Записи в разделе 'Рабаш'
Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.40

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Кофейное зернышко

Ты в этом своем решении держишься какое-то время, промываешь себя мыслями о том, что все в нашем мире – ветви духовных корней, но они уже относятся к эгоистическому желанию. Поэтому их надо полностью отрубить в Песах…

И "отрубаешь" – сидишь, перебираешь кофейные зернышки, кофе мы покупали зеленый, сначала сортировали его, смотрели, чтобы не было никаких изъянов, жучков, только потом обжаривали, мололи и после этого употребляли. И вот, сортируешь эти зернышки, сортируешь… и вдруг понимаешь, что больше не можешь.

Помню, во время этой сортировки я и "сломался". Отвалился на спинку стула, с ненавистью смотрел на гору еще не проверенных зерен, курил одну за одной сигареты и думал: "Ну, это бред какой-то, бред!.."

И тут подошел РАБАШ, сел напротив меня, взял в руку одно зернышко, поднял его на уровень глаз и сказал: "Я сижу и проверяю зерна, вот эти маленькие зернышки кофе. Я проверяю их очень тщательно, очень!..

Я хочу, чтобы они были чистыми и хорошими, чтобы кофе, который получится из них, могли выпить мои товарищи, – отложил зернышко в сторону, взял другое. – А это зернышко я проверяю для моего учителя, – сказал и посмотрел на меня. – Мой учитель очень любит кофе. Это я делаю для него". 

Это было очень жесткое учение, очень! Что я почувствовал? Стыд. У меня все горело внутри! А РАБАШ встал и отошел.

Я прильнул к зернам. Слова РАБАШа звучали во мне, каждое слово.

Но длилось это всего несколько минут.

Прошло потрясение, и я снова не мог заставить себя продолжать!

Я почувствовал неземные препятствия.

2019-04-07_kniga-vsegda-so-mnoy_laitman_kofe_w

Скажи мне прежнему, когда я только приехал в страну: "Перебирай кофе, и ты получишь за это деньги", – я бы согласился и делал бы это правильно и хорошо.

А здесь – чтобы услужить Учителю, которого я считаю великим, самым великим!.. Я сижу и не могу сдвинуться с места.

И понимаю, что тут включаются уже не земные помехи.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.39

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.38

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.37

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.39

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Песах по РАБАШу

А потом РАБАШ пригласил меня на обед. И я воочию увидел, что такое Песах по Бааль Суламу и РАБАШу, – это было что-то неподдающееся логике. Кастрюли, тарелки, стаканы, ложки, вилки – все было или новое, или использовалось только один раз, откладывалось в сторону и мылось уже после Песаха.

Краны, мясорубки, все предметы из железа, заменялись. Еда была очень простая и ограниченная. Соль – только привезенная с Мертвого моря и именно из того места, откуда привозилась и Бааль Суламу. И никакого пластика, а он уже тогда вовсю использовался

В Песах РАБАШ был "неприкасаем". Вокруг себя образовывал запретную зону, как минное поле, через которое никто не мог пройти. Я сидел напротив и боялся сделать одно неверное движение. Ел осторожно, как птица, держа руки навесу, едва дотрагивался вилкой до пищи. Вот такая атмосфера была в комнате.

Конечно же, не давала покоя мысль: "Неужели так важно это внешнее выполнение праздника? Зачем вкладывать столько сил и денег во все это? И, самое главное, зачем это каббалисту, который презирает все внешнее?.."

Я был молод, эгоистичен, все вызывало во мне внутреннее сопротивление. Но именно поэтому ответ, который я получил, меня убедил: когда ты выполняешь все эти действия, то ощущаешь, насколько они против твоего эгоизма. 

Это я почувствовал, и еще как! А Песах – он олицетворяет подъем над эгоизмом, с этого начинается духовное восхождение. Когда в каждом своем действии ты выполняешь одну простую операцию: отделяешь эгоизм от себя, отрываешь его с мясом.

Уже в который раз я понял, что мне во всем надо идти за РАБАШем. Так же, как и он, над всей земной логикой, выполнять эти нелогичные действия, все время, пытаясь, как он, накладывать на них духовное намерение.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.38

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.37

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.36

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.38

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Мы – группа

То, что я постоянно был при РАБАШе, не могло не сказаться на отношениях с товарищами. Им было не просто принять это. Говорил об этом с Учителем, у него на это был свой взгляд. Он отвечал мне односложно: – Ты должен быть рядом.

И вот уже Песах, бескомпромиссный для него праздник, который он всегда проводил один, никого не подпускал к себе, и все это знали.

И вдруг он берет меня с собой на пустырь, чтобы сжечь квасное [1].

(Так будет происходить все последующие годы. Иногда его сын – Хезкель – будет присоединяться к нам, но чаще мы будем вдвоем).

Пылает огонь. Я замираю рядом с ним. Для меня это великая честь. С каким внутренним напряжением он делает каждое движение! В этом "простом" действии – сжигании квасного, которое для большинства только внешнее, – для него это сжигание всего своего эго, всей жизни, не направленной на Творца.

А сам "Песах" – отрыв от земли, уход в высшее измерение, еще одна духовная ступень, на которую он поднимается и которую осваивает в жестокой борьбе с собой. 

2019-04-04_kniga-vsegda-so-mnoy-rabash-laitman

Я молчу, боясь помешать ему, не дышу. Но меня разрывает один и то же вопрос. И я задаю его, как только все заканчивается. Я не могу удержаться: "Ну, когда уже я достигну этого на практике?! Когда не просто сожгу кусок хлеба, а смогу избавиться от этого моего врага, от гордыни, самолюбия, от эго?! Когда?!"

На этот мой крик души РАБАШ не отвечает. Смотрит на меня почти с усмешкой, и это вызывает бурю негодования во мне! Как же так, я почти плачу, я искренне, из сердца взываю к нему, а он…

Пройдет совсем немного времени, и я пойму, – он, как всегда, прав. Пойму, что в этот момент он думает именно обо мне. И хочет, чтобы этот крик мой стал молитвой.

 

[1] Найденное после уборки квасное принято сжигать. "Сжигание квасного" символизирует решение человека полностью избавиться от своего эгоизма и постичь Высший мир. Человек "сжигает" свои эгоистические желания, обращая их в прах, чтобы они не пробудились в нем снова.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

 

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.37

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.36

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.35

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.37

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Вот, что я узнаю о себе…

Как-то, несколько лет назад, мы с моим учеником Дороном Гольдиным, приехали на шиву [1] к близкому моему другу Джереми Лангфорду, с которым мы вместе учились у РАБАШа.

Это была шива по поводу смерти его жены Яэль, которую я прекрасно знал. Там я встретил Шимона Итаха – брата Яэли. Он был в нашей группе, пожалуй, самым молодым, 20-летним парнем.

И вот мы сидим, разговариваем и вдруг Итах говорит:

– А знаешь, я помню один случай, я тебе о нем не рассказывал. Ты как-то поругался с РАБАШем и не поехал с ним на море.

– Да, действительно, была пара таких случаев в жизни, говорю я.

– Так вот, я поехал вместо тебя, – продолжает Итах. – И помню, мы с РАБАШем стоим на берегу перед тем как войти в воду, и я его спрашиваю: "Ребе, а зачем Вам нужен Михаэль? Оставьте Вы его. Почему Вы все время вместе с ним?" И знаешь, что он мне ответил?.. Он ответил: "Потому что у Михаэля особая душа. Потому что в нем очень сильная точка истины. Поэтому я с ним занимаюсь".

Я сидел, молчал, я не знал, что ответить. Я вдруг ощутил, как будто бы сижу напротив РАБАШа, как будто бы, вот он, передо мной, и я, как всегда пытаюсь уловить каждое его слово. И понимаю, что РАБАШ говорил не о какой-то моей большой душе, нет, а о том, что меня все время жгло изнутри стремление к раскрытию Истины, боль, что я еще не раскрыл ее. 

И все, что от меня требовалось, и я это понимал прекрасно, это держаться сердцем, именно сердцем! за этого великого каббалиста,

и благодарить судьбу, Творца, за то, что выпал мне этот счастливый билет, это великое счастье, – быть рядом с РАБАШем. И я не устану это повторять никогда.

2019-04-03_kniga-vsegda-so-mnoy-rabash-laitman

 

[1] Шива – траурная церемония, длящаяся семь дней. В ней участвуют ближайшие родственники покойного: отец, мать, брат, сестра, сын, дочь, жена, муж.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.36

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.35

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.34

Как приблизиться к Рабашу?

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос: Бааль Суламу и вам я верю; а к Рабашу никак не могу приблизиться. Как это сделать?

Ответ: Бааль Сулам – великий каббалист, который постиг, обобщил и систематизировал науку каббала. Но мы занимаемся каббалой для того, чтобы освоить ее не в виде науки, а в виде методики духовного постижения. А это две разные вещи, хотя и взаимосвязанные.

Когда человек хочет сам войти в духовный мир, то Бааль Сулам для него – теоретик. Он не может вести человека вперед. А Рабаш ведет нас вперед, объясняя на каждом шагу, где мы находимся, что делать, как действовать, что такое взаимодействие в группе, с собой, с Творцом.

Я хорошо помню, как он написал свою первую статью, сидя рядом со мной на скамейке в парке. Я дал ему алюминиевую обертку из-под сигарет, и на обратной ее стороне он написал маленькую статью – первую из будущего трехтомника. 

Сначала я задавал ему вопросы, и он давал на них письменные ответы. Так появились его первые статьи. А потом он уже писал сам. 

Без этих статей мы не могли бы продвигаться. На каждом утреннем уроке полтора-два часа мы посвящаем статьям Рабаша, и только полчаса "Учению Десяти Сфирот" и еще полчаса статьям Бааль Сулама.

Даже непонятно, как до Рабаша люди могли осваивать духовное пространство, ощущать его в себе, проходить на другие ступени. Именно этому он учит нас, поскольку в наше время в мир нисходят души, которые нуждаются в этом.

Рабаш – это практикум по каббале, а Бааль Сулам больше теоретик каббалы.

Для того чтобы приблизиться к Рабашу, надо читать его статьи и слушать наши уроки по ним. Все они есть в архиве, вы можете бесплатно ими пользоваться, доступ свободен. Вперед, дерзайте!

Из урока на русском языке, 23.12.2018

Предыдущие сообщения на эту тему:

Для кого предназначены статьи Рабаша

К дню памяти Рабаша

Статьи Рабаша

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.36

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Это все обо мне

Вот так и я, подобно РАБАШу, приник к этой книге, как к источнику жизни. Я именно так ее и почувствовал – источник жизни!

Ждал минуты, когда смогу к ней вернуться. Понимал, что только она готовит меня и ко сну, и к утреннему уроку.

Просыпался в два ночи, нащупывал ее на прикроватном столике, пробегал глазами несколько строчек, затем вставал, делал все утренние дела, а она уже жила во мне, тревожила, поднимала вопросы, но и утверждала: "Нет никого, кроме Него"… – и с этим я садился ее читать.

Закуривал на кухне, готовил кофе, еще был час до утреннего урока – это был час "Шамати".

И читал: "Есть три условия молитвы:

  1. Верить, что Творец может спасти человека, несмотря на то, что есть в нем наихудшие свойства, привычки и обстоятельства, чем у любого в его поколении…
  2. Все, что мог сделать, сделал, а спасение так и не пришло.
  3. Если Творец не спасет, лучше смерть, чем такая жизнь".[1]

 

За окном ночь. В доме тишина. Едва слышно тикают часы. Я шепчу строки из "Шамати" и просто ощущаю, как они входят в меня: "Молитва исходит из ощущения утраты в сердце: чем больше ощущение отсутствия желаемого, тем сильнее его молитва.

Ведь тоскующий по излишествам отличается от приговоренного к смерти, ожидающего приведения приговора в исполнение и уже закованному в цепи, каждое мгновение которого – это молитва о спасении. И не заснет он и не задремлет, а неустанно молит о спасении своей души".

Сколько же силы в этих строчках!!! Сколько боли и желания?! Я так хотел, чтобы эта молитва о спасении стала бы и моей молитвой!

Помню, когда я уже переехал в Бней Брак, РАБАШ прогуливался по улице и увидел свет в моем окне. Он подождал, пока я выйду из дома, взял меня под руку и спросил: "Почему ты встаешь так рано?" Я ответил: "Готовлюсь к уроку, читаю "Шамати"".

Я помню, как он посмотрел на меня. Помню, как мы молча шли по ночному Бней-Браку, как он сжал мою руку, словно заключал со мной союз. Никогда этого не забуду, по сей день ощущаю это его благословение.

2019-04-02_kniga-vsegda-so-mnoy-rabash-laitman

­­

Именно с этого момента еще одна преграда была снята между нами. Нас сблизило "Шамати".

РАБАШ почувствовал, что эти его записи так же важны мне, как и ему, что всю свою работу я строю по ним, что не нужна мне другая жизнь, а только эта, такая, рядом с ним…

И он стал относиться ко мне не только, как к ученику, но и как к товарищу, как к сыну. Не раз он говорил мне: "Мы с тобой товарищи. Двое – это много, мы – уже группа".

Но с каждым годом я узнаю все больше о том, что же обо мне думал РАБАШ…

 

[1] "Шамати" (Услышанное), 2012 год, статья 209, стр. 549, "Три условия молитвы".

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

 

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.35

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.34

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.33

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.35

Волшебная книга

Перескочу через годы и все-таки завершу рассказ об "Услышанном". РАБАШ скончался, тетрадь осталась у меня, и меня охватил страх – как такое возможно, чтобы это бесценное сокровище, настолько важное миру, осталось в тайне?!

Я мучился сомнениями, пока не решил, что не могу прятать ее – мир должен начать меняться!

2019-04-02_kniga-vsegda-so-mnoy-knigi

РАБАШ так хотел, чтобы наука каббала раскрылась миру, чтобы люди начали изучать ее по статьям Бааль Сулама. Поэтому я решился и напечатал ее, не изменив ни буквы.

Эти статьи – свет без кли [1]. Это раскрытия и постижения, сделанные Бааль Суламом, и читатель все время видит эти статьи по-новому, иначе. 

Каждый раз человеку кажется, что это не та статья, которую он читал прежде. Она пробуждает его, изменяет, вдруг раскрывает в нем какие-то новые пласты, и он начинает чувствовать и думать по-новому – и в разуме, и в сердце. Он становится совершенно другим человеком.

Это волшебная книга привлекает высший свет, под которым человек и меняется. Книга меняет его. Строит душу для раскрытия духовного, в котором человек начинает ощущать высшую реальность.

 

[1] Кли («сосуд») – это исправленные, пригодные для получения света, желания, то есть обладающие экраном (силой сопротивления эгоизму), трансформирующим эгоизм в альтруизм.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.34

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.33

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.32

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.34

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Молитва

"А если нет левой линии, то и не может быть настоящей молитвы, – так говорил РАБАШ. – Средняя линия не рождается из простого сложения левой и правой. Тут нужен высший свет. Он приходит в ответ на молитву".

Вот и получается, что каждая статья в "Услышанном" – это молитва.

Поэтому РАБАШ никогда не расставался со своей синей тетрадкой. Всегда она была с нами во всех поездках. Всегда лежала на столике возле его кровати. И так часто я видел, как он подхватывал ее, открывал там, где откроется, читал несколько строчек и замирал, словно прислушивался.

Она была частью его самого. Его сердцем, его душой. Она была неразрывной связью с отцом, а значит, и со всей цепочкой великих каббалистов.

И поэтому, когда поздним вечером 1991 года, в больнице, он протянул мне ее со словами: "Возьми ее себе и занимайся по ней", – я понял, что приближается что-то ужасное.

Он расставался с ней, он передавал ее мне, он уходил.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.33

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.32

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.31

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.33

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Не услышат они!

Прошло несколько месяцев, пока я понял, что значит, что "у них нет левой линии", как сказал РАБАШ. Понял, почему он показал эти статьи мне, не верящему ни во что, с массой вопросов, с постоянным недовольством собой и Творцом.

Для меня вдруг проявились с особой ясностью (я этого не видел раньше) вот эти строчки из первой статьи "Нет никого, кроме Него":

"…И только тому, кто действительно хочет приблизиться к Творцу, дают помощь свыше, не позволяя удовлетвориться малым и остаться на ступени маленького, неразумного ребенка, чтобы не было у него возможности сказать, что, слава Богу, есть у него Тора и заповеди, и добрые дела – так чего еще ему не хватает?

И только, если на самом деле есть у человека истинное желание, такой человек получает помощь свыше и всегда показывают ему, насколько он плох в нынешнем состоянии, то есть посылают ему мысли и рассуждения, направленные против духовной работы. А все для того, чтобы он увидел, что нет у него полноты единения с Творцом".

Я читал это и с каждой строчкой, с каждым словом раскрывал высоту РАБАШа, который – единственный! – записывал за Бааль Суламом это "Услышанное". И ведь никто, кроме него это не делал! 

Какую же силу надо было иметь, духовную, внутреннюю, чтобы слышать отца, все прочувствовать, запомнить (ведь он не давал ничего записывать на уроке), а потом выйти и слово в слово занести в тетрадку. А бывало, что приходилось записывать не десяток слов, не сотню, а тысячу.

А то, что он действительно запоминал слово в слово, в этом у меня нет никаких сомнений.

Потому что они были близки не только как отец и сын, но и как две ступени духовной лестницы, – один передавал другому то, что никто из других учеников не слышал. И не мог услышать. Потому что у них не было, как говорит РАБАШ, левой линии – сомнений у них не было. Потому что на вопрос "Есть ли у меня любовь к Творцу, или нет?", они, не сомневаясь, отвечали: "Есть, конечно же!.."

РАБАШ говорил о таких, что они на 100% находятся в любви к себе, и все же говорят о любви к Творцу. И, значит, нечего им исправлять. Нет у них левой линии. Не для них говорил Бааль Сулам, и не для них "Услышанное". Не услышат они.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.32

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.31

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.30

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.32

"У них нет левой линии"

Я читал весь день и практически всю ночь, приехал на утренний урок с "круглыми глазами", возбужденный.

РАБАШ сразу понял, в чем дело, но ничего не сказал. Я передал ему тетрадь, признался, что отснял ее, он промолчал. Я понял, что правильно сделал.

Но почему он передал ее именно мне? Совсем скоро мне стало ясно, почему.

2019-03-27_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash-laitman_w

Как-то, через несколько дней мы собирались ехать на море, я сидел, ждал РАБАШа и читал "Шамати".

Я уже не мог оторваться от этих записей. Использовал любое свободное время, чтобы окунуться в них. При этом, читая, не видел, не слышал ничего, – так они на меня действовали. Потому что я сразу ощутил, что все, что написано, – это написано обо мне, я сроднился с каждым словом, с каждой записанной строчкой. 

И вот я жду Ребе, читаю и не замечаю, как подходит ко мне Гилель. Он стоит за спиной, видит почерк РАБАШа и замирает, пробегая глазами строчки.

Я обернулся, только когда услышал его голос. Он подзывал Менахема, старейшего ученика РАБАШа, который занимался еще у Бааль Сулама, он подозвал его и указал на тетрадку в моих руках. Говорили они на идиш. Гилель сказал:

– Ты видел эти записи?

– Нет, но это почерк РАБАШа, – ответил Менахем.

– Вот именно, – ответил Гилель и спросил меня, – откуда у тебя книга?

Я наивно ответил:

– Ребе дал.

– А ну-ка, а ну-ка, – Гилель взял у меня тетрадь, и они вместе начали листать ее, обмениваясь быстрыми репликами на идиш.

Я уже не понимал, о чем они говорят… Но они были возбуждены. Гилель даже изменился в лице, движения его стали нервными…

И вдруг, краем глаза, я замечаю, как быстро по лестнице спускается РАБАШ. И сразу же идет к нам. И сразу же прямо из рук у Гилеля берет тетрадку, не заговаривая с ними, подхватывает меня под руку и ведет на улицу. Как только мы вышли, он повернулся ко мне и резко спросил: "Зачем ты им показываешь?! Кто тебя просил им показывать?!"

И это он говорит о тех, кто с ним еще у Бааль Сулама учился!

А я ему отвечаю смущенно:

– Гилель сам взял. Увидел Ваш почерк и взял.

Запомни, я дал ее только тебе, – жестко сказал РАБАШ. – А это значит, держи у себя, спрячь ее и никому не показывай!

– Я не знал, – говорю.

А у самого вдруг такая гордыня поднимается, еще бы, он дал ее только мне! Не им, а мне! Но все-таки мучает меня любопытство, и я не сдерживаюсь и спрашиваю:

– А почему им нельзя показывать?

– Потому что у них нет левой линии, – отвечает РАБАШ. – А значит, эти статьи не для них.

И снова я возбудился от его ответа, потому что логически понял, что эти записи для таких, как я, поэтому РАБАШ и передал их мне. А это значит, что Бааль Сулам и направлял их к таким, как я… Что же такого в нас, другого?! Во мне?! Что?

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.31

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.30

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.29

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.31

"Шамати" – "Услышанное"

Итак, я вожу РАБАШа на машине, не удерживаюсь, конечно, и часто заваливаю его вопросами.

Он отвечает, я вижу, что он не хочет, чтобы я молчал, ему нравятся вопросы. А вопросы я задаю острые: о свободе воли, о том, что если Творец единственный, то почему я создан из двух сил и так далее, и так далее…

И вот, однажды, когда меня совсем уже распирало от боли, что я не понимаю, не чувствую и не могу так жить, он остановил меня. Мы как раз приехали домой, он сказал: "Подожди, я кое-что тебе дам".

Поднялся к себе. Я ждал в машине. Он вынес потрепанную тетрадку и вручил ее мне. На обложке было выведено "Шамати" – "Услышанное". Он сказал: "Почитай, это то, что я записывал".

2019-03-27_kniga-vsegda-so-mnoy_shamati_w

 

Я только заглянул в эту тетрадку – сразу все понял. Только увидел первую запись, – "Нет никого, кроме Него", – и почувствовал, как сердце забилось. Я прочитал только первый абзац, и оно забилось еще больше. Я не стал читать дальше – полетел в магазин, переснял всю тетрадь, и, когда понял, что она у меня в руках, только тогда немного успокоился.

Приехал в Реховот домой, закрылся в комнате, не пошел на работу и начал читать: "Услышано в первый день недели Итро (6 Февраля 1944 г.), – прочитал я и понял, что это услышано РАБАШем, а сказано Бааль Суламом. И я держу в руках эти записи.

Уже одно это привело к внутренней дрожи. А уж что произошло дальше, когда я начал читать: "Сказано: "Нет никого кроме Него", – что означает, что нет никакой другой силы в мире, у которой была бы возможность что-то сделать против Творца", – было такое ощущение, что открываются мне тайны, скрытые веками от всех, что я именно это искал всю жизнь, что, вот оно, раскрытие Творца человеку в этом мире…

Я продолжал читать: "А то, что человек видит, что есть в мире вещи и силы, отрицающие существование Высших сил, так причина в том, что таково желание Творца…" – это поворачивало мозги. Получается, что это Творец запутывает человека?! "И это метод исправления, называемый "левая рука отталкивает, а правая приближает" – и то, что левая отталкивает, входит в рамки исправления. Это значит, что в мире существуют вещи, которые с самого начала приходят с намерением сбить человека с прямого пути и отбросить его от святости…" Это все было для меня открытием. Прорывом в новое, абсолютно незнакомое мне состояние. Это была разборка с собой. Я не слышал такого никогда от РАБАШа, а тем более от Гилеля. Как Ребе мог это скрыть от всех?!

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.30

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.29

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.28

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.30

Падения

Так он выводил себя из падений. Заранее предвидел их, готовился к ним, как тот старик в притче, который ищет потерянное [1].

Он знал, что перед каждым подъемом – падение. Знал, что никто сверху не подарит тебе важность цели, наоборот, тебя совершенно лишат духа жизни. Тебе еще больше раскроют твою природу, над которой ты должен будешь подниматься, превращая "мертвое" тело в живое.

2019-03-27_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash_w

Об этом сказано: "Сделай все, что в твоих силах". Ведь чем больше человек, тем больше отягощение сердца.

РАБАШ знал: единственное, что выручает его, – распорядок дня. Подъем в одно то же время, урок, книги, прогулка, работа, которую ты обязан делать, несмотря ни на что. Это стало привычкой. Привычка вошла в природу, и даже когда он чувствовал себя мертвым, он оживал, опираясь на режим. 

Это "оживление" происходило на моих глазах. Он часто не скрывал от меня это. Хотел, чтобы я знал, что и меня ждет такое, чтобы понял, как держаться, как выходить из таких состояний.

Я помню его, когда он танцевал посреди комнаты с улыбкой, которую выдавливал из себя, как он хрипел: "Сейчас надо веселиться! – и начинал подпрыгивать, как дети и петь "ля-ля, ля-ля-ля!"… Он знал, что должен выйти из этого состояния, потому что через десять минут урок.

Я помню его, лежащим лицом к стене, и такое происходило.

Он лежал, как ребенок, свернувшись калачиком, и у меня сердце кровью обливалось, когда я видел его таким. Но помочь ему я не мог.

Он лежал так пять минут, десять, концентрировался и физически, и внутренне, зависая между небом и землей. И когда через несколько минут вставал, он вставал другим человеком. Открывал книгу и погружался в нее уже осознанно…

Падения такого каббалиста огромны, но это всегда падения перед подъемом. Он это знал. И был готов к ним всегда.

 

[1] Вавилонский Талмуд. Масехет шабат, часть 23.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.29

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.28

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.27

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.29

Книга "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ"Жесткий график

РАБАШ, как канатами, привязывал себя к Творцу.

Обычно в два ночи, за час до урока, он выходил из своего дома по улице Хазон Иш 81. Не торопясь шел, погруженный в свои мысли, до улицы Рабби Акива и возвращался обратно. Он немного напевал, делал дыхательные упражнения и думал, думал. В два часа ночи ему было удобно и хорошо подготовить себя к уроку.

В три часа начинался урок. Как обычно, с трех часов до шести.

С шести до половины седьмого – молитва. Затем минут пять мы с ним обсуждали, что делаем в течение дня, и уходили на перерыв.

В девять утра я уже подъезжал к его дому на машине, и мы уезжали или на море, или в парк, или к врачу, или на встречу с кем-то.

В половине первого мы возвращались. Я уезжал к себе домой. Обедал и с часу до четырех работал. В пять часов я уже снова был у Ребе, в это время начинались послеобеденные занятия. 

С пяти до восьми был вечерний урок: мы изучали статьи Бааль Сулама и "Учение десяти сфирот", с восьми до половины девятого – Зоар, с половины девятого была вечерняя молитва, а без четверти девять вечера мы уходили домой.

Три раза в неделю по вечерам проходил урок, который называли "урок Шауля". Изучали "Древо жизни" АРИ. Этот урок не отменялся ни при каких обстоятельствах, даже если на нем присутствовал один человек – этот самый Шауль (но обычно нас было 6-7 учеников).

Шаулю было интересно только "Древо жизни". Когда доходили до последней станицы, РАБАШ по традиции спрашивал его: "Ну, что будем изучать дальше, Шауль?" Шауль отвечал: "Начнем сначала". РАБАШ спокойно переворачивал страницы и невозмутимо начинал все сначала…

В 20:45 все уроки заканчивались. Через пять минут после того, как Ребе поднимался к себе, он уже спал.

У него была способность великая не терять ни минуты ни в чем. И сохранять силы. Он мог быть уставшим донельзя, закрывал глаза на три минуты и мгновенно засыпал. Я будил его ровно через три минуты. Он просыпался бодрый, словно проспал 8 часов, говорил: "Эх, как я выспался!" И после этого мог преподавать еще 2-3 часа.

Он никогда не изменял своего графика. График сдвигался только, когда мы лежали в больнице или выезжали в Тверию[1]. Но это была уже совершенно другая учеба и иные отношения.

Не сразу я разобрался, почему нужно так жестко – поминутно! – выполнять все. Сначала относил все к его характеру, к старой иерусалимской закалке. Потом понял, что есть в этом глубокий смысл.

 

[1] Тверия – город на западном берегу озера Кинерет в Галилее, на северо-востоке Израиля. Кинерет – самое низкое пресноводное озеро на Земле.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.28

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.27

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.26

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.28

"Сзади и спереди Ты объемлешь меня"

Я помню, как мы читали в лесу Бен Шемен[1] статью Бааль Сулама, которая открывает книгу "Плоды мудрости", – "Сзади и спереди Ты объемлешь меня".

РАБАШ читал медленно, он был еще слаб, но я видел, как прямо у меня на глазах к нему возвращались силы.

Он выпрямлялся, глаза загорались, уже первые строчки возвращали его к жизни: "Сзади и спереди Ты объемлешь меня…" Он это чувствовал, это было его постоянной молитвой.

2019-03-26_kniga-vsegda-so-mnoy_rabash_w

"Ведь и вправду "царство Его над всем властвует", и всё возвратится к своему корню, ибо "нет места, свободного от Него"…" – это жило в нем, это определяло все его действия и мысли. 

Поэтому у нас в машине рядом с "Шамати"[2] всегда лежали Псалмы Давида[3]. И когда он брал в руки книгу, она сама собой открывалась на 139 псалме. На том псалме, который стал основанием статьи "Сзади и спереди Ты объемлешь меня".

РАБАШ почти не смотрел в эти зачитанные, затертые страницы, он знал наизусть эту молитву царя Давида. Потому что она была и его молитвой.

"Господи, Ты изучил меня и узнал. Ты знаешь, когда сяду я и встану, понимаешь мысли мои издалека. Путь мой и ночлег мой окружаешь Ты, и ко всем стезям моим привык… Ибо нет еще слова на языке моем, как знаешь Ты его, Господи. Сзади и спереди Ты объемлешь меня и возложил на меня руку Твою…

Куда уйду от духа Твоего и куда от Тебя убегу? Поднимусь ли в небеса – там Ты, постелю ли себе в преисподней – вот Ты! Возьму ли крылья утренней зари, поселюсь ли на краю моря. Но и там рука Твоя поведет меня и держать меня будет десница Твоя. Скажу я: только тьма скроет меня, и ночь – вместо света для меня! Но и тьма не скроет меня от Тебя, и ночь, как день, светит…"

[1] Рукотворный лес между городами Лод и Модиин.

[2] Шамати (Услышанное) – книга, состоящая из записей РАБАШа, которые он вел во время уроков Бааль Сулама

[3] Псалмы царя Давида (Теилим) – В них царь Давид, великий каббалист своего времени, описывает весь духовный путь исправления природы человека.

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.27

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.26

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.25

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.27

То, что написано отцом…

Сразу было видно, как трепетно он относится к каждому слову своего отца, как чувствует постороннее вмешательство, как любую редактуру определяет мгновенно.

Здесь было изменено слово, здесь было вставлено предложение, а это не рука отца, он так не мог написать. Уже тогда я увидел, какая неразрывная внутренняя связь есть между ними.

Самое удивительное, что он ни разу не ошибся.

2019-03-25_kniga-vsegda-so-mnoy-rukopis-baal-sulama_w

Он мне говорил, что нельзя исправлять написанное каббалистом. Даже если кажется, что это не логично, что это грамматическая ошибка, описка, оговорка – нельзя исправлять! Мы не знаем, что правильно, а что нет.

Мы так малы, наша логика так не логична с точки зрения высшей истины, что лучше не вмешиваться, потому что любая правка будет ошибкой. Каббалист знает точно, что хотел передать. Все, что написано им, выверено и не подлежит никакому сомнению.

Таково было отношение РАБАШа к текстам отца – Бааль Сулама. (Поэтому во всех наших изданиях, во всем, что издано мной и моими учениками, все написанное РАБАШем и Бааль Суламом сохранено в достоверности. Это было для нас законом).

Продолжение следует…

Приобрести книгу можно на сайте.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.26

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.25

Из книги "Всегда со мной. О моем учителе РАБАШЕ", ч.24

Страница 2 из 1212345...Последняя »