Записи в разделе 'Рабаш'
Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.34

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Молитва

"А если нет левой линии, то и не может быть настоящей молитвы, – так говорил РАБАШ. – Средняя линия не рождается из простого сложения левой и правой. Тут нужен высший свет. Он приходит в ответ на молитву".

Вот и получается, что каждая статья в "Услышанном" – это молитва.

Поэтому РАБАШ никогда не расставался со своей синей тетрадкой. Всегда она была с нами во всех поездках. Всегда лежала на столике возле его кровати. И так часто я видел, как он подхватывал ее, открывал там, где откроется, читал несколько строчек и замирал, словно прислушивался.

Она была частью его самого. Его сердцем, его душой. Она была неразрывной связью с отцом, а значит, и со всей цепочкой великих каббалистов.

И поэтому, когда поздним вечером 1991 года, в больнице, он протянул мне ее со словами: "Возьми ее себе и занимайся по ней", – я понял, что приближается что-то ужасное.

Он расставался с ней, он передавал ее мне, он уходил.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.33

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.32

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.31

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.33

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Не услышат они!

Прошло несколько месяцев, пока я понял, что значит, что "у них нет левой линии", как сказал РАБАШ. Понял, почему он показал эти статьи мне, не верящему ни во что, с массой вопросов, с постоянным недовольством собой и Творцом.

Для меня вдруг проявились с особой ясностью (я этого не видел раньше) вот эти строчки из первой статьи "Нет никого, кроме Него":

"…И только тому, кто действительно хочет приблизиться к Творцу, дают помощь свыше, не позволяя удовлетвориться малым и остаться на ступени маленького, неразумного ребенка, чтобы не было у него возможности сказать, что, слава Богу, есть у него Тора и заповеди, и добрые дела – так чего еще ему не хватает?

И только, если на самом деле есть у человека истинное желание, такой человек получает помощь свыше и всегда показывают ему, насколько он плох в нынешнем состоянии, то есть посылают ему мысли и рассуждения, направленные против духовной работы. А все для того, чтобы он увидел, что нет у него полноты единения с Творцом".

Я читал это и с каждой строчкой, с каждым словом раскрывал высоту РАБАШа, который – единственный! – записывал за Бааль Суламом это "Услышанное". И ведь никто, кроме него это не делал! 

Какую же силу надо было иметь, духовную, внутреннюю, чтобы слышать отца, все прочувствовать, запомнить (ведь он не давал ничего записывать на уроке), а потом выйти и слово в слово занести в тетрадку. А бывало, что приходилось записывать не десяток слов, не сотню, а тысячу.

А то, что он действительно запоминал слово в слово, в этом у меня нет никаких сомнений.

Потому что они были близки не только как отец и сын, но и как две ступени духовной лестницы, – один передавал другому то, что никто из других учеников не слышал. И не мог услышать. Потому что у них не было, как говорит РАБАШ, левой линии – сомнений у них не было. Потому что на вопрос "Есть ли у меня любовь к Творцу, или нет?", они, не сомневаясь, отвечали: "Есть, конечно же!.."

РАБАШ говорил о таких, что они на 100% находятся в любви к себе, и все же говорят о любви к Творцу. И, значит, нечего им исправлять. Нет у них левой линии. Не для них говорил Бааль Сулам, и не для них "Услышанное". Не услышат они.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.32

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.31

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.30

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.32

"У них нет левой линии"

Я читал весь день и практически всю ночь, приехал на утренний урок с "круглыми глазами", возбужденный.

РАБАШ сразу понял, в чем дело, но ничего не сказал. Я передал ему тетрадь, признался, что отснял ее, он промолчал. Я понял, что правильно сделал.

Но почему он передал ее именно мне? Совсем скоро мне стало ясно, почему.

2019-03-27_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman_w

Как-то, через несколько дней мы собирались ехать на море, я сидел, ждал РАБАШа и читал "Шамати".

Я уже не мог оторваться от этих записей. Использовал любое свободное время, чтобы окунуться в них. При этом, читая, не видел, не слышал ничего, – так они на меня действовали. Потому что я сразу ощутил, что все, что написано, – это написано обо мне, я сроднился с каждым словом, с каждой записанной строчкой. 

И вот я жду Ребе, читаю и не замечаю, как подходит ко мне Гилель. Он стоит за спиной, видит почерк РАБАШа и замирает, пробегая глазами строчки.

Я обернулся, только когда услышал его голос. Он подзывал Менахема, старейшего ученика РАБАШа, который занимался еще у Бааль Сулама, он подозвал его и указал на тетрадку в моих руках. Говорили они на идиш. Гилель сказал:

– Ты видел эти записи?

– Нет, но это почерк РАБАШа, – ответил Менахем.

– Вот именно, – ответил Гилель и спросил меня, – откуда у тебя книга?

Я наивно ответил:

– Ребе дал.

– А ну-ка, а ну-ка, – Гилель взял у меня тетрадь, и они вместе начали листать ее, обмениваясь быстрыми репликами на идиш.

Я уже не понимал, о чем они говорят… Но они были возбуждены. Гилель даже изменился в лице, движения его стали нервными…

И вдруг, краем глаза, я замечаю, как быстро по лестнице спускается РАБАШ. И сразу же идет к нам. И сразу же прямо из рук у Гилеля берет тетрадку, не заговаривая с ними, подхватывает меня под руку и ведет на улицу. Как только мы вышли, он повернулся ко мне и резко спросил: "Зачем ты им показываешь?! Кто тебя просил им показывать?!"

И это он говорит о тех, кто с ним еще у Бааль Сулама учился!

А я ему отвечаю смущенно:

– Гилель сам взял. Увидел Ваш почерк и взял.

Запомни, я дал ее только тебе, – жестко сказал РАБАШ. – А это значит, держи у себя, спрячь ее и никому не показывай!

– Я не знал, – говорю.

А у самого вдруг такая гордыня поднимается, еще бы, он дал ее только мне! Не им, а мне! Но все-таки мучает меня любопытство, и я не сдерживаюсь и спрашиваю:

– А почему им нельзя показывать?

– Потому что у них нет левой линии, – отвечает РАБАШ. – А значит, эти статьи не для них.

И снова я возбудился от его ответа, потому что логически понял, что эти записи для таких, как я, поэтому РАБАШ и передал их мне. А это значит, что Бааль Сулам и направлял их к таким, как я… Что же такого в нас, другого?! Во мне?! Что?

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.31

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.30

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.29

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.31

"Шамати" – "Услышанное"

Итак, я вожу РАБАШа на машине, не удерживаюсь, конечно, и часто заваливаю его вопросами.

Он отвечает, я вижу, что он не хочет, чтобы я молчал, ему нравятся вопросы. А вопросы я задаю острые: о свободе воли, о том, что если Творец единственный, то почему я создан из двух сил и так далее, и так далее…

И вот, однажды, когда меня совсем уже распирало от боли, что я не понимаю, не чувствую и не могу так жить, он остановил меня. Мы как раз приехали домой, он сказал: "Подожди, я кое-что тебе дам".

Поднялся к себе. Я ждал в машине. Он вынес потрепанную тетрадку и вручил ее мне. На обложке было выведено "Шамати" – "Услышанное". Он сказал: "Почитай, это то, что я записывал".

2019-03-27_kniga-vsegda-so-mnoy_shamati_w

 

Я только заглянул в эту тетрадку – сразу все понял. Только увидел первую запись, – "Нет никого, кроме Него", – и почувствовал, как сердце забилось. Я прочитал только первый абзац, и оно забилось еще больше. Я не стал читать дальше – полетел в магазин, переснял всю тетрадь, и, когда понял, что она у меня в руках, только тогда немного успокоился.

Приехал в Реховот домой, закрылся в комнате, не пошел на работу и начал читать: "Услышано в первый день недели Итро (6 Февраля 1944 г.), – прочитал я и понял, что это услышано РАБАШем, а сказано Бааль Суламом. И я держу в руках эти записи.

Уже одно это привело к внутренней дрожи. А уж что произошло дальше, когда я начал читать: "Сказано: "Нет никого кроме Него", – что означает, что нет никакой другой силы в мире, у которой была бы возможность что-то сделать против Творца", – было такое ощущение, что открываются мне тайны, скрытые веками от всех, что я именно это искал всю жизнь, что, вот оно, раскрытие Творца человеку в этом мире…

Я продолжал читать: "А то, что человек видит, что есть в мире вещи и силы, отрицающие существование Высших сил, так причина в том, что таково желание Творца…" – это поворачивало мозги. Получается, что это Творец запутывает человека?! "И это метод исправления, называемый "левая рука отталкивает, а правая приближает" – и то, что левая отталкивает, входит в рамки исправления. Это значит, что в мире существуют вещи, которые с самого начала приходят с намерением сбить человека с прямого пути и отбросить его от святости…" Это все было для меня открытием. Прорывом в новое, абсолютно незнакомое мне состояние. Это была разборка с собой. Я не слышал такого никогда от РАБАШа, а тем более от Гилеля. Как Ребе мог это скрыть от всех?!

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.30

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.29

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.28

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.30

Падения

Так он выводил себя из падений. Заранее предвидел их, готовился к ним, как тот старик в притче, который ищет потерянное [1].

Он знал, что перед каждым подъемом – падение. Знал, что никто сверху не подарит тебе важность цели, наоборот, тебя совершенно лишат духа жизни. Тебе еще больше раскроют твою природу, над которой ты должен будешь подниматься, превращая "мертвое" тело в живое.

2019-03-27_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash_w

Об этом сказано: "Сделай все, что в твоих силах". Ведь чем больше человек, тем больше отягощение сердца.

РАБАШ знал: единственное, что выручает его, – распорядок дня. Подъем в одно то же время, урок, книги, прогулка, работа, которую ты обязан делать, несмотря ни на что. Это стало привычкой. Привычка вошла в природу, и даже когда он чувствовал себя мертвым, он оживал, опираясь на режим. 

Это "оживление" происходило на моих глазах. Он часто не скрывал от меня это. Хотел, чтобы я знал, что и меня ждет такое, чтобы понял, как держаться, как выходить из таких состояний.

Я помню его, когда он танцевал посреди комнаты с улыбкой, которую выдавливал из себя, как он хрипел: "Сейчас надо веселиться! – и начинал подпрыгивать, как дети и петь "ля-ля, ля-ля-ля!"… Он знал, что должен выйти из этого состояния, потому что через десять минут урок.

Я помню его, лежащим лицом к стене, и такое происходило.

Он лежал, как ребенок, свернувшись калачиком, и у меня сердце кровью обливалось, когда я видел его таким. Но помочь ему я не мог.

Он лежал так пять минут, десять, концентрировался и физически, и внутренне, зависая между небом и землей. И когда через несколько минут вставал, он вставал другим человеком. Открывал книгу и погружался в нее уже осознанно…

Падения такого каббалиста огромны, но это всегда падения перед подъемом. Он это знал. И был готов к ним всегда.

 

[1] Вавилонский Талмуд. Масехет шабат, часть 23.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.29

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.28

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.27

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.29

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Жесткий график

РАБАШ, как канатами, привязывал себя к Творцу.

Обычно в два ночи, за час до урока, он выходил из своего дома по улице Хазон Иш 81. Не торопясь шел, погруженный в свои мысли, до улицы Рабби Акива и возвращался обратно. Он немного напевал, делал дыхательные упражнения и думал, думал. В два часа ночи ему было удобно и хорошо подготовить себя к уроку.

В три часа начинался урок. Как обычно, с трех часов до шести.

С шести до половины седьмого – молитва. Затем минут пять мы с ним обсуждали, что делаем в течение дня, и уходили на перерыв.

В девять утра я уже подъезжал к его дому на машине, и мы уезжали или на море, или в парк, или к врачу, или на встречу с кем-то.

В половине первого мы возвращались. Я уезжал к себе домой. Обедал и с часу до четырех работал. В пять часов я уже снова был у Ребе, в это время начинались послеобеденные занятия. 

С пяти до восьми был вечерний урок: мы изучали статьи Бааль Сулама и "Учение десяти сфирот", с восьми до половины девятого – Зоар, с половины девятого была вечерняя молитва, а без четверти девять вечера мы уходили домой.

Три раза в неделю по вечерам проходил урок, который называли "урок Шауля". Изучали "Древо жизни" АРИ. Этот урок не отменялся ни при каких обстоятельствах, даже если на нем присутствовал один человек – этот самый Шауль (но обычно нас было 6-7 учеников).

Шаулю было интересно только "Древо жизни". Когда доходили до последней станицы, РАБАШ по традиции спрашивал его: "Ну, что будем изучать дальше, Шауль?" Шауль отвечал: "Начнем сначала". РАБАШ спокойно переворачивал страницы и невозмутимо начинал все сначала…

В 20:45 все уроки заканчивались. Через пять минут после того, как Ребе поднимался к себе, он уже спал.

У него была способность великая не терять ни минуты ни в чем. И сохранять силы. Он мог быть уставшим донельзя, закрывал глаза на три минуты и мгновенно засыпал. Я будил его ровно через три минуты. Он просыпался бодрый, словно проспал 8 часов, говорил: "Эх, как я выспался!" И после этого мог преподавать еще 2-3 часа.

Он никогда не изменял своего графика. График сдвигался только, когда мы лежали в больнице или выезжали в Тверию[1]. Но это была уже совершенно другая учеба и иные отношения.

Не сразу я разобрался, почему нужно так жестко – поминутно! – выполнять все. Сначала относил все к его характеру, к старой иерусалимской закалке. Потом понял, что есть в этом глубокий смысл.

 

[1] Тверия – город на западном берегу озера Кинерет в Галилее, на северо-востоке Израиля. Кинерет – самое низкое пресноводное озеро на Земле.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.28

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.27

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.26

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.28

"Сзади и спереди Ты объемлешь меня"

Я помню, как мы читали в лесу Бен Шемен[1] статью Бааль Сулама, которая открывает книгу "Плоды мудрости", – "Сзади и спереди Ты объемлешь меня".

РАБАШ читал медленно, он был еще слаб, но я видел, как прямо у меня на глазах к нему возвращались силы.

Он выпрямлялся, глаза загорались, уже первые строчки возвращали его к жизни: "Сзади и спереди Ты объемлешь меня…" Он это чувствовал, это было его постоянной молитвой.

2019-03-26_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash_w

"Ведь и вправду "царство Его над всем властвует", и всё возвратится к своему корню, ибо "нет места, свободного от Него"…" – это жило в нем, это определяло все его действия и мысли. 

Поэтому у нас в машине рядом с "Шамати"[2] всегда лежали Псалмы Давида[3]. И когда он брал в руки книгу, она сама собой открывалась на 139 псалме. На том псалме, который стал основанием статьи "Сзади и спереди Ты объемлешь меня".

РАБАШ почти не смотрел в эти зачитанные, затертые страницы, он знал наизусть эту молитву царя Давида. Потому что она была и его молитвой.

"Господи, Ты изучил меня и узнал. Ты знаешь, когда сяду я и встану, понимаешь мысли мои издалека. Путь мой и ночлег мой окружаешь Ты, и ко всем стезям моим привык… Ибо нет еще слова на языке моем, как знаешь Ты его, Господи. Сзади и спереди Ты объемлешь меня и возложил на меня руку Твою…

Куда уйду от духа Твоего и куда от Тебя убегу? Поднимусь ли в небеса – там Ты, постелю ли себе в преисподней – вот Ты! Возьму ли крылья утренней зари, поселюсь ли на краю моря. Но и там рука Твоя поведет меня и держать меня будет десница Твоя. Скажу я: только тьма скроет меня, и ночь – вместо света для меня! Но и тьма не скроет меня от Тебя, и ночь, как день, светит…"

[1] Рукотворный лес между городами Лод и Модиин.

[2] Шамати (Услышанное) – книга, состоящая из записей РАБАШа, которые он вел во время уроков Бааль Сулама

[3] Псалмы царя Давида (Теилим) – В них царь Давид, великий каббалист своего времени, описывает весь духовный путь исправления природы человека.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.27

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.26

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.25

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.27

То, что написано отцом…

Сразу было видно, как трепетно он относится к каждому слову своего отца, как чувствует постороннее вмешательство, как любую редактуру определяет мгновенно.

Здесь было изменено слово, здесь было вставлено предложение, а это не рука отца, он так не мог написать. Уже тогда я увидел, какая неразрывная внутренняя связь есть между ними.

Самое удивительное, что он ни разу не ошибся.

2019-03-25_kniga-vsegda-so-mnoy-rukopis-baal-sulama_w

Он мне говорил, что нельзя исправлять написанное каббалистом. Даже если кажется, что это не логично, что это грамматическая ошибка, описка, оговорка – нельзя исправлять! Мы не знаем, что правильно, а что нет.

Мы так малы, наша логика так не логична с точки зрения высшей истины, что лучше не вмешиваться, потому что любая правка будет ошибкой. Каббалист знает точно, что хотел передать. Все, что написано им, выверено и не подлежит никакому сомнению.

Таково было отношение РАБАШа к текстам отца – Бааль Сулама. (Поэтому во всех наших изданиях, во всем, что издано мной и моими учениками, все написанное РАБАШем и Бааль Суламом сохранено в достоверности. Это было для нас законом).

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.26

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.25

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.24

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.26

Все только начинается

Страхи мои были напрасны. После больницы все только началось. Начались наши совместные прогулки по парку, поездки в лес Бен Шемен, разговоры, молчание вдвоем, – жизнь началась.

После больницы он был очень слабый. В него вкачали такое количество антибиотиков, что, когда мы приезжали в лес или в парк, я старался подвезти его поближе к скамейке.

2019-03-24_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash_w

Он выходил из машины, делал несколько десятков шагов и говорил: "Я ложусь".

Я быстро подкладывал поролоновый матрац, и он, ослабленный, как ребенок ложился и засыпал на час-полтора.

А я стерег его сон. Курил невдалеке и читал тексты, которые дали РАБАШу на проверку. Это были статьи Бааль Сулама, они потом вошли в первый том книги "Плоды мудрости"[1].

Когда РАБАШ вставал, я ему давал горячего чая из термоса или кофе. Он немножко сидел, мы разговаривали, но очень мало, я не хотел его утомлять, и он начинал, не торопясь, проверять тексты.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

[1] Сборник статей Бааль Сулама.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.25

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.24

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.23

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.25

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Мои страхи

Вот так и бросал он меня то в огонь, то в полымя. То понимаю, то нет. То ощущаю, то нет. То он велик, то мне надо бороться за его величие.

В этой постоянной борьбе я и закалялся. И вдруг осознал, что езжу в больницу уже месяц, и что РАБАШа вот-вот выпишут. Я ужаснулся. Что же будет со мной тогда? Нет, это не может прекратиться!

Я не могу никому отдать эти наши ночные уроки вместе, я не могу представить, что не буду готовить ему кофе, как он любит, по-иерусалимски, ложечку без горочки и кипяток без сахара, что не будет этой тишины, когда мы сидим один на один, он закрывает глаза, молчит и думает, а я буквально чувствую, с Кем он говорит… и так боюсь помешать ему, боюсь шевельнуться, вздохнуть…

А когда он начинает читать своим высоким гортанным голосом, мне хочется, чтобы это продолжалось вечно! И я ловлю себя на мысли, как же он похож на моего деда! Какой же он родной мне! Как же я не могу без него жить!

Мое сближение с ним началось именно с этой "нашей" больницы. Я пишу "нашей", пишу, "мы там лежали" – это потому, что такое ощущение и было все время. И у меня, и у него.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.24

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.23

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.22

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.24

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Держаться руками и зубами

Именно в больнице у нас возник тот контакт, который потом превратился в настоящую, неразрывную связь.

Я помню, не выдержал и с болью спросил его: "Ну, как понять это, как?!" Как бы ощущением – "Ну, что ты меня мучаешь?! И он вдруг ответил мне так просто, так понятно, он почувствовал мое состояние. Мы говорили о том, что написано в Талмуде: двое держатся за талит, и один утверждает "Это все мое", а другой отвечает – "Нет, мое".

– Ну, о чем здесь речь? – спросил я его. – Зачем они разрывают талит, эти двое?!

И он вдруг сказал:

– Талит[1], – это человек.

Я, помню, замер. Я поразился. Это переворачивало мозги.

А он продолжил:

– Двое, которые его разрывают, – это две силы, которые держат человека: злое начало и доброе, желание насладиться и желание отдачи. 

Это было так просто и, в то же время, так глубоко.

– А сам человек должен видеть себя нейтральным, находящимся между ними, – сказал РАБАШ. – И быть ответственным за то, кто из них двоих будет говорить в нем. А теперь спроси, что Творец хочет от тебя. Это же Он так действует на тебя с двух сторон, Он!

Я вдруг так ясно ощутил, какая же неимоверная глубина заложена в нем. И что мне надо руками и зубами держаться за него из последних сил. И благодарить Творца, что дал мне этот шанс в жизни. Но вот проходит время, буквально несколько минут.

И снова передо мной прежний, "сухой" РАБАШ, который раскрывает "Учение десяти сфирот" и начинает монотонно читать прямо с того места, на котором раскрыл. Без всяких объяснений, без эмоций, читает, не обращая внимания, что я снова ничего не понимаю, ничего не ощущаю, что я снова потерян и пуст.

Сегодня я уже понимаю, что он видел меня насквозь. Знал наперед, что я останусь с ним, что кроме этого, все остальное ничего для меня не стоит, что я никуда не уйду, знал вообще все, что будет со мной. И готовил меня к этой будущей жизни.

[1] Талит – (ивр. ‏טַלִּית‏‎) – особая прямоугольная накидка. В талит облачаются во время утренней молитвы.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.23

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.22

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.21

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.23

РАБАШ руководит

Прошла неделя, и я увидел, что РАБАШ "потеплел" ко мне.

Я приходил к нему в больницу каждое утро, проводил с ним целый день, я готовился к этому, решил все будничные дела, чтобы меня ничто не отвлекало. Я очень старался не пропустить ни слова им сказанного. Это требовало большого напряжения.

2019-03-18_kniga-vsegda-so-mnoy-rabash-laitman_02_w

Находиться с каббалистом такого уровня один на один – не просто. Были состояния, когда я вдруг с удивлением обнаруживал, что у меня нет вопросов. И вроде были, и я ведь заготовил их массу, думал – обязательно спрошу. И вдруг сижу напротив РАБАША и немею.

РАБАШ как бы "глушил" меня. Я не мог рта открыть, а он словно не обращал на меня внимания. Как часто потом я ощущал, что он руководит всей моей жизнью, что он все про меня знает наперед. Так оно и было.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.22

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.21

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.20

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.22

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Состояния

Но, вот что поразительно, даже понимая это, я не был защищен от сомнений.

Когда решаешься и говоришь себе: это моя жизнь, это мой путь, это мой Учитель, – вот тогда-то и поднимаются внутри тебя вопросы, именно, когда ты так уверен, – "А тот ли это путь? И тот ли это учитель? Да и цель надо бы проверить…" И начинаешь сражаться с ними, делаешь массу ошибок. Не можешь не делать их. Ты же еще ребенок.

Однажды, будучи в таком состоянии, я подошел к РАБАШу и прямо сказал ему: "Мне 34 года, я намереваюсь посвятить каббале всю жизнь. Меня волнует только один вопрос: тот ли ты Учитель, который доведет меня до цели?"

Я думал, что он меня успокоит, так ответит, чтобы я почувствовал, что мне не надо волноваться, что получу от него уверенность, силу, безопасность, а вышло совсем наоборот.

РАБАШ сказал:

– Не знаю. Ты должен сам это почувствовать.

– Как?! – спросил я, почти вскрикнул.

– Сердцем, – ответил он. – Больше никак.

Он всех отправлял к Творцу.

Никогда и никого не замыкал на себе.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.21

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.20

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.19

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.21

Система РАБАШа

РАБАШ этой своей внешней сухостью как бы спрашивал меня: "Но где же тогда твои постижения, если ты получаешь готовые ответы? Эти ответы не строят тебя как исследователя, они только наполняют тебя. При этом ты не развиваешь в себе пустоты для постижения Творца. Не возьмешь ты каббалу разумом, и не пытайся. Только "сердце понимает"".

2019-03-18_kniga-vsegda-so-mnoy-rabash-laitman

Насколько же они разные были две эти системы – Гилеля и РАБАШа. И это, несмотря на то, что оба они были учениками Бааль Сулама.

Система Гилеля была – "Мы все способны понять, узнать".

Система РАБАШа – "Мы ничего не знаем, не понимаем".

РАБАШ настраивал тебя только на постижение. Если постижения нет, все твои знания ничего не стоят. И это было так тяжело – выходить с урока РАБАШа пустым абсолютно. И при этом видеть, как выходят другие с урока Гилеля. Радостные, окрыленные, они говорили нам: "Что вам тут не понятно? Это так просто объясняется…" И объясняли! 

Однажды РАБАШ, увидев, как я стою потерянный и не понимаю, что же лучше – радость или уныние после урока, подошел ко мне и сказал:

– Если после урока ты не чувствуешь себя более пустым, чем до урока – это не урок!

Ты должен выйти с ощущением, что у тебя ничего нет. Ты должен закричать: "Что же делать?". Значит – урок удался!

К счастью я услышал РАБАШа, вовремя раскрыл, Кто передо мной, и что надо идти за ним след в след, не раздумывая.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.20

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.19

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.18

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.20

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Между Гилелем и РАБАШем

В три тридцать утра я был у входа в больницу. Меня не пустили, и я перелез через забор, порвал брюки в спешке и волнении. Поднялся к РАБАШу по пожарной лестнице, он меня уже ждал. Мы закурили, тогда можно было курить в любом месте.

На этот раз он раскрыл не "Предисловие…", а "Учение десяти сфирот" (ТЭС). И начал читать.

Я так надеялся, вдруг что-то пойму, надеялся, что меня пробьет. Ведь язык, которым написан ТЭС, напоминает язык физики. Или, может быть, вот так, наедине с Учителем, мне вдруг сам собою раскроется смысл написанного? Или РАБАШ изменится по отношению ко мне и объяснит все? Но, нет. Было еще хуже.

Он ничего мне не рассказывал. Просто читал и все. А я ничего не понимал. Когда пытался задавать вопросы, он чесал в затылке и говорил:

– Ну, это так, как-то…

– Как? – спрашивал я.

– Вот так, – отвечал он.

Я был в отчаянии, что ничего не воспринимаю. Меня даже несколько раз порывало сорваться вечером к Гилелю на урок, получить готовые правильные ответы на все вопросы, и я знал, что я получу их… Но я понял, что не сделаю этого.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.19

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.18

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.17

Страница 6 из 15« Первая...45678...Последняя »