, – это радость, доставленная другим. Доставленная разными средствами и способами, но от души.

Вот над чем мы будем работать. И работа эта будет не напрягать, а раскрепощать, освобождать от нелепых представлений о статусе, о размере банковского счета, о вещах, которые, якобы, делают меня "человеком". Я буду обогащаться совсем иначе, всё мое богатство будет на счету у других, и в этом я найду удовлетворение, оплату, бескрайние перспективы для роста и самореализации.

Короче, это будет другая жизнь, другое ощущение, другой смысл, другое мировосприятие. И это будет нашим общим достоянием, за которое каждый отвечает и в котором каждый черпает силы. А когда наши дети вырастут в такой атмосфере, в таком духе, старый мир навсегда потеряет свою власть и не сможет сбить нас с пути.

Если вдуматься, нам и сегодня нужны не деньги, а чувство удовлетворения. Но удовлетворяет человека превосходство над окружающими, которое можно купить. Это и завело нас в тупик – мы сознательно и безотчетно конкурируем за превосходство друг над другом. Мы транжирим жизнь на то, чего всегда меньше, чем хотелось бы. И это жалкое прозябание в вечно неутоленных эгоистических запросах мы самовлюбленно считаем правильным.

Новый мир наполнит человека совсем другим удовольствием, намного более сильным, интенсивным и реальным, а главное – не утекающим сквозь пальцы. Каким удовольствием? Отдачей.

Сейчас это звучит удивительно, но то, что я отдаю, остается со мной. Ведь я расту, добиваюсь успехов, становлюсь лучше, внутренне богаче, счастливее, нужнее, ценнее – и этого у меня уже не отнять. Это можно превзойти только новой отдачей. Отдавая себя, я обретаю себя.

Обществу, которое научится жить по таким законам, обеспечено благоденствие и процветание. Разумеется, экономика по-прежнему будет производить всё необходимое, но основной нашей индустрией будет именно индустрия единства и отдачи. Единства в самых разных формах, в бесконечном многообразии. И отдачи не в виде купонов, а прежде всего, в виде душевного тепла, которого хватит на всех. Остальное приложится.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Кошмар капитализма: спасибо, больше не нужно

Всего лишь бизнес

Цена мудрости

Терпеть не надо

каббалист Михаэль ЛайтманКогда чужое мнение выводит вас из себя, примите это как шанс. Человек рожден не для того, чтобы терпеть.

В середине ноября мир отметил Международный день, посвященный терпимости. В основе его лежит декларация ЮНЕСКО, принятая четверть века назад.

"Терпимость – это не уступка или снисхождение, – сказано на сайте ООН. – Это уважение и правильное понимание богатого многообразия культур нашего мира, наших форм самовыражения и способов проявления человеческой индивидуальности. Люди по своей природе различаются, и только терпимость может обеспечить выживание смешанных общин в каждом регионе мира".

Сказано так, что не придерешься. Да и зачем придираться? Всё верно. Даже если отрешиться от официоза, принцип терпимости необычайно важен и в глобальном мире приобретает ключевое значение. Вопрос же состоит в том, каким образом этой терпимости достичь? Так чтобы не вспоминать о ней раз в год, а жить по ней каждый день.

Начнем с простой вещи: как справедливо отмечает ООН, все люди разные. Некоторые терпимы от природы, другие по природе абсолютно нетерпимы. То есть одни внутренне принимают принцип толерантности и рады следовать ему, а других он только злит, потому что они воспринимают его как кляп, как отказ в праве на свое мнение. 

О воздействии окружения, религий, идеологий и СМИ говорить не будем – это только усугубляет ситуацию.

В итоге мы отмечаем некий день, превозносим некое качество, к которому человечество в целом не готово. Оно не понимает толком, что это такое, и не умеет созидательно реализовывать этот принцип, так чтобы он действительно помогал нам жить вместе. Красивые слова остаются словами, а терпеть других становится всё труднее. День терпимости остается скорее еще одним символом нашего провала.

Как же быть по-настоящему терпимым к другим?

Прежде всего, если я их "терплю", "выношу" – это уже неправильно. Человеку надо с детства учиться не терпеть других, а принимать их так же, как он принимает себя. Плюрализм должен жить не в лозунгах, а в сердцах, в духе общества. Только тогда из бремени он превратится в подлинное средство единения.

Да, тут, несомненно, нужна учеба, теоретическая и практическая. Учеба, благодаря которой противоположное мнение перестанет тяготить меня. Наоборот, пускай мы будем разные, и пускай каждому будет место в нашем общем многообразии.

Разумеется, не всё так просто. Ведь человеческий эгоизм растет, и пропасти между нами углубляются. Современное общество безумно далеко от патриархальных отношений, веками сглаживавших различия до минимума. Поэтому нам всё труднее уживаться, ладить, находить общий язык.

И тем важнее становится задача – всех, таких разных, принимать как части общей мозаики, как богатство человечества, а не его проклятье. Мы не умеем конструктивно использовать свои различия – что ж, настало время принять вызов и научиться.

В действительности, несходство, инакомыслие, противоположность – это нормально и полезно. Неприемлемы только воинственные вспышки эгоизма, не позволяющие нам сейчас соединить разные части в одно целое. Всё остальное имеет полное право на существование.

Например, меня абсолютно не раздражает, если кто-то отвергает науку каббала или даже ненавидит еврейский народ. Я не раз отлично общался с антисемитами, без нервов и без перепалок.

В каждом из нас живет своя картина мира, и все эти картины находятся в развитии. Сегодня они не совпадают так, завтра не совпадут иначе. Важно видеть вектор, подниматься над текущим моментом и не отождествлять себя автоматически со всем этим "багажом". Тогда мы сможем развиваться правильно, сообща выстраивая нашу мозаику, снова и снова.

Как-то рабби Шломо из Карлина заказал в трактире медовый напиток. В это время в заведение зашли солдаты и крикнули, чтобы рабби Шломо с его учеником убирались вон.

– Мед уже согрелся? – спросил рабби трактирщика.

Солдаты в гневе ударили по столу: "Проваливай отсюда, а не то…"

– Что, еще не готов? – осведомился рабби.

Тогда вожак компании выхватил из ножен саблю и приставил ему к горлу.

– Пускай только не будет слишком горячим.

И солдаты ушли…

Что же такое продемонстрировал рабби Шломо? Вовсе не высокомерие, не надменность – умение внутренне принимать других, какие они есть, принимать весь мир как систему, находящуюся в движении к совершенству.

Эта способность приподняться над различиями ломает копья и сабли. Она-то нам и нужна – разумеется, не на уровне рабби Шломо, а в более простом, доступном применении.

Все мы – части целого. Сама Природа создала нас разными. И всем есть место. Ведь именно соединение над различиями и делает каждого из нас Человеком, а всех вместе – единым целым, единым сердцем.

Вот что надо объяснять людям всех возрастов. Вот чему надо учиться и что надо практиковать – такое отношение, такой подход. Суть его в том, чтобы преодолевать противоречия в себе самом, не выплескивая их борьбу в окружающий мир. И осуществимо это, только если мы действуем сообща, системно.

В общей системе не может быть победителей. Победа для меня – это не превосходство над окружающими, а подъем над собой, над своим абсолютно правильным, бескомпромиссным мнением, над разобщением и ненавистью к другим. Такой подъем доставляет мне огромную радость и удовлетворение, по-настоящему возвышает меня, несет процветание обществу.

И еще: если вдуматься, это единственное, что нас спасет. Иначе мы загрызем, растерзаем друг друга, сожжем весь мир, чтобы с нуля начать новый виток в несколько тысяч лет. И тогда наши потомки, сидя в каком-нибудь бункере или в пещере вокруг костра, будут рассказывать странные легенды о цивилизации, у которой было всё и которая уничтожила сама себя…

Время не ждет, необходимо уже сейчас учиться терпимости на деле. Нельзя уничтожать "других", нельзя нарушать равновесие, нельзя силой насаждать свою правду. Каждый должен помнить, что противоположный край шкалы не менее важен, потому что истина всегда лежит между нами и весь мир балансирует на этой общей точке опоры.

А раз так, выходит, что цель у нас одна и она примиряет нас над всеми противоречиями. Она – ключ к подлинной терпимости. И лучшее, что мы можем, – принимать всё целенаправленно, вливаясь в общее течение, в общее движение к этой цели, к миру, в котором различия не возводят между нами границы, а подталкивают к подъему и освобождают от эгоизма.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Ynet: Посмотрим, какие вы плюралисты!

Ссоры и споры

Одержимость

Тайм-аут

каббалист Михаэль ЛайтманЧто делать, когда политика врывается в семью и раздирает ее на части?

К сожалению, для многих это далеко не праздный вопрос. Прежде всего, дело касается Америки – за последние годы она раскололась на два лагеря, которые ведут между собой непримиримую войну на всех фронтах, включая семейный.

Супруги живут в разных комнатах, препираются и обвиняют друг друга, часто при детях. Родственники обрывают связи, близкие становятся далекими.

Как же недостает людям общего ракурса, элементарного умения взять тайм-аут и для начала хотя бы просто подождать, остыть. Они увидели бы тогда, что весь конфликт надуман, что их намеренно погружают в раздор.

Дилемма между республиканцами и демократами вовсе не решит судьбу Америки, поскольку сегодня ни те, ни другие толком не знают, что делать. В нормальных условиях политика служит пускай несовершенным, но "буфером" между властью и народом, между различными "станами" и странами. Но когда политика берет на себя слишком многое, она лишь обостряет дисбалансы и сеет рознь. 

Игры в демократию завели нас в тупик, и семья становится одной из жертв социального краха. Раньше супруги, что называется, "не сходились характерами" – теперь не сходятся идеологиями. Но принципиальной разницы нет. В обоих случаях, прежде всего, надо остановиться, отрешиться от навязчивого желания доказать свою правоту.

Есть такое древнее универсальное правило: "все разногласия покрывает любовь". Это значит: чтобы любить друг друга, вовсе не надо быть "белыми и пушистыми". Настоящая любовь – это плод всего, что нас разделяет. Это ступень, на которую мы поднимаемся вместе с двух противоположных полюсов. Все помехи и противоречия между нами лишь подводят нас к этому подъему, снова и снова. Без них мы бы не умели любить.

Я уже говорил как-то: каждый раз надо внутренне пройти до самого конца, чтобы сделать еще шажок навстречу друг другу. И этот шажок покроет, исправит всё.

Только так преодолевается ненависть, совершенно естественная и неизбежная. Две части мироздания – мужская и женская – абсолютно противоположны друг другу, но, тем не менее, сама природа соединяет их в одно, порождая из этого единства противоположностей новые и новые поколения. Подлинное согласие, подлинная связь строится не на уступках, не на сходстве свойств, а именно на различиях, на взаимодополнении. Никто из нас не прав – только вместе мы создаем над нами ступень любви, которая и есть истина.

А значит, надо во что бы то ни стало подниматься над фрондой, склоками, претензиями. Они проявились – и хорошо. Теперь, вместо того чтобы лаяться, мы можем говорить. Вместо того чтобы душить, можем обнять друг друга, прильнуть друг к другу. Вместо того чтобы вариться в своей ненависти, можем накрыть крышкой этот котел – пускай бурлит, придавая нам энергию для подъема.

Тогда политика, СМИ, митинги, перепалки окажутся просто декорациями, дешевыми провокациями эгоизма, который пытался нами править. На самом деле вовсе не надо сражаться с другими мнениями. Ведь все люди разные, все смотрят с разных ракурсов и видят свое. Это нормально. Нельзя в этом погрязать.

У нас с женой давно уже действует уговор: мы не вспоминаем вчерашнее, оставляем его в прошлом. Кстати, первым был не я – она начала эту традицию, показала мне этот подход. Такая доходчивая, целительная женская мудрость: "Ну что, будешь завтракать?" – и в путь с чистого листа.

Главное помнить: истина там, где мы сходимся поверх противоречий. Она – наше общее достояние. Она – третья объединяющая сила, которую мы создаем из двух половинок правды. Без нее у нас ничего не выйдет, останется только ненависть.

Эта истина – средняя линия – включает, интегрирует нас обоих. Она и есть любовь, Природа. Она создала нас противоположными и расходящимися всё дальше, и она же готова удерживать нас вместе, если мы согласны на это. То есть согласны не друг с другом, а с ней. Согласны соединиться именно так, чтобы образовалось нечто новое: ни муж, ни жена, ни демократы, ни республиканцы – совсем новая связь, новое качество, новая ступень, новый мир, который воцарится между нами.

Как же согласиться с этим? Как выплыть к этому из нашего омута? Вот потому и нужен тайм-аут. Он покажет нам, что другого решения нет, что мы так и будем всё делить на правое и левое. И даже не сможем разойтись, разбежаться, как в древности при крушении Вавилонской башни, потому что нам некуда деться друг от друга. Мир стал слишком мал и слишком противоречив…

Более того, разлом проходит не только между нами. По мере развития мы не просто разнимся и расщепляемся – трещина прорезает сердце каждого. В человеке понемногу проявляются две половинки: одна настаивает на собственной правоте, другая – на подъеме.

Обнаружив внутри этот зародыш будущего, я вхожу в противоречие с собой. И понимаю: в себе самом, в своей природе мне ничего не разрешить, ничего не исправить, не сбалансировать. Впереди – всё больший распад, раскол всех и каждого, и не будет примирения без взаимного прорыва наверх. Пытаясь давить друг на друга, довлеть друг над другом, мы только нагнетаем напряжение, приближаем взрыв. И выход один – высвободиться из тисков своей природы, своего эгоцентричного естества.

Так или иначе, не мытьем, так катаньем, мы придем к этому. Мы уже чувствуем, что в бесконечных сварах нет жизни, нет решения, там наша погибель. Нам необходимо то, что соединит нас над ними. Нам отчаянно необходима третья сила, которая примирит противоположности. Только с ней мы разрешим все свои проблемы.

А пока что мы можем замолчать, перевести дух, посмотреть друг другу в глаза, обнять друг друга – и никуда не торопиться. Пусть весь мир подождет. У нас свидание, как в первый раз, когда всё было неважно, кроме связи, кроме чувства общности, сопричастности.

Мы хотим этого. Мы согласны любить.

Предыдущие сообщения на эту тему:

О семье, о работе и о здравом смысле

Во время домашней изоляции

Ссоры и споры

50 на 50

каббалист Михаэль ЛайтманЕвреи Америки уже давно сделали свой выбор. Сможем ли мы сделать свой?

По данным опросов и экзитполов, порядка 77% американских евреев поддержали Байдена, тогда как 77% израильских евреев, наоборот, выступили за Трампа.

Это свидетельствует о "зияющей и растущей пропасти", пишет обозреватель The Forward, историк Джоэл Свэнсон. "Подлинный урок выборов состоит в том, что американские и израильские евреи больше не являются одним народом". Я бы добавил: и никогда им не были.

Еще ярче это демонстрируют приоритеты, которыми евреи США руководствовались на выборах. Их волнует борьба с пандемией (54%), климатические изменения (26%), здравоохранение (25%), экономика (23%) – одним словом, что угодно, только не Израиль (5%).

По сути, здесь царит откровенный когнитивный диссонанс: в списке важнейших вызовов отсутствует… антисемитизм, хотя в недавнем опросе эту проблему признали целых 88% еврейских респондентов в Америке. Удивительно, когда дело доходит до выборов, антисемитизм имеет для них еще меньшее значение, чем Израиль. Хотя на самом деле ничего удивительного: ведь это две стороны одной медали, одного ненавистного им "нюанса", который они хотят вычеркнуть из жизни и сознания. 

Вообще, ракурс решает все. Одно дело – выживать на ближневосточном клочке земли, окруженном врагами, которые всегда готовы поджарить тебя с потрохами, и совсем другое дело – играть в демократию и неолиберализм за океаном, в стране "великих возможностей". Израиль в такой ситуации не то что пролетает, он становится опасным, самим своим существованием бросая на тебя постыдную тень.

Сегодня американские евреи испытывают, практически, абсолютное отторжение от этой земли, от этой страны, от этого народа и всего, что с ним связано. Многие не готовы хотя бы раз в жизни посетить свою историческую родину. Даже в 60, 70 лет человек, которому предлагают билет бизнес-классом в Израиль, говорит: "Я должен посоветоваться с родными. Не думаю, что они это поддержат".

Как следствие, утратив общие корни, общий знаменатель, евреи в Америке перестали представлять реальную силу. Считаться с ними больше не надо, а когда они нужны, их просто покупают – деньгами или лозунгами.

Они восприимчивы ко всему, что окончательно отрывает их от корней, и глухи к доводам рассудка и истории. Вообще, от истории они отмахиваются с головокружительной легкостью и потому достучаться до них невозможно. Многие годы я убеждаюсь в этом, беседуя во время своих визитов в Америку с многими десятками людей разного возраста, образования и достатка. Так уж устроена эта страна – она выбивает из человека все, что не относится к ее повестке и ее мировосприятию.

Вот откуда взялись предвыборные приоритеты евреев. Место определяет человека, "инсталлируя" в него узкую, фрагментарную картину, на которой ближайший план затмевает все остальное. Поднеси к глазам разноцветный камушек — и он скроет из виду гору над тобой… А уж далекий крохотный Израиль – тем более.

Достаточно переехать в Америку, и Израиль вытесняется из памяти, из сердца. Ты больше не еврей. А если родился в Америке – и подавно не еврей. Когда тебя так называют, это только нервирует и коробит. Не всех, конечно, но подавляющее большинство наших собратьев. Что и показали последние выборы.

Когда-то Генри Киссинджер сказал Голде Меир, что прежде всего он американец, во вторую очередь – госсекретарь, и лишь потом – еврей. К нашему времени третья часть этой конструкции уже отпала, и потому ответ Голды Меир о том, что мы читаем справа налево, больше не актуален.

Еврейское государство вызывает у американских евреев идеологическую аллергию и психологическую идиосинкразию. Короче говоря, непереносимость. Точка невозврата пройдена, и потому я тревожусь за евреев Америки не больше, чем они тревожатся за Израиль. Их роль в общей еврейской судьбе сведена к нулю. Они вращаются в своем мирке, на своих орбитах, все отчетливее примыкая к нашим недругам и ненавистникам. Мы могли бы наладить с Америкой отличное сотрудничество на всех уровнях, если бы там не сидели они – отрекшиеся от нас соплеменники.

Что бы с ними ни происходило, какие бы предупреждения ни загорались перед их взором, через минуту они забывают обо всем, что не трогает их лично. Для них не существует понятия еврейского народа, понятия "мы".

И в конечном итоге они обнаружат простую вещь: как Израиль не нужен им, так и они не нужны Израилю. И Америке тоже. Возможно, тогда другое поколение в других обстоятельствах приоткроет давным-давно запертую дверь и выглянет наружу из своих иллюзий… А может быть, и нет.

Но даже если они переедут в Израиль под напором антисемитизма, что они привезут с собой? Как повлияют на нас? Какую рознь внесут в и без того раздробленную страну?

Ситуация с американским еврейством лишний раз обозначила тот разлом, который пересекает сегодня страны, народы, семьи, сознания. Даже "просвещенная" западная демократия сломлена напором страстей. Как будто пришла в движение сила, разбрасывающая нас по разные стороны мировой баррикады.

И это далеко не случайно, это признак нового времени, обнажающего непреодолимый раздор и требующего все-таки преодолеть его.

Мир раскалывается надвое и группирует силы для финального противостояния, которое все труднее представить без большой войны. Давайте же избежим обмана и самообмана.

Есть как будто несколько полюсов, но на самом деле их всего два: полюс раскола и полюс единства. Все постепенно сводится к этому глобальному, неизбывному, системному противоречию, к этому вызову, брошенному человечеству. И пускай нам кажется, что силы неравны, ведь за раскол почти все, а единство отдает утопией, надо помнить, что это качественный антагонизм, отражающий взаимную противоположность человеческой природы и Природы, которая нас породила.

А потому баланс сил – всегда 50 на 50. Иными словами, мы свободны в своем выборе: можем упираться и враждовать до полного краха либо быстро пройти переходный этап и стать единым целым – единой Америкой, единым Израилем, единой Европой, единым миром, поднимающимся над всеми своими конфликтами.

Роль евреев в этом процессе – ключевая. Именно поэтому они так активно занимают места по разные стороны баррикад. И я желаю им – нам всем – поскорее понять, что весь мир устремляется за нами: в ненависть, когда мы ненавидим друг друга, и в общность, когда мы вспоминаем о взаимоотдаче.

Нет третьего варианта. Не будет стихийного умиротворения. Сдержки и противовесы рушатся. И у нас всегда есть возможность разобрать баррикады. 50 на 50.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Одно "прекрасное" утро

Куда маршируют евреи по Бруклинскому мосту

Евреи против Израиля

Согласие без компромиссов

каббалист Михаэль ЛайтманНовоиспеченный американский президент обещает объединить страну – точно так же, как его предшественник четыре года назад. Нет, не объединит, даже если действительно захочет. Выборы в наши дни – это зеркало раскола и его инструмент.

Может ли существовать общество, государство, если оно расколото надвое непримиримыми позициями? Разумеется, нет. В исторической перспективе, у него нет будущего. В древние времена Израиль не раз попадал в этот тупик и сегодня идет тем же курсом.

Но Америка – пример намного более "сочный" и показательный для мира. Трещина, которая ее рассекла, превратилась в пропасть, и политикам не перекинуть мосты. Всё, что они могут, – играть на противоречиях, обслуживая одну из сторон. Эти выборы, вне зависимости от исхода, зажгли зловещее предупреждение: впереди опасность.

Раскол, разобщение – естественное порождение человеческой природы. Но главная проблема не в этом. Главная проблема в том, что никто не прав. Мы сморим на целое с разных ракурсов, и каждый видит свое. Такая "правда" всегда ущербна и однобока.

Поэтому, хотя республиканцы мне ближе, я не могу сказать, что демократы совершенно неправы. Нет, прекрасные идеи левых о мире без границ когда-нибудь осуществятся. Но совсем не так, как им представляется сейчас. А сегодня идеи эти предстают в уродливом проявлении, подобно неспелому плоду, сорванному раньше времени. Им еще требуется время, чтобы дозреть, но и отрицать их нельзя. 

"В действительности, – пишет Бааль Сулам, – тот, кто убивает и разрушает плохую идею, как будто разрушает идею исправную, так как в мире вообще нет плохих идей, и лишь несозревшая идея считается плохой".

А потому самый важный вопрос, который поставили перед миром американские выборы: как нам, таким разным, таким воинствующим и бескомпромиссным, все-таки жить вместе на одной земле по общим законам?

Пока мы этого не поймем, мир продолжит скатываться к социально-экономическому краху и большой Войне.

Инакомыслие – не порок

Прежде всего, надо понимать: компромисс больше невозможен. Всё зашло слишком далеко. А без компромисса невозможна демократия, какой мы ее знаем. Она изначально строится на том, что все поступаются – кто-то бóльшим, а кто-то меньшим.

Никто на этой планете не может жить в идеальном для себя мире. Но даже если бы это стало возможно – какими убогими были бы наши мирки! Без многогранности и разношерстности, без несходства качеств и взглядов, без противоположностей и споров мы угасли бы за считанные годы.

Даже человек живет на контрастах, а уж общество – и подавно. Нельзя обойтись без различий. Именно они позволяют прийти к целостности, увидеть общую картину. И хотя сегодня они выявляют нашу слабость, в них же кроется и наша сила. Надо только найти им правильное применение.

Какое? Конструктивное. Разумеется, каждый должен иметь возможность для самовыражения. Это очевидно, но этого мало. Надо чтобы общество при этом было внутренне зрелым, чтобы оно умело ценить разногласия и подниматься над ними, понимая, из них-то и рождается истина и что она может быть только общей, а не частной.

Вот чему нам надо учиться – тому, как вместе из разноголосицы порождать общую истину. Я писал об этом в августе: напряжение растет, и мира не будет, пока мы не начнем понимать, что наша борьба с инакомыслием проиграна загодя. Бороться надо не с другими, а за единство над всеми различиями. Иначе в конечном итоге проиграют все.

В каббале такой подъем над антагонизмом называется "средней линией". Ее суть – в примирении ради общей высокой цели. Она соединяет противоположности, не подавляя их. И только так мы сможем выстроить свое будущее.

Примирение

Сегодня под видом "демократии" нам навязывают нескончаемые склоки, вражду, раскол. В сущности, никакая это не демократия, а детская песочница, оставленная без присмотра взрослых. Представьте, во что она превратится, если детей не научили элементарным нормам общежития и взаимодействия. А их не научили.

Нам всем необходимо заново взглянуть на общество и на свое место в нем. Нам всем нужно присматривать за тем, чтобы неизбежные конфликты не перерастали в драки, чтобы сильные не отыгрывались на слабых, чтобы никто не оставался без помощи. Это наша общая ответственность. И этому надо учиться, не столько умом, сколько сердцем.

В противном случае за это "отвечают" политики и те, кто за ними стоит. Результаты налицо – мир погружается в бездну противоречий. Но мы упорно продолжаем выбирать лидеров, которые проводят одну, "единственно верную" линию. Средняя линия – зрелое интегральное общество – кажется нам слишком высокой планкой. "Лучше уж попробуем принудить других жить по-нашему". У людей в крови этот эгоистический порыв властвовать над несогласными либо истреблять их, хотя бы морально. Детский сад без воспитательницы…

В итоге трещины испещрят каждую страну, весь мир – и не оставят от него камня на камне. Ни Трамп, ни Байден, никто другой из нынешних правителей не сможет участвовать в строительстве нового мира, новых отношений. Эти "динозавры" доломают старое и сойдут со сцены. И уже сейчас мы должны понимать, чего хотим от лидеров, которые придут им на смену.

Не надо больше гнуть свою линию или искать несбыточные компромиссы. Надо поднимать общество на тот уровень, где над спорами рождается истина, где разногласия предстают сюжетными линиями в совместном действе, ролями, которые мы "озвучиваем", чтобы полнее выявлять общую картину единства в средней линии.

Всё, что нас разделяет, можно обратить во благо, если мы научимся строить между нами такой подход и сближаться несмотря ни на что. Тогда, как в финале мультфильма "Головоломка", мы обнаружим, что отдельные, однотонные черты реальности вдруг соединяются в многоцветную палитру, цельную и неделимую. В ней не будет унификации, нивелирования, игнорирования различий, стрижки под одну гребенку, затушевывания одних частей и выпячивания других. В ней всё гармонично сольется в едином устремлении к взаимоотдаче.

Да, в таком обществе тоже будут уступки, но уже не вынужденные, а добровольные, человечные, радостные. Ведь отказываясь от чего-то, каждый из нас не поступается своей правдой, а наоборот, поднимается к общей истине вместе с другими. Это уже совсем другое общество и другая жизнь.

Такова наука подлинного примирения, которую нам предстоит реализовать вместе.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Америка осталась без президента

Что предотвратит гражданскую войну в Америке?

Встречная волна

Лодку на переправе не раскачивают

каббалист Михаэль ЛайтманПереходный период – всегда вызов. Казалось бы, взять и перевернуть страницу. Но как ее перевернешь, если на ней вся твоя жизнь?

С прогнозом по коронавирусу выступил известный израильский футуролог проф. Давид Пасиг из Бар-иланского университета.

Согласно его анализу, эффективность будущей вакцины составит 60%, и избавиться от "короны" полностью мы не сможем. Пандемия окончательно угаснет примерно через пять лет, за время которых мир переживет 5-6 волн заболеваемости, а Израиль – целых 8-9 волн, поскольку нашему народу очень трудно соблюдать ограничения.

Ведь у нас каждый считает себя ведущим аналитиком и не намерен выполнять предписания. В целом, от дисциплинированности народов будет зависеть тяжесть пандемии и глубина падения экономики. Качество жизни и размер окладов снизятся в среднем на 30%.

Таким образом, по мнению проф. Пасига, впереди у нас – два "терапевтических" десятилетия, которые потребуют от человечества серьезной "коррекции поведения". Однако коррекция эта может оказаться очень тяжелой. 

Пять-десять лет хаоса и сотни миллионов смертей – вероятность такого сценария оценивается в 30%, что означает вполне реальную угрозу. В качестве ответа на нее проф. Пасиг предлагает организовываться в сообщества, которые смогут постоять за себя и обеспечить выживание.

Два пути

В 2008 году мы провели с проф. Пасигом беседу о "видах на будущее", однако в то время она могла показаться чисто теоретической. Сегодня, когда коронакризис остановил мир, способность правильно прогнозировать ситуацию становится ключевой. А для этого надо разбираться не только в глубинных тенденциях, но и в глубинных причинах происходящего. Иначе даже самые обоснованные прогнозы, подкрепленные моделями из прошлого и экстраполяцией на будущее, не помогут найти правильную стратегию.

Мир уже понял, с чем столкнулся. Но не понял, почему. Специалисты, аналитики и мировые лидеры вразнобой рассуждают о том, когда и какой ценой мы выйдем из кризиса. Но куда выйдем? В какой мир?

Как правило, речь идет об утраченном неолиберальном капиталистическом банковско-корпоративном порядке. Да, говорят нам, кое в чем он, вероятно, изменится, но грести надо туда. Даже если какие-либо общественно-экономические институты отомрут и на смену им придут новые, все равно, признавая это, нас, по большому счету, зовут в прошлое, в те социальные отношения, которые и привели к нынешнему слому.

Практически, никто до сих пор не признал в коронавирусе триггер кардинального социального преображения, до которого доросло человечество и которое необходимо направить в верное русло, чтобы максимально сгладить переходный период. Всё дальнейшее на самом деле зависит от нашего понимания и от нашей реакции на неизбежную трансформацию ценностей, сознания, отношений.

Не будет никакого возврата к потребительству в любых его формах. Старое умирает, уходит в ночь, за горизонт, а впереди брезжит заря нового дня, новой ступени в нашем развитии. И если мы вовремя не разглядим сути перемен, любые кошмарные сценарии могут стать явью.

В науке каббала эта ситуация рассматривается как "развилка", предлагающая нам два пути: тяжкий путь страданий нерадивого ребенка, взрослеющего только из-под палки, и путь ускорения, на котором мы сами сознательно растем и движемся к цели.

Куда грести?

Цель сегодня – создание единого человечества, живущего по интегральным законам сотрудничества и сопереживания. Создание поэтапное и целенаправленное. Если мы считаем это слишком высокой планкой, – что ж, ближайшие годы покажут нам, что на меньшее Природа не согласна и что других вариантов у нас просто нет. Мы уже начали переправу. Попытки сойти на старый берег только сильнее раскачивают лодку и грозят крахом.

Ведь старый берег остался только в памяти. Старая экономика – труп. В наши дни вовсе не надо быть пророком, чтобы предсказать обвал, и, полагаю, он намного превысит 30%. Нам предстоит всеобъемлющая, фундаментальная, беспристрастная ревизия всех видов прежней деятельности. Причем критерием будет уже не рентабельность, а социальное благо, польза для общества, перешедшего на интегральные рельсы.

Вместо ненависти и вражды, это общество будет жить заботой о других и пропагандировать подъем к взаимопониманию. Пропагандировать не лозунгами, а делами, примерами, самой атмосферой. Мы научимся налаживать такую связь, в которой каждый найдет свое достойное место и все будут равны в отдаче друг другу.

Для этого нам придется измениться, исправить сердце. Но вряд ли такую "коррекцию" имеет в виду проф. Пасиг. Жаль, пора уже говорить об этом публично. Только единство проложит нам дорогу к доброму будущему. И наоборот, всё, что взращено на разобщении и ненависти, пускай даже самое резонное, рациональное и продуктивное, отправит нас к цели кружной дорогой страданий.

Суть выбора

Есть такой принцип, сформулированный царем Давидом: "отступись от зла и делай добро". Сначала надо покончить с негативом в наших отношениях – так мы сумеем выбраться из бед. Ведь все наши проблемы решаемы, когда мы действуем сообща. Но это еще не всё – затем в нашем единстве, в общечеловеческой семье мы обнаружим нечто большее, чем бегство от страданий. Там заложен огромный, прекрасный мир, вечный, совершенный, полный открытий и радости.

Вот к чему направляют нас события. Пандемия – это импульс, приданный человечеству. Она останавливает наши дела и этим высвобождает нас для будущего, для наших будущих отношений, которые необходимо строить прямо сейчас.

Как?

Например, я терпеть не могу маску, она душит меня морально и физически. Но я ношу ее, потому что не хочу штрафа, да и заразиться тоже не хочу. Мало ли что.

Так вот, маска на самом деле нужна для того, чтобы не заразить других. Весь этот опостылевший масочный режим призван, прежде всего, защищать окружающих от меня.

Именно так. Об этом говорят эксперты из Йельской школы медицины, исследователи из Калифорнийского университета в Сан-Франциско, специалисты федеральных Центров по контролю и профилактике заболеваний США, многие другие специалисты, в том числе из Израиля, и простые люди.

Почему бы нам не начать с этого? Мы передаем друг другу множество вирусов, не только биологических, но и социальных: поведенческих, нравственных, ценностных, идеологических и мало ли каких еще. Негатив равнодушия, злобы, розни льется по системе наших взаимосвязей и беспрепятственно заражает своих жертв – нас с вами.

Готовы ли мы надеть "маску", чтобы остановить эту эпидемию на себе, не пустить ее дальше? Абсолютно не готовы. И вот в это, буквально, "тыкает нас носом" коронавирус.

Он не отступит, будет накатывать, возможно, в разных формах и обличьях. Ведь у него есть причина – дисбаланс человеческих взаимосвязей, вышедший на глобальный уровень. Впервые ощутив себя единым целым, человечество созрело для новых отношений, для подъема к единому миру. Именно поэтому не будет возврата назад, в детство. Нам предъявлены другие требования, отпираться бесполезно. И никакие сообщества не помогут, пока мы этого не осознали.

Давайте же поймем суть своего выбора. Мы не решаем, взрослеть ли нам, – мы решаем только, как взрослеть. Два пути открыты впереди, и любой прогноз должен учитывать это. Захотим сблизиться – решим свои проблемы и сами перевернем лист общей истории. Не захотим – подставим себя под удары Природы и эгоизма, реализуем худшие сценарии, останемся кучкой горемык на мировом пепелище. И все равно в итоге перевернем лист.

Этот выбор можно сделать только вместе. Своим бездействием, своими надеждами на авось и на перезагрузку мы выбираем долгий путь. А ускорение внутренних перемен требует общих сознательных усилий. Вот, собственно, и вся футурология.

Так зачем мы надеваем маску, выходя из дома?

Предыдущие сообщения на эту тему:

Вакцина от глупости

Дыхание перемен

В гостях – Давид Пасиг

Одно "прекрасное" утро

За кого бы ни проголосовала Америка, ее евреи обрекают себя на поражение. Мозги у них в порядке, но сердца ослеплены. Это их и губит.

2020-10-30_v-odin-prekrasnyj-den

Обеспокоены ли американские евреи антисемитизмом? Свежий опрос American Jewish Committee показал, что 88% респондентов считают его проблемой: очень серьезной – 37% или до некоторой степени серьезной – 51%.

82% считают, что антисемитизм усилился за последние пять лет. 31% избегают посещения определенных мест и мероприятий, опасаясь за свою безопасность. Еще год назад таковых было 25%.

37% за последние пять лет стали объектами антисемитского инцидента: физического нападения или антисемитского высказывания. 43% молодых людей в возрасте от 18 до 29 лет лично подверглись антисемитизму в кампусе колледжа либо знают того, с кем это приключилось. 

За последний год ощущение безопасности у большинства (52%) не изменилось, у 43% понизилось.

Остановимся на этом. Цифры, сами по себе, не скажут всей правды. Америка сегодня вышла на распутье, которое для ее еврейского населения станет судьбоносным. Многие сознают это, хотя бы отчасти, но мало кто понимает всю критичность ситуации.

2020-10-30_v-odin-prekrasnyj-den2

В январе, после марша протеста в Бруклине, я написал, что главная проблема американских евреев не антисемитизм. Главная проблема – они сами, их упорное нежелание взглянуть правде в глаза, разглядеть причины ненависти. Последующие месяцы оказались бесплодными: американское еврейство по-прежнему ставит либо на ассимиляцию, либо на защиту свыше. И то, и другое гибельно в своей основе.

Не сочтите еретиком за правду. Я просто вижу перспективу, а точнее, ее отсутствие. Не желая признать свою роль, евреи США сами вскармливают антисемитов, сами приближают новый Холокост. И грянуть он может очень быстро, как в Германии, за считанные годы. Никто и охнуть не успеет. А если успеет, собратья заткнут ему рот, как это делали европейские евреи незадолго до печей…

Американцы идут тем же путем. Возможно, смена власти приоткроет им глаза, но как бы не было поздно. Лучше прозреть под защитой друзей, чем под конвоем врагов. К тому же времена переменились, и то, на что раньше требовались годы, сегодня может занять месяцы. Клич, брошенный одновременно в СМИ и в интернете, обладает невероятным потенциалом, тем более в трудный период. Вот так встанешь ноябрьским утром, а за окном все уже не белое, а коричневое…

Евреев современной Америки не ждет ничего хорошего. О безопасности они смогут только мечтать. Разумеется, и Израиль не будет "тихой гаванью", но это далеко не одно и то же.

Так или иначе, вне зависимости от исхода выборов, мы увидим, как в американском обществе сформируется четкое мнение и широкий консенсус относительно евреев, которые будут виновны буквально во всем. Обличающие процессии, карикатуры, ролики, беспорядки, погромы, травля – этот маховик уже готов, и он раскрутится, как раскручивался в разных странах в разные времена.

Сегодня полиция некоторых штатов не вмешивается в смуту, и тем более она не вмешается в антиеврейские выступления. Лучше уж против евреев, чем против правительства. К тому же это помогает выпустить пар и объединяет даже непримиримых – ведь внутренний антисемит есть в каждом, включая самих евреев. А уж в глазах народов еврей виновен по определению, по происхождению, по умолчанию. Всю свою историю мы провели под презумпцией виновности, и лишь иногда нам удавалось оправдаться. Как правило, после больших бед.

Но американским евреям ничего не объяснишь. Ведь они живут в особенной стране, которая позволяет устроиться так, как нигде и никогда больше. Чарующий дух золотого тельца ослепляет сердце, и оно уже не чувствует беды. Евреи и представить себе не могут, что такие солидные, адекватные и милые люди вокруг изменятся в одночасье и придут по их кошельки и по их души.

2020-10-30_v-odin-prekrasnyj-den3

Как пробить этот блок? Как объяснить, что претензии мира к народу Израиля "вшиты" в подкорку? Никакая это не политика и не идеология. Это сидит намного глубже, и это неискоренимо. Сама человеческая природа восстает против чужеродного элемента, против искры того костра, который зажег когда-то Авраам. Даже потухшая искра вызывает отторжение, и ничего мы с этим не поделаем, пока не начнем выполнять свою роль в человечестве.

А роль наша проста и универсальна – объединить всех по-доброму, по-человечески, по-братски. Так вышло, что эта часть системного развития возложена на нас, народ Израиля, в основе которого лежит то самое, несбыточное, ненавистное, неизбывное: "Возлюби всех, как самого себя". Нечто противное человеческой природе, отталкивающее и в то же время необходимое в наши глобальные времена. Реализовав этот принцип, мы выполним свою миссию в мире, и только тогда нас перестанут ненавидеть.

От этого нам не уйти. Все деньги мира нас не спасут, даже в стране, которая все меряет долларами.

Вот почему я не вижу перспектив: в накрепко взаимосвязанном мире у эгоизма нет будущего, и если мы ставим не на единство, не на взаимоотдачу, то ставим на крах.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Куда маршируют евреи по Бруклинскому мосту

Когда лояльность бессильна

Ждет ли американских евреев Судный день?

Отстающие в школе жизни

Мы пытаемся вернуть детей к учебе, но сами не учимся, не успеваем за событиями. И потому останемся в том же классе на второй год.

2020-10-29_otstayushhie-v-shkole-zhizni

Накануне выхода из карантина выяснилось, что дети, несмотря на бессимптомное, как правило, течение болезни, разносят коронавирус не меньше взрослых. Это поставило в тупик израильскую систему образования, у которой просто-напросто нет денег на безопасную организацию традиционных рамок.

"Капсульное" обучение требует проветриваемых помещений либо открытых площадок, но где их взять и как приспособиться к израильским климатическим условиям? Для малых групп требуется множество учителей, а их надо набрать и подготовить.

К тому же мы не знаем, как будет протекать эпидемия, и какие еще сюрпризы она припасла. Сегодня она требует капсул, а завтра потребует, к примеру, по учителю на каждого ученика, по воспитательнице на каждого малыша. 

В этой ситуации нет хороших решений. Мы все – дети и взрослые – оказались в тисках и не можем вернуться в привычный мир. Дело не только в школах: закрыты целые сферы, и чтобы открыть их, сперва надо открыть что-то в себе.

С самого начала эпидемии я предупреждал: она изменит общество и мир. Сегодня об этом говорят все. Но мы не смирились с этой мыслью и упорно ждем возврата в прошлое. Эпидемия для нас – это ЧП, пускай мировых масштабов, которое когда-нибудь закончится.

Но мы ошибаемся. Это не ЧП, это новый мир, который стучится в двери и меняет нас, хотим мы того или нет. У него другие законы и другие цели, он ломает "нерушимые" тренды, закладывает новые тенденции, а главное, требует от нас участия в процессе. Пока мы не начнем участвовать, вирус нас не отпустит.

Театр абсурда

Еще в июне я говорил, что стратегия борьбы с коронавирусом не должна сводиться просто к перезапуску предкризисной схемы. Ведь мир переживает не просто пандемию, а качественную трансформацию отношений. Отныне мы сами качеством наших взаимосвязей определяем качество нашей жизни.

Проще говоря, как мы друг к другу относимся, так и живем. А относимся мы друг к другу сами знаете как. Личные, социальные, международные отношения – все отравлено.

Скоро год, как Природа водит нас по тематическому парку COVID–19, показывая, от чего надо отказаться, что изменить, что создать. Мы нехотя заходим в павильоны со смешанным чувством недоверия и отвращения: "Неужели ты серьезно? Из-за какого-то вируса отказываться от эгоистичной рутины, заботиться друг о друге? Дистанцироваться внешне и сближаться внутренне? Это же абсурд!"

На самом деле абсурд – это когда человек отказывается принимать очевидное, потому что оно ему не нравится. Начался новый этап развития, мир вступил в череду тектонических сдвигов, а мы предпочитаем видеть в этом "коронавирусное недоразумение".

И именно поэтому у нас нет хороших решений. Откроем школы и предприятия – плохо, не откроем – плохо. Куда ни кинь – всюду клин. Нет ни тактики, ни стратегии, да и быть не может. Мы делаем шаг назад и в страхе ждем ответа от вируса. Так проблему не решить.

Смена курса

Рано или поздно нам придется начать делать шаги вперед. А для этого нужно понять, что вопрос вовсе не в том, открывать или не открывать школы, предприятия, спортзалы и т.д. Вопрос в том, как нам перестать быть чужими друг другу, как распахнуть сердца. Такая у нас сегодня задача – адаптироваться, открыться навстречу следующему состоянию развития, в котором мы поднимаемся над антагонизмом единства.

"Изменяйтесь, – говорит нам Природа, – сближайтесь сердцами, старайтесь понять друг друга, будьте готовы в чем-то уступить ради прочной внутренней связи, как уступают в семье родные друг другу люди. Когда вы установите такие отношения, тогда увидите, чтó и как открывать, а что уже не откроется никогда, потому что вам это больше не нужно".

И пускай мы еще не верим, еще надеемся переждать – что нам мешает попробовать? Что мы потеряем на этом? Добрые отношения не требуют денег.  Они не требуют даже особого желания, достаточно элементарной готовности. В конце концов, как легче и быстрее всего прерывать цепочки заражений, если не искренней заботой друг о друге? Это ясно. Нас останавливает лишь психологический барьер.

И потому вирус не уходит. Ведь он посланец Природы, он "питается" нашим взаимным негативом: равнодушием, презрением, ненавистью. Мы лаемся и грыземся – он размножается. Мы сами культивируем и подкармливаем его в своей токсичной среде. Все человечество – его чашка Петри.

Есть в этом и плюс: вирус указывает на корень проблемы, на то, что нам надо исправить в себе самих. Однако мы все еще пытаемся исправить коронавирус, а не себя, не видя системности и взаимосвязи во всем, что с нами происходит.

Когда-нибудь, поняв это, мы начнем культивировать совсем другие, противоположные отношения и заполним внутреннее пространство между нами позитивом.

Но зачем ждать? Зачем зачислять себя в отстающие? Наши несделанные уроки висят на нас мертвым грузом и тащат на дно.

Предыдущие сообщения на эту тему:

В новом учебном году

Тюрьма

Вакцина от глупости

О семье, о работе и о здравом смысле

каббалист Михаэль ЛайтманИногда надо идти против ветра, грести против течения. Но что если течение влечет нас вперед, а мы упрямо гребем назад?

За время эпидемии в Израиле резко подскочил уровень семейного насилия. По сравнению с прошлым годом количество заведенных полицией дел выросло на 13%.

Однако это только официальная вершина айсберга. На самом деле центры помощи жертвам насилия разрываются от звонков, число которых перекрывает прошлогодние показатели порой в четыре раза! 17 женщин были убиты в период коронакризиса мужьями и партнерами.

Можем ли мы переломить ситуацию? Или так и будем почитывать трагические новости, не принимая их слишком близко к сердцу?

Доступ по пропуску

Семейное насилие было всегда, и его всплески не должны нас обманывать. Мы имеем дело с явлением, которое требует глубоких, кардинальных изменений в обществе. 

Изоляция только подчеркивает эту необходимость. Не каждая семья, оказавшись взаперти, способна правильно отнестись к ситуации. Бывает так, что люди уже не знают, куда деться друг от друга. Ведь в обычной жизни муж с женой мало видятся и мало общаются друг с другом. "Раскидав" детей с утра, они отправляются на работу, а потом – по делам. Некоторые и часа не проводят вместе – по-настоящему вместе – друг с другом.

Переход на 24-режим, сопровождаемый проблемами с детьми, с работой, с деньгами, с различными организациями и ведомствами, с досугом, легко может вызвать стресс. Человек не создан для круглосуточной жизни с семьей в четырех стенах современной квартиры. Многие в таких условиях чувствуют себя скованными по рукам и ногам.

Человеку нужна личная "буферная зона" с доступом только по пропуску, нужна четкая дистанция, ближе которой он не подпустит никого. В нашем атомизированном мире это социальное дистанцирование давно уже стало нормой, а теперь коронавирус оформил ее, что называется, законодательно. Но семья оказалась для некоторых слабым звеном. Если люди не умеют уживаться друг с другом, то в тисках карантина угроза взрыва возрастает.

Удаленная работа, продиктованная угрозами пандемии, тоже далеко не всегда благотворно сказывается на семейной атмосфере. В недавнем опросе работников крупных корпораций, таких как Amazon, Microsoft, Google и Facebook, 68% респондентов признались в выгорании. Граница между работой и домом размывается, и, вместо того чтобы работать дома, человек чувствует, что живет на работе. В результате баланса в жизни все меньше, а стресса все больше. Что бы мы ни делали в этом году, становится только хуже…

Дети подземелья

Когда-то человек возвращался домой после рабочего дня и проводил время с самыми близкими людьми: ужинал, общался, играл с маленькими. Это были золотые часы отрады, покоя, счастья. Но времена изменились, и люди тоже. Нынешние темпы жизни изматывают многих, а семья, вместо того чтобы помогать, подчас изматывает еще больше.

Для некоторых семья, дом – это место, где они моются, переодеваются, едят, смотрят телевизор и спят. Правда, не все обособились до такой степени, но дух семьи постепенно утрачивается обществом, даже израильским. Это сказывается и на детях: к примеру, чадо возвращается домой, требует свою тарелку и уходит к себе в комнату, куда вход строго воспрещен. Семья сегодня – это когда каждый в своем углу квартиры, жизни, отношений…

Все это коронавирус выставляет напоказ, оттеняя, выделяя наши социальные, человеческие пороки, наше взаимное отчуждение, представляющееся нам нормой. Мы живем, чтобы ходить на работу и заполнять суррогатами свой досуг. Нас сделали рабами этого унизительного, антигуманного образа жизни. Нам и головы не дают поднять над этой трясиной. Нам заблокировали двери, ведущие к сердцам, общности, внутреннему сближению, подъему над бытом, который ввергает нас в забытье, и над новостями, в которых нет ничего нового.

Хуже того, нам нравится прозябать в разобщении. Сегодня мы отчаянно рвемся назад, в рабство, в темницу, в вереницу похожих друг на друга дней, в свое приятное многолюдное одиночество. Рвемся потому, что не знаем ничего иного. Как дети подземелья, мы стремимся от света – от правды – в душный привычный полумрак.

Отравление ненавистью

Да, мы что-то потеряли, чему-то разучились, лишились чего-то важного. Нам надо заново научиться дарить друг другу тепло, ценить друг друга, любить друг друга.

И тем более, в нынешний трудный период людям, как никогда, нужна реальная психологическая поддержка: новые знания, новые умения, обучение доброму общежитию и взаимодействию с окружающими. Обучение поначалу теоретическое, но постепенно переходящее в практику, в сердце и вливающее подлинный позитив в наши отношения.

У нас было на это несколько месяцев. Однако все, на что способно правительство, это обсуждать сроки карантина. Оппозиция тоже игнорирует сферу человеческих взаимоотношений, которые мы не умеем выстраивать. Вообще, склоки политиков, льющиеся на нас рекой с дисплеев и экранов, – это откровенная антиподдержка, антилидерство только подливающее масла в огонь. Наши избранники не желают вести нормальную дискуссию, не готовы уважать чужое мнение и, по сути, демонстрируют нам все то, чего не должно быть в отношениях между людьми.

Отдельное "спасибо" израильским СМИ: вы размашисто окатывали на нас негативом, делая все, чтобы подорвать остатки доверия граждан к государству. И хотя цели у вас политические, поскольку все вы кого-то обслуживаете, но последствия вашего саботажа выплескиваются в общество токсичной изморосью разобщения и ненависти на всех уровнях, включая семейный.

Замкнутый круг

На самом деле чистеньких нет. Мы все в чем-то виноваты. Даже если у меня замечательная семья, отлично проводящая время вместе, это еще не значит, что чужие беды нас не касаются. По большому счету, семья, как и человек, не может быть счастливой в одиночку. Такое счастье – самообман, радужный пузырь, который однажды схлопнется из-за общего краха. Когда значительная часть общества срывается в раздор, она ведет к социальному развалу и увлекает за собой остальных.

Я не вижу никаких надежд на этом пути. Он ведет в никуда. Наша жизнь становится несносной, иррациональной, бесцельной. Кому она приносит пользу? Кого делает лучше? Сколько бы ни было задатков в человеке, как бы ни старались близкие, социум и СМИ в итоге опошлят все. Мы живем в мире конкуренции, эгоизма и лжи, и какими бы уютными ни были наши личные мирки, они не выдержат удара общей беды. Уже не выдерживают.

Чтобы вырваться из этого замкнутого круга, нужно начать с основ: человек должен знать, для чего он живет, чего хочет от своей жизни. Ни политика, ни идеология не дадут настоящего ответа на этот вопрос. Они навязывают паллиативы, ведущие к вражде, ненависти и войнам. Мы ничего не сумеем выстроить, не ответив на этот вопрос по-настоящему, по-взрослому.

И ответ не высосешь из пальца. Чтобы понять его, надо понять Природу, которая нас породила, ее законы, ее требования к нам. Только на этой твердой основе мы достигнем благополучия, благоденствия, уверенности в сегодняшнем и завтрашнем дне, осмысленной и счастливой жизни в семье, в обществе, в мире. Мы поймем, что настоящая Цель лежит выше частных целей и объединяет, а не настраивает друг против друга. Мы научимся жить по-соседски, по-братски. Мы поймем, как реализовывать себя с пользой для других и в этом находить огромное, бесконечное удовольствие. Ведь взаимоотдача в семье ничем не ограничена.

Людям нужен этот прорыв в будущее, туда, где их поддержат в трудную минуту и не дадут скатиться в пропасть, в ненависть, в преступление. Туда, где они любят и любимы. Как же сделать это реальностью?

От лозунгов к правде

Одними наказаниями дела не исправишь. Необходимо изменить само общество, так чтобы оно призналось себе в своих пороках и захотело стать лучше. Ни одна из наших проблем не разрешится, если мы не почувствуем нужду во внутреннем сближении, в здоровых, неразрывных отношениях. Они не возникнут сами собой, как в голливудском хеппи-энде. Они станут плодом осознанных усилий каждого. Усилий по улучшению себя вместе с другими.

В целом, нам придется заново выстраивать семью, общество, общность. Понятно, что не все сразу вольются в процесс, но запустить его надо уже сейчас. И кто на это способен?

По идее, правительство. Но оно – плоть от плоти нашего эгоизма, средоточие властолюбия, стяжательства, тщеславия и корысти. Оно, наоборот, заинтересовано в нашем рабстве, в сумасшедших темпах, которые не дают нам продохнуть, не позволяют хоть что-то осмыслить, хоть что-то осознать самим, а не подхватить из умело подставленной кормушки фактов и смыслов. Все наши суждения, все наши "за" и "против" на руку власть имущим, ведь мы вертимся в их колесе.

Однако в 2020-м колесо это забарахлило, замедлилось. Давайте же используем момент, оглядимся, посмотрим на себя самих.

Нам незачем ни с кем и ни за что бороться. Нам нужно лишь договориться о том, чтобы изменить себя. Лучшее, что мы можем, – на собственном примере показывать обществу, каким бы мы хотели его видеть. Так же в свое время возродили к жизни иврит – начали говорить на нем, несмотря на огромное сопротивление всех тех, кто привык к старому. Так же Авраам собрал вокруг себя последователей, готовых к внутренним переменам.

Они нужны нам и сегодня – внутренние перемены, внутренние подвижки навстречу друг другу, осознание нашей общей проблемы и ее общего решения. Когда мы окончательно поймем, что социальные, человеческие отношения решают все, тогда и политикам придется сменить курс. Ведь мы перестанем вестись на их лозунги и потребуем чего-то большего, чего-то настоящего.

Вообще, все это может стать закономерным хеппи-эндом, если грести к этому уже сейчас. Но мы изо всех сил гребем обратно, против течения, против здравого смысла.

Ведь мы самый упрямый народ в мире. На протяжении веков мы впитали в себя все культуры, да и свою поделили на течения и ручейки. Это сделало нас еще более разными, еще более далекими друг от друга. В нас проступают черты всего мира, но разрозненные, не связанные в общую картину. И потому сегодня мы еще не единый народ, не семья, а лишь собратья по несчастью. Жизнь у нас разная, только беды общие.

Чтобы прийти к общему счастью, нам надо понять свою роль, свое место в человечестве. Нет ничего случайного ни в нашем пути, ни в нашем нынешнем состоянии. Отражая в себе весь мир, мы можем соединить его. Должны соединить его.

До тех пор у нас не получится стать "свободным народом на своей земле". Нам не дадут сплотиться в единый народ, пока мы не пожелаем и не поможем всем народам собраться вместе, пока не начнем думать о других, а затем – именно для этого – исправлять себя.

Только эта Цель – счастье всех, доброе единство всех – позволит нам привести себя в порядок, соединиться и тем самым соединить мир.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Семья – это больше, чем "жить вместе"

Во время домашней изоляции

Современное общество и семья

Системный эффект наших мыслей

каббалист Михаэль ЛайтманВ мире все базируется на равновесии, на борьбе и единстве противоположностей. Динамика эта автоматически регулируется на уровнях неживой, растительной и животной природы. Но человек потому и назван венцом творения, что способен понять систему и самостоятельно поддерживать в ней баланс.

Раньше, пока мы были "детьми эволюции", от нас это не требовалось. Но теперь мы выросли, и система начинает "закорачиваться" на нас. Мы этого еще не видим, но все нити тянутся к нам, вся сеть перестраивается вокруг, замыкая нас в тесный кокон противоречий. Не желая разрешать их, отмахиваясь от общей картины, от требования природы, мы рассылаем по системе свои разрушительные импульсы – и все они в итоге бумерангом возвращаются назад.

Триггер

Две фундаментальные силы пронизывают все. После того как Большой взрыв разметал материю, она начала соединяться, собираться в различные формы. С тех пор все балансирует между распадом и соединением, между энтропией и взаимным тяготением, только на разных уровнях, в разном качестве.

Атомы притягиваются и отталкиваются. Электрические заряды тоже. Люди тоже. Весь мир – борьба двух сил: разобщения и единства. Но единства не простого, а интегрального, ведущего к развитию, к подъему над противоположностями и их гармоничному сочетанию в единое целое.

Эта задача подъема возложена на человека, на нас. Мы можем, а сегодня — должны, привести себя и весь мир к равновесию. Ведь мы уже не дети. 

Этап взросления всегда чреват угрозами. С одной стороны, от человека требуется ответственность за себя и окружающих, с другой, ответственность нельзя навязать, так как в таком случае это будет просто принуждением. Подростка вырывают из привычного мира и ставят перед неумолимыми фактами. Дальше он должен двигаться сам, как взрослый.

Именно это и сделал с нами коронавирус. В медицинских терминах, мы столкнулись с пандемией. Но в системных терминах, в контексте нашего общего внутреннего развития, речь идет о триггере, навсегда вырвавшем нас из старого мира бесконечных дрязг и поставившем перед необходимостью подъема к единому целому.

Я не устану повторять: возврата не будет! Мы еще отвергаем эту мысль, еще живем прошлым, но его больше нет. И дело тут не в вирусе и не в вакцине – дело в нас. Мы теперь – средоточие системы, и по нашей вине она идет вразнос.

Что именно мы делаем не так? Если честно, то все. Взглянув беспристрастно, мы обнаружим признаки распада везде и всюду. Все наши критерии успеха строятся на благе одних за счет других, на подавлении, на попирании, на раздоре. Современный человек по природе своей хочет, чтобы ему было лучше, чем другим, хотя бы в чем-нибудь. Иначе это уже не успех, а поражение, неудача, фиаско.

Наши аппетиты неутолимы. Наша благотворительность и филантропия не более чем прикрытие. Полмира может умирать от голода, человек рядом со мной может мыкаться от невзгод, а я пройду мимо, потому что мне не до него или потому что я уже пожертвовал, поучаствовал, короче, поставил себе галочку на сегодня.

Призываю ли я вскочить с места и отправиться на выручку обездоленным? Нет. В своем нынешнем состоянии мы не сумеем им помочь. Весь наш мир устроен так, что одни пользуются им за счет других. Это "прошито в операционке". Даже если все мы вдруг разом прослезимся и бросимся на помощь страждущим, выйдет только хуже, и мы это отлично понимаем.

Проблема кроется не в самих невзгодах, а в наших отношениях. В нас самих. И именно на это указывает сегодня природа: наш внутренний распад выходит из-под контроля.

Я – это то, что я думаю о других

Человек распространяет вокруг себя негатив и получает системный отклик, например, коронавирус. Этот вирус в буквальном смысле остановил мир, и сам не уйдет. Он продолжится или сменится другой бедой.

Ведь система теперь сфокусирована на нас, а потому нет шансов отделаться, откупиться от нее малой кровью. Нам все равно придется внутренне повзрослеть под стать ее требованиям. И в худшем случае это обойдется в ужасную цену.

Ведь природа по сути своей – Абсолют, непреложность. Если человек ступил с крыши, она не сжалится, не отменит на секундочку закон тяготения. И хотя она учитывает наше развитие и наш выбор, но учитывает совсем не так, как мы себе представляем. Она не принимает оправданий. Она судит не по тому, что мы есть, а по тому, на что мы способны, по тому осознанному усилию, которое отличает человека от животного. И она не даст нам вернуться к прошлому.

Говоря о закате старого мира, я имею в виду конец эгоистических отношений между нами. Мы можем пытаться практиковать их и дальше, но в системном смысле им пришел конец. Они теперь приносят только вред, только разрушение, только боль – иными словами, усиливают дисбаланс с тяжелейшими последствиями. И если сегодня мы не извлечем уроки с готовностью к переменам, то завтра извлечем их с горькими слезами.

В конечном счете, все зависит от нашего устремления к единству, к доброй взаимосвязи. Когда мы примем этот нарратив и начнем реализовывать его, вся система пойдет нам навстречу. Но не раньше. Промедление только усугубляет дело, отговорки бесполезны.

Однако это вовсе не значит, что я должен сейчас брататься с кем-то, бежать кому-то на помощь, жертвовать, утешать. Нет. Ведь я человек, венец творения. Я влияю на систему своим отношением, самой мыслью о других. А физическое действие – это уже следствие, итог моей внутренней работы.

Сейчас я смотрю на мир, на окружающих, и мало кто из них мне реально нравится. Некоторые мне противны, омерзительны, некоторых я втайне или откровенно ненавижу. Ну, или скажем: не выношу. По большому счету, эти миллиарды ничего для меня не значат, не вызывают во мне ничего, кроме расчетов на пользу и вред. И что теперь?

Теперь у меня есть над чем работать. Теперь я могу ловить себя на этих мыслях, на негативе к другим – и не выпускать его в систему. Разумеется, я вовсе не ангел и еще не стал лучше, но я останавливаю свой посыл на выходе. Я больше не готов заражать систему своим "вирусом".

В каббале такое внутреннее действие называется "сокращение", и оно очень весомо. Если я прикладываю подобные усилия, понимая свою роль в общей сети, это уже шаг вперед, заявка на зрелость. Ведь я начал с себя, а не с других, и начал с корня, а не со следствий. Я уже не мальчик, и на это система откликается позитивно. Особенно, если я не один такой.

Разумеется, все не просто. Я не могу просто взять и начать относиться к другим хорошо. Я не могу переубедить себя в том, что неправые правы. Мое естество сильнее меня, и оно возьмет верх. Но когда я сознаю, что дело не в них, а во мне, я получаю помощь от самой системы. Мой крохотный позитивный импульс возвращается ко мне сторицей, так же, как негатив возвращается коронавирусом.

Ведь система завязана на человека. Он идет вразнос – она идет вразнос. И наоборот, когда он устремляется к равновесию, она устремляется вместе с ним, на всех своих уровнях.

И потому главное – мысль, намерение, отношение. Сама мысль об отдаче – уже действие, а практическое действие просто завершает его при необходимости. Так, переходя от отрицательных мыслей к положительным, мы спасаем всех, весь мир от всего зла.

Это вовсе не преувеличение, это системный эффект, результаты которого мы увидим очень быстро, если только начнем действовать внутренне. Не нужно искать возможности, ресурсы, не нужны громкие лозунги, демонстрации. Нужно только понимать общую картину и нащупать в себе точку приложения усилий.

Выход в никуда

Сегодня в Израиле мы вторично выходим из карантина. На сей раз "не спеша". Но поскольку мы до сих пор ничего не поняли, то и эта попытка в итоге потерпит неудачу. Нам не вступить в ту же реку, вода уже утекла, времена переменились. Хорошая жизнь возможна теперь только в устремлении к единству и взаимоотдаче.

"Единство и взаимоотдача? Еще чего!" — мы стоим перед фактами и отказываемся взрослеть. В результате потрясения разрывают нас на части, и мы уже отчетливо видим: народа Израиля нет, есть лишь клубок противоречий, сборище чужаков, вынужденных жить вместе на лоскутке земли в том странном состоянии, которое мы называем секторальным "статус кво". Знаете, откуда происходит это слово? От латинского status quo ante bellum – положение, которое было до войны, и которое, по сути, привело к ней.

Да, термин вполне соответствует нашим реалиям. Взгляните: страну раздирают на части, радикализм торжествует, некоторые не готовы ни в чем поступиться ради других. Идеология, религия, политики, СМИ делают нас врагами друг другу – и этим ведут на убой.

Ведь наша сила не в государстве, которое мы отстроили, а во внутреннем единстве, на которое мы способны. Без него Израиль – живой труп, точно так же, как это было перед крушениями в древние времена. Не захватчики, а, в первую очередь, мы сами проливали тогда реки братской крови ради своей праведной, непогрешимой правоты. Всем нашим партиям можно найти аналоги в тех временах.

Ничего не изменилось! Мы так и не поняли, что без тяги к единству никто не прав и всех нас ждет жалкая, кошмарная участь. Мы так и не поняли, что единство – это не общее согласие с моим единственно правильным мнением, а общий подъем над собой, над своими противоположностями. Не поднимемся – разбежимся отсюда, как крысы с тонущего корабля. Если дадут.

Чтобы обеспечить себе здесь нормальную жизнь, нам надо выстроить равновесие, противопоставить центробежным процессам центростремительные. Другого выхода просто нет, и никогда не было. Еврейские мозги не помогут, армия не спасет. Развал всегда идет изнутри наружу, и если сейчас мы не остановим его в себе, то потом все станет неизмеримо сложнее и драматичнее!

Исправление тоже начинается изнутри. Мы ничего не добьемся карантинами и вакцинами, если не доберемся до корня, если не остановим исходящий от нас негатив. Это главная наша задача. Я не прошу поверить мне – я прошу проверить.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Движение к интегральному миру

Начнет ли природа нам помогать?

Тюрьма

Тюрьма

Теперь, когда все мы более-менее представляем себе, каково это – сидеть в тюрьме, самое время понять, как выйти из нее навсегда.

2020-10-13_tyurma1

Страну лихорадит. Страна хочет воспрянуть к жизни. Это витает в воздухе – желание очнуться, вырваться из заточения, вдохнуть полной грудью, покончить с кошмаром. Что же нам мешает? Вирус? Нет, мы сами.

Месяц за месяцем проходят впустую. Склоки, нервы, бесплодные надежды – и никакого трезвого анализа, никаких выводов по существу.

Сколько же можно отмахиваться от фактов? Смена дат создает иллюзию продвижения, но на самом деле наши часы стоят. Внутри нас, между нами ничего не меняется. Мы отгорожены друг от друга неприступными стенами, разделены бездонными пропастями и уже ничего не можем сделать правильно. Шагу не можем ступить вместе в верном направлении. Это и есть тюрьма.

Один из тысячи

Мы угодили в такой переплет, в такую темницу, где время не лечит. Отсюда не выпустят по истечении срока. Здесь надо не ждать, а думать и действовать. В этой тюрьме выход не там, где вход. 

Пока мы это не поймем, лучше нам не подавать на "досрочное освобождение". Не утвердят, снова загонят в камеры. Кто? Уж точно не министры с чиновниками, они лишь озвучивают приговор. Мы сами себе тюремщики. Двери из камер открыты, но мы не хотим идти туда, куда они ведут.

Вместо этого мы ищем старые двери в старый мир, который довел нас до беды. Мы почему-то думаем, что он еще там, за стеной. Но он уже исчез, изжил себя, хотим мы того или нет.

А чтобы войти в новый мир, нам нужно измениться, перестать быть чужими друг другу, чтобы вместе позаботиться об эпидемии и прочих отрыжках нашего эгоизма. Короче, позаботиться друг о друге.

Наш ответ принципиален: "Ни за что!" Но тогда и вирус отвечает той же монетой. Ведь он плод нашей безответственности по отношению друг к другу.

И потому, как ни тяжело это звучит, напрасно мы планируем выход из карантина. Пока ничего между нами не изменилось к лучшему, воли нам не видать. Мы уже осознали, что первая попытка ничего не дала. Вторая, даже осторожная, в конечном итоге все равно вернет нас к условиям той же нерешенной задачи, к необходимости внутренних перемен. Страна ходит по кругу.

Да, у карантина есть множество негативных последствий. Но это потому, что мы дважды растратили его даром, не воспользовались паузой, чтобы добраться до корня проблемы. В результате всем уже ясно, что третий карантин немыслим. Теперь представьте, до какого дна мы докатимся, прежде чем все-таки решимся на него. И что дает нам реальные основания полагать, что этого не случится? Ведь вирус не слабеет, а мы все те же – чужие, непримиримые, оголтелые, безразличные. Где же выход?

Чтобы спастись, порвать замкнутый круг, надо рассматривать себя и природу как единую систему, которая требует единства всех своих частей. Эти части очень разные, совершенно непохожие друг на друга, как органы тела, выполняющие множество всевозможных функций. Но различия и конфликты не должны вводить нас в заблуждение – мы одно целое.

Пока мы противимся этому, нам не выбраться из тюрьмы. Мы вошли в нее поодиночке, а выйти должны как один. Сказали мудрецы: "Тысяча приступают к учебе – один выходит на свет". Нам нужно научиться единству, ответственности друг за друга.

Знамена вражды

Ну а пока что мы познаем глубину своего раздора и буквально подставляем себя заразе, превращаясь в отрицательный пример для всех. И ничего нам не поможет, кроме единения, хотя бы элементарного. Ведь все начинается с малого.

Но мы еще не созрели, чтобы начать, чтобы продемонстрировать готовность к внутренним переменам. Вместо этого мы яростно демонстрируем на площадях знамена своей вражды и своей пугающей неадекватности.

Нет, я не против протестов – я против их посыла о том, будто все дело в наших лидерах. В действительности мы столкнулись вовсе не с политической проблемой, а с самой Природой и ее законами. Низведение этого конфликта на уровень политики означает абсолютное непонимание ситуации или ее циничное использование. Выходить на демонстрации против Природы – что может быть бредовее? В результате мы только глубже проваливаемся во взаимную вражду, которая погубит всех.

Слепая вера в политику и в непогрешимость неолиберальных идеалов отчасти сродни религиозному фанатизму, заставляющему предавать ближних и близких ради выхолощенных догм. Левые и правые — это просто два края одной шкалы. Причем и те, и другие проповедуют "любовь"…

Третьего не дано

На самом деле ни правым, ни левым нечего противопоставить эпидемии. Этот кризис развивается в других масштабах, в других измерениях – в переплетении взаимосвязей общечеловеческой сети, в самой человеческой природе, в исконно эгоистичном восприятии мира. Он обнажает всю нашу несостоятельность, все наше лицемерие, все наши "тюремные" порядки. И призывает к освобождению от себя прежних.

Это вовсе не несбыточно. Это представимо, реально, осуществимо. Проблема в том, что мы этого не хотим. Пока еще не хотим. Мы еще не поняли, насколько все взаимосвязано и насколько все зависят друг от друга.

И потому впереди у нас турбулентность: беспорядки, манифестации, банкротства, хаос на улицах и в головах, перебои в поставках продовольствия, дефицит базовых товаров и услуг. Одним словом, безысходные метания в клетке, которой стала наша жизнь. Да и миру будет не легче.

В конечном итоге такие вещи заканчиваются большой войной. И мы, изнуренные, смиримся с ней, смиримся даже с бомбой, которая "милосердно" избавит нас от этого тягостного существования. Таков негативный сценарий, если экстраполировать его до конца.

Альтернатива только одна – принять условия выхода из тюрьмы, изменить социальные отношения, подняться над всем, что нас разобщает. Когда мы начнем налаживать общую сеть, когда по ее каналам потекут позитивные импульсы, она оживет и даст силы каждому.

Тогда "невозможное" окажется нам по плечу. Сердце в груди заработает иначе, застучит быстрее и подскажет, как заботиться, помогать, сопереживать, любить. Не то сердце, которое насос, а то, которое душа – моя добрая связь с другими, мое место в общей сети, мой уникальный вклад в нее и моя свобода.

Третьего варианта нет. Возврата не будет. Взаимопонимание, взаимоотдача – вот что освободит нас и от коронавируса, и от любой другой беды, которую мы навлекаем на себя сами.

В это не надо верить, это можно и нужно проверить. Мы свободны, когда оставляем в тюрьме свой эгоизм и выходим навстречу друг другу. Если же мы предпочитаем сидеть в застенках, то винить некого. Ведь дверь открыта.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Вакцина от глупости

Дыхание перемен

Пандемия: не пережить, а победить

Взрывоопасный салат

Процессы, форсирующиеся сегодня в Израиле, намного опаснее того состояния, которое предшествовало Катастрофе европейского еврейства. Нет, я не преувеличиваю угрозу – скорее преуменьшаю.

2020-10-08_vzryvoopasnyj-salat

Современный Израиль представляет собой разрозненное секторально-племенное образование, стремительно схлопывающееся в черную дыру, открытую коронавирусом. Это подтверждается масштабным сравнительным исследованием, проведенным в 67 странах мира командой из более, чем ста ученых. Вот что пишут профессор Эран Хальперин и магистр Рон Герлиц:

"Израильское общество предстает в эти дни замкнутым, растерзанным и разобщенным перед лицом беспрецедентного кризиса. Если нам не удастся усилить чувство принадлежности всех граждан к общему коллективу, мы не сумеем остановить эпидемию".

Этот диагноз кажется вечным. С тех пор как Авраам собрал учеников в Древнем Вавилоне, нас тысячелетиями захлестывали эпидемии раздора и ненависти – и очень редко нам удавалось противопоставить им то самое "чувство принадлежности". Да и как его противопоставишь, если мы вовсе не ощущаем себя единым целым и наши миры пересекаются лишь в точках конфликтов. 

Современное израильское общество – это что угодно, но только не народ. Нет внутренней связи, нет элементарной "генной" сопричастности, и нет стремления оживить ее. А когда евреи хотят возродить страну, не желая возродить народ, они не получают ни того, ни другого. Что мы и видим сегодня воочию. Израиль не страна, Израиль – салат.

Израильский салат

На самом деле это никогда не было секретом. Еврей чувствует тягу к своему еврейству, к чему-то общему, только под давлением обстоятельств. Но и это – в лучшем случае. Сколько эмигрантов из СССР и СНГ проехали мимо исторической родины? Сколько задержались здесь лишь ненадолго? Сколько израильтян спокойно улетели бы навсегда, будь у них возможность хорошо обустроиться за рубежом?

Что касается остальных, они раздроблены на части и чувствуют себя чужими друг другу. А новое поколение, не испытавшее ни тяжелых войн, ни антисемитизма, не умеет ценить даже ту жалкую искру, которая осталась от нашего костра. Мы скатываемся.

Помню, как в 1974-м году из целого поезда советских евреев, прибывших в Вену, почти все разъехались по разным странам. Израиль выбрали только две семьи. На нас смотрели как на ненормальных.

Сам я, очутившись здесь, очень быстро расстался с иллюзиями о единстве. Достаточно было посмотреть телевизор и послушать шуточки о выходцах из разных стран. Но то, насколько болен Израиль, я по-настоящему увидел лишь спустя несколько лет, после того как оставил работу в ЦАХАЛе, где я работал в качестве гражданского специалиста, и переселился с военной базы в город. Тогда я окунулся в совсем другую атмосферу. Вирус ненависти там просто витал в воздухе.

Сегодня у нас как будто другая, намного более развитая страна с намного более высоким уровнем жизни. Но рознь осталась, и она съедает нас изнутри под бдительным присмотром политиков, лидеров и средств массовой информации. Осталось уже немного, и когда раскрошатся последние связи, наш "проект" рассыплется, рухнет, как карточный домик – от смрадных всплесков собственного эгоизма.

Победоносный в войнах с врагами, Израиль разбит параличом раздора. Нет здесь никакого горнила, никаких проблесков здравого смысла. Наоборот, все тянут в свою сторону, не умея и не желая договариваться в общих интересах. Сектора, лагеря, партии, пастыри и паствы, брань, злоба, дележка бюджетов, полное безразличие друг к другу, ненависть к несогласным, круговая порука со своими, объединение против других…

Мало того, внутренние ненавистники страны, подспудно или открыто не подчиняющиеся ее законам и не признающие своих обязанностей перед ней, исправно получают от нее все права.

Крах или возрождение?

Мы абсолютно не понимаем, насколько мы близки к краху. В итоге мы порвем страну на куски, и каждый будет винить в этом "их", кого-то другого. Хотя в действительности мы сообща доканываем себя, потому что не готовы признать болезнь и начать оздоровление. Каждый орган нашего общественного организма считает, что раз он абсолютно прав, значит, весь организм должен либо подчиниться ему, либо умереть в назидание. И вот этот инфантилизм кажется нам принципиальностью и правотой.

Что поделать, такой уж мы народ: истина у нас принадлежит всем вместе, если мы едины, и никому, если мы расколоты. Поэтому когда мы думаем, что стоим на своей земле или на своих принципах – правых, левых, светских, религиозных – нельзя обманываться. Ни на чем мы не стоим. Без общего согласия вся наша основа – одна большая фикция.

И хотя коронавирус показывает нам это со всей очевидностью, а ученые предупреждают, что единственное средство спасения – единение всех социальных групп, все равно нет предела безразличию, непримиримости и неадекватности.

Сами ученые – наглядное тому доказательство. Ведь и они тоже часть народа, а потому допускают ту же самую ошибку: указывая на проблему разобщения и призывая не обвинять никакие социальные группы, они тут же обвиняют… правительство, политиков – как раз ту группу, которая наиболее ярко отражает состояние страны и ее пороки.

Когда же мы покончим с этим детским садом? Когда откажемся от навязанных догм? Когда прекратим попытки убеждения, политические дрязги, склоки, поливание грязью? Когда поймем, что все наши принципы ничего не стоят, если мы направляем их друг против друга? Когда осознаем, что мы семья?

В семье нет правых и виноватых. В семье каждый отвечает за происходящее. В семье никто никому не может сказать: "Это все вы, а я чистенький". Потому что семья – это общая лодка и общая ответственность.

Мы все тоже плывем в одной лодке, но гребем не туда и вразнобой. Мы в ответе за других и в то же время не желаем ни за кого отвечать. Мы погрязли в самообмане настолько, что уже не видим никаких ориентиров и принимаем за них свое раздутое, лоснящееся самомнение. Мы почти безнадежны.

И все же, если вы прочитали это, надежда есть. Осознание зла – тоже шаг к правде, шаг к исцелению, к настоящему единству, к общности сердец. Каждый раз надо внутренне пройти до самого конца, чтобы сделать еще шажок навстречу друг другу.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Спасти страну

Покончим с этим сейчас

В тени презренных идеалов

Портрет настоящего мужчины

каббалист Михаэль ЛайтманИзвестный психолог назвал десять признаков настоящего, или состоявшегося мужчины. Я ценю психологию, и тем интереснее оказалось сравнить ее современные представления с настоящим мужчиной, каким его видит наука каббала.

Понятие "мужчина" на иврите тесно связано с преодолением. Неслучайно это однокоренные слова, и неслучайно их взаимосвязь, в целом, согласуется с нашей логикой. Однако нюансы столь существенны, что могут изменить психологический портрет до неузнаваемости. Давайте же посмотрим, кого можно считать настоящим мужчиной.

  1. Он рассчитывает только на себя.

Мужчина, рассчитывающий только на себя, – поистине несчастный человек. Нет, если он ведет по прерии свое стадо, тогда конечно. Но если он живет в обществе XXI века, в окружении других людей, то кем бы он ни был, ему приходится в чем-то рассчитывать на окружающих, в чем-то доверяться им, опираться на их поддержку и помощь. Полагаться только на себя – верный путь к моральному банкротству. Настоящий мужчина окружен большим количеством настоящих друзей.

  1. Он самодостаточен.

Вообще-то, только глупец может быть самодостаточным. Что скрывается за этим понятием? Я – это я, и мне ничего от себя не надо? Я умный, успешный, уверенный в себе? Я идеальный? Или не идеальный, но не требующий совершенствования?

Когда человек абсолютно уверен в себе и в своем понимании мира, он перестает расти, развиваться. Настоящий мужчина не удовлетворен собой, требует от себя большего. 

  1. Он независим.

Не бывает личной независимости. Да и вообще, какой бы то ни было. Человек зависит от своих врожденных свойств, от воспитания, от окружения, от общества в целом, от состояния страны и мира, от природы и ее законов. Кто не готов признаться в этом даже себе самому, тот наиболее подвержен факторам влияния и гордо повинуется обстоятельствам с глупой улыбкой на устах.

И наоборот, чем больше человек растет, тем более он зависим от всех. Настоящий мужчина понимает свою зависимость и именно благодаря ей находит путь к свободе.

  1. Он не просит о помощи.

Что свидетельствует о его, скажем так, недалекости и нерассудительности. Человек игнорирует свою слабость или не может оценить ее должным образом и, как следствие, предпочитает не просить о помощи. Хотя просить о помощи вовсе не плохо и не зазорно. Иногда помогаешь ты, иногда помогают тебе. Настоящий мужчина умеет и предлагать, и принимать помощь.

  1. Он не идет на компромиссы.

Во все времена такой подход приводил к фатальным результатам: либо убивают его, либо убивает он. Компромиссы необходимы, ведь именно через них мы приходим к верным выводам, к широкому взгляду, к более полной картине. Правильные решения всегда находятся где-то посредине, между непримиримыми крайностями.

Компромиссы вовсе не означают конформизм или капитуляцию. Они позволяют находить общий язык, добиваться своего не кровавой ценой, учиться взаимопониманию, взаимодействию. Вся природа состоит из позитива и негатива и живет между ними на компромиссах.

Настоящий мужчина идет на компромисс, чтобы отстоять то, что ему дорого.

  1. Он не сравнивает.

Здесь надо разобраться. Если я не сравниваю себя с другими, как я буду расти? Какой стимул побудит меня подниматься над собой сегодняшним? Я могу взглянуть в собственное вчера, но всегда есть опасность, что меня там всё, в общем и целом, устроит. Мне нужна зависть к другим – хорошая "белая" зависть, подстегивающая к росту. Настоящий мужчина не боится сравнивать себя не в свою пользу и правильно реализует это сравнение.

  1. Он принимает себя таким, какой он есть.

Только мать принимает своего ребенка таким, какой он есть. Сам я должен видеть, какой я есть, и далеко не всегда принимать это. Ведь есть еще тот я, каким я обязательно должен стать. Тот я, который лучше, выше меня сегодняшнего. Если я просто принимаю себя, то останавливаюсь, отказываюсь от диалектики развития. Настоящий мужчина не мирится с тем, какой он есть.

  1. Он не бегает за женщинами.

А вот это от человека не зависит. С этим рождаются. Некоторые спокойно живут в семье, не нуждаясь в чем-то еще, – другие сходят с ума без череды увлечений. Тут ничего не изменишь. Более того, это качество, хотя и проявляется в сексуальных отношениях, на самом деле относится к фундаментальным движущим силам и заложено на уровне "прошивки". Да, некоторых оно заставляет "побегать", некоторых ведет через большие тернии, но в конечном итоге ведет к позитиву.

  1. Он избежал кризиса среднего возраста или пережил его с наименьшими потерями.

Скажу так: "средний возраст" – понятие растяжимое. Я смотрю на свою жизнь и пытаюсь найти в ней какой-то смысл, какое-то зерно. Впервые такое может произойти в шесть лет, но до ответов в эту пору еще далеко. А дальше, если вопрос этот и всплывает, мы "снимаем" его суррогатами смыслов или откладываем в дальний ящик сознания. "Пережить кризис среднего возраста с наименьшими потерями" – значит внутренне согласиться, примириться и плыть дальше по течению, которое несет нас в последнюю гавань.

Настоящий мужчина не успокаивается и постоянно испытывает "кризис среднего возраста" – кризис смыслов, требующий отдавать себе отчет о проделанном и о том, что еще не сделано. Он понимает, что впереди много, много дел, без которых он не достигнет этого самого "среднего возраста".

  1. Он твердо знает, что женщина – такой же человек, только лучше.

Согласен. Женщина не ведется с такой легкостью. Мужчине часто застилают глаза "юбки" – женщине не застилают глаза "штаны". Мужчина увлекается, теряет голову, сходит с ума – и в этом его слабость. Женщина естественна и сильна этим. И раз уж мы говорим о психологии: всё, что делает мужчина, в конечном счете он делает для женщины.

Разумеется, с точки зрения природы, никто не лучше: ни женщины, ни мужчины. Мы разные, и мы призваны соединять, сочетать наши исконные свойства. Как – отдельный вопрос. Поэтому скажу просто: настоящий мужчина бережно относится к женщине, видя в ней равноценного партнера по росту и самосовершенствованию.

11. Это уже от меня лично: мужчина должен преодолевать себя. Мужчина внутренне готов увидеть свое несовершенство – но не ради мазохизма, а чтобы стать лучше. Путь мужчины – постоянное обновление, постоянный подъем над собой, именно через осознание собственных недостатков. Как можно действительно подниматься над собой – объясняет наука каббала.

А что касается психологов, нет, я не спорю с ними. Я лишь бросаю чуть больше света на те качества, о которых они говорят.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Международный мужской день

Природа мужчины и женщины. Роль мужчины в семье

Кризис мужественности

В тени презренных идеалов

Такого Суккота у нас еще не было. Мне и грустно, и радостно. С одной стороны, мы видим, кто мы есть и чего заслуживаем, а с другой, мы больше не можем с этим мириться.

Суккот изначально символизирует объединение. Мы сидим вместе под общим шатром – шатром мира – и "приглашаем в гости" тот позитив, тот подъем, тот новый дух, который нам необходим. Особенно сегодня, когда сама Природа разводит нас по домам, как будто демонстрируя, до чего мы докатились.

Многие сегодня винят в происходящем других, благо выбор богат: политики и аналитики, журналисты и репортеры, нарушители и саботажники, даже врачи и ученые, озвучивающие диаметрально противоположные друг другу "факты".

Я не виню никого в отдельности. Ведь с нами, с народом Израиля, особый расчет: чем сильнее мы грыземся, тем хуже нам всем. Чем дальше мы друг от друга, тем ближе к нам беда. Вся наша история – яркое свидетельство коллективной ответственности всех за всех. Или коллективной безответственности. 

Чтобы ломать этот тренд, и существует замечательная традиция перехода в шатер, во "временное жилище" – в иную шкалу ценностей, поднимающую важность единства и поручительства, которые в обычной жизни на протяжении года не имели для нас никакого значения.

"Шатер" – это особое "покрытие", создаваемое нами из того, что мы не ценили, презирали, попирали. Это маленький храм остатков нашего тепла, участия, примирения. Покинув привычные рамки, мы видим, что именно этого, только этого нам и не хватает – сближения сердец.

И карантин ему не помеха.

Звонок из будущего

Когда выбираешься наружу из будничного круговорота, начинаешь отдавать себе отчет в реалиях: мало того, что мы не ценим понятие "вместе", мы даже не знаем, что это такое. Что значит быть вместе не поневоле, а по зову сердца? Все эти призывы, оставшиеся с древних времен: "как один человек с одним сердцем", "весь Исраэль – товарищи"… Они ничего нам не говорят, не отзываются. Мы погрязли в розни и раздоре.

Парадоксально, но только зайдя под сень единства, в тени "презренных" идеалов мы можем бросить свет на себя нынешних, на свой фатальный разброд и на необходимость перемен. По сути, всему человечеству открывается сегодня эта картина болезни, мешающей нам жить плодотворно и счастливо.

Однако подлинное осознание зла еще впереди, и пройти его будет непросто. Ведь нам придется отрешиться от врожденного естества, с которым мы себя полностью отождествляем. Отрешиться не для того, чтобы покончить с ним – это невозможно – а для того чтобы взглянуть на него со стороны, взять над ним контроль и правильно использовать. Сегодня мы применяем его во вред друг другу – завтра будем учиться взаимоотдаче, какой она должна быть.

Что подвигнет нас к этому перелому? Глобальные бедствия, выявляющие пороки системы. Мы уже видим, что вся она базируется на взаимной эксплуатации, на диктате сильных, на перетекании богатств наверх, на наслаждении от того, что мне лучше, чем другим, или хотя бы от того, что другим хуже, чем мне.

Все это перестает работать, когда беда стучится в дверь каждого. Во времена всеобщего развала, когда горько и больно не по-детски, люди начинают думать и прозревать.

И главный вопрос тогда в том, как долго мы готовы терпеть в надежде на лучшие времена. Будем ли мы упрямо дожидаться их, до последнего отказываясь от внутренних перемен, или решимся действовать, снимемся с места и перейдем в другую парадигму, в "шатер" мира и поручительства?

В этом шатре мы соединены друг с другом по-доброму, и каждый получает все, чтобы быть счастливым во взаимоотдаче и безграничной взаимосвязи. Вместе мы поднимаемся в иное социальное измерение, в реальность, полную радости, созидания, покоя. В реальность, где все близки, все одна семья, и не эго, а любовь определяет наши отношения. В реальность, где мы отвечаем друг за друга, и это не бремя, а награда.

Что же мешает нам устремиться туда? Уж точно не карантин. Со всеми своими ограничениями, над этим он не властен.

Можно сослаться на "железный" тезис: несбыточно, неосуществимо, невозможно. Только это не довод, а повод, не приговор, а отговорка. Мы не обречены на жизнь в разваливающемся от эгоизма мире. У нас есть методика, которая исправит наши отношения и тем самым исправит все.

Об этом говорит нам Суккот, праздник шатров: мы можем выстроить лучшее будущее между нами. Уже сейчас. Не нарушая распоряжений Минздрава, не устраивая цирк из традиций и обычаев и не пренебрегая ими свысока, а вместе реализуя то единство, о котором они призваны напоминать.

Нынешнее состояние страны и народа – по сути своей, большой подарок. Коронавирус объясняет, чтó с нами в действительности не так, в чем наша реальная беда и как с ней справиться. Мы шли за эгоизмом и дошли до ручки, до тупика. Само это осознание дорогого стоит. Теперь мы видим, чтó нам мешает, видим верное направление и можем действовать по своему выбору, не отнекиваясь и не откладывая дело на потом. Прекрасное состояние, если только правильно к нему отнестись, если не проспать звонок.

Я очень боюсь, что мы опять проспим. Я не хочу, чтобы еще один праздник остался лишь традицией. В наши сложные времена если уж праздновать, то со смыслом.

На самом деле "шатер" – это наша душа. Иными словами, наша будущая ступень, наше единство, которое мы дарим всему миру. Нет ничего выше, а ниже – уже некуда.

Я желаю всем нам доброго праздника Суккот. Светлого, сладкого, удачного, теплого. Чтобы все мы вместе сидели в одном большом шатре – все человечество.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Шатер под звездами

Еврейские праздники Закона

Спасти странуа

Вакцина от глупости

каббалист Михаэль ЛайтманПогрузившись во вторую волну коронавируса, мы уже ясно видим, что воюем не с ним, а с самими собой. За лавиной статистики, которую на нас обрушивают, стоит элементарный человеческий эгоизм, не желающий отдать власть.

В течение сентября более полутысячи человек умерли в Израиле от коронавируса и его последствий. Мы превратились в чумную страну – притом, что весь мир охвачен пандемией и прогнозы мрачны.

Средний возраст жертв, находившихся в тяжелом состоянии, понемногу снижается. "Вопреки утверждению о том, что они скончались из-за фоновых заболеваний, новое исследование показывает, что без "короны" они прожили бы, как минимум, на полгода дольше", – говорит проф. Ран Блицер, глава департамента исследований в больничной кассе "Клалит".

Однако учитывать надо не только жертвы. Учитывать надо и живых людей, оказавшихся в тисках, которые сжимаются день ото дня. Нам всем, рано или поздно, придется всерьез задуматься о происходящем и сделать выводы. Эти тиски не разожмутся по мановению вакцины. Всё намного критичнее.

Хотим мы того или нет, коронавирус принуждает нас к ужасной, ненавистной необходимости – к заботе о других людях, до которых нам нет никакого дела. Человек напрямую зависит от окружающих, и эта зависимость усиливается. 

Скоро мы увидим, что каждый наш всплеск безответственности, каждый пример наплевательского отношения сразу вызывает негативную реакцию системы, в которой вирусы и прочие "стихийные" бедствия – всего лишь факторы воздействия, переносчики сигналов. И система не отступит, поскольку этого требует наше развитие.

Очень надеюсь, что мы быстро пройдем текущий этап. На самом деле он чреват тяжелейшими "осложнениями", поскольку трудно достучаться до человека, погруженного в привычную эгоцентричную картину мира. Он просто не слышит, не замечает сигналов извне, пока их мощь не становится разрушительной…

Чего мы не слышим?

Мы не слышим послания Природы: "Вы не умнее меня, не сильнее меня. Вы мои любимые дети, достигшие порога зрелости. И потому вам необходимо привести себя в соответствие с моими законами".

Проблема, которую мы воспринимаем как коронавирус, лежит не на биологическом уровне, а на уровне отношений между людьми – в самой важной и самой запущенной сфере нашей жизни. У нас люди, которые сеют ненависть, защищены законом. У нас проповедь вражды – это неотъемлемая часть "свободы". Надо только прикрываться "правильными" лозунгами: политическими, идеологическими, неолиберальными, религиозными.

Иначе и быть не может: в эгоистическом обществе ненависти нужно давать отдушину, чтобы она не вырвалась под давлением, сметая всё на своем пути.

Но этот "клапан" больше не работает. Негатив течет уже повсюду, а ситуация только ухудшается. Пора переходить к новой социальной парадигме, к новым отношениям, какими бы утопичными ни выставлял их наш подкупленный, изолгавшийся "рационализм".

Взгляните: он больше не рационален. Его советы неэффективны. Следуя им, Израиль только погружается глубже и глубже, впереди планет всей, обвиняя в катастрофе политиков, которые точно отражают состояние народа.

Сколько же можно игнорировать очевидное? Сколько можно наступать на грабли в надежде на иной результат? Сколько можно пичкать лекарствами умирающий старый мир? Он умирает потому, что пришло его время. Нам же надо смотреть вперед и строить новое, пока еще есть время.

"Против глупости сами боги бороться бессильны" – эти слова Фридриха Шиллера, подхваченные Айзеком Азимовым, точно характеризуют нынешнее состояние. Наши "боги" повержены и бессильны, они на смертном одре, но мы машинально продолжаем следовать изжитым догмам. Давайте же, наконец, избавимся от их власти. Давайте посмотрим вперед, а не назад.

Иначе нас ждет агония. Медики уже предупредили, что коронавирус может распространяться по воздуху, не только в микрокаплях, – но и это еще не всё. В какой-то момент мы обнаружим, что от него не спасают даже скафандры. Ведь на самом деле мы страдаем от вируса раздора между нами, и он не знает границ, проникает сквозь любые преграды, подобно коротким волнам, которые не уловить нашей аппаратурой. Мы заражаем друг друга, излучая безразличие и ненависть.

Вот почему карантин не поможет кардинально. Он только "прополощет" нас до измождения, ослабляя хватку эгоизма, чтобы люди, наконец, расслышали послание Природы, приняли веление времени. Нет другого выхода, мы сможем очиститься от вирусов, только если очистим отношения между нами.

"Любите друг друга, – говорит Природа, – и тогда ничто вам не повредит. Пускай вы думаете, что это невозможно, – стремитесь к этому, "гребите" к этому, тянитесь к этому всеми силами. А я помогу". Так же родители помогают детям преодолевать трудности на пути взросления.

Переломный момент

Что мы делаем сегодня? Мы сами открываем вирусу дорогу, потому что неспособны договориться, подумать друг о друге, а главное, потому что своим бездушием транслируем заразу по внутренним каналам общечеловеческой системы. Вместо того чтобы фильтровать, блокировать вирус раздора, мы открываемся ему, оказываемся беззащитны перед ним.

Ведь негативные мысли и чувства представляют собой самый "высокий" вирусный уровень, на который "облачаются" вирусы более низкого порядка. Можно сказать, это "родоначальник" всех вирусов, базовый порок системы.

От него никто не защитится в одиночку. Ему надо противопоставлять общие усилия, взаимодействие, совместную готовность в чем-то подниматься над собой ради других. И тогда наша мать, Природа, поможет нам. Ведь это будет уже зрелым отношением к жизни и друг к другу.

Но мы пока глухи к ее зову. Мир разобщается и не понимает происходящего. Последствия легко представимы: в условиях нарастающего кризиса все будут думать только о себе. Мировая торговля обрушится, производственные цепочки оборвутся, поставки продовольствия расстроятся или прервутся, социальные и международные конфликты расцветут пышным цветом. Впереди не спад, а пропасть!

И виной всему не вирус, а раздутое, необузданное человеческое эго. С ним мы должны сражаться всем миром. От него все наши беды. Давайте для начала хотя бы признаем это, задумаемся об этом. Правильный диагноз – единственный путь к исцелению.

Глупо отрицать то, что непривычно, не сразу укладывается в сознании. Ведь если мы дошли до критической ситуации и неспособны ее разрешить, значит, что-то ускользает от нашего внимания. Что-то мы не учитываем.

Мы не учитываем Природу, определившую законы развития. Разумеется, можно услышать ее на коленях, на лопатках. Но это не ее методы – это наши методы. На самом деле ничто, кроме эгоизма, не мешает нам переломить ход событий уже сейчас.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Дыхание перемен

Покончим с этим сейчас

Пандемия: не пережить, а победить

Страница 1 из 1612345...Последняя »