Записи в разделе 'Каббала и другие науки'
Духовное постижение и озарения ученых

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос: Чем отличается духовное постижение от любых других раскрытий, озарений, откровений ученых, философов?

Ответ: Духовное постижение происходит в свойстве отдачи и любви, в выходе из себя, в подъеме над собой. Этого нет у человека нашего мира, каким бы он ни был одухотворенным.

Духовное – это свойство отдачи вне всякой связи с собой, вне зависимости от различных последствий для себя. Это свойство, которое приходит свыше, его надо заработать. Его нет ни у одного человека, кроме как у тех, кто занимается по четкой каббалистической методике, идущей от Адама.

Вопрос: Много ли таких людей было в мировой истории?

Ответ: От Адама и до нашего времени – миллионы. Ведь еще в Вавилоне за Авраамом пошли десятки тысяч человек. А потом, благодаря духовной практике, все они превратились в так называемый народ Израиля, и впоследствии рассеялись по миру.

То есть в дни существования Храмов в духовном постижении находились сотни тысяч. В то время это был большой народ, который пребывал в ощущении Высшего мира в течение многих поколений. 

Но после крушения Храмов началось так называемое нисхождение поколений. В I тысячелетии нашей эры в духовном постижении осталось несколько тысяч человек, во II тысячелетии нашей эры – намного меньше, а в наше время это уже единицы, и неизвестно, где они и кто они.

Но мы снова возрождаем этот путь наверх, и это уже мировое движение. В принципе, оно всегда было мировым, потому что по генетическому происхождению евреи – не народ, а группа вавилонян, объединившаяся благодаря духовной идеологии.

Поэтому в ней нет того, что бы противоречило любому народу. И в тоже время, надо отметить, что в течение всей нашей истории от Вавилона и далее, к народу Израиля примыкало огромное количество людей, для того чтобы войти в ощущение Высшего мира.

Среди них множество древних ученых каббалистов, талмудистов, которые были выходцами из греков, римлян и других народов, окружавших древний Израиль: Ункилус, рабби Акива и прочие выдающиеся светила, не говоря уже о других.

Из урока на русском языке, 20.11.2016

Предыдущие сообщения на эту тему:

Дорога, выводящая к свету

Духовное озарение

Каббала дала начало всем наукам

Политика, экономика и каббала

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос с Facebook: Вы часто говорите о политике и экономике. Как это относится к изучению каббалы?

Ответ: Каббала не изучает ни политику, ни экономику. Она изучает внутреннюю суть человека – его эгоизм. А все производное, что мы делаем с помощью эгоизма, то есть весь наш мир, – это его следствие.

Поэтому науке каббала есть о чем сказать. Она понимает источник развития человеком экономики, политики, своих внутренних взаимоотношений в семье, в государстве, в обществе – в чем бы ни было и как бы ни было, потому что в их основе лежит эгоизм.

Если вы хотите знать настоящую экономику, настоящую политику – изучайте каббалу!

Из ТВ программы "Новости с Михаэлем Лайтманом", 15.02.2017

Предыдущие сообщения на эту тему:

Почему я комментирую новости

Ответ на все проблемы общества

Экономика нового мира

Жизнь в голограмме

каббалист Михаэль ЛайтманРеплика: Из нового доклада ученых Великобритании, Канады и Италии вытекает, что все, что мы видим, к чему прикасаемся, что слышим и ощущаем как запах – просто обширная и сложная голограмма. Вселенная почти наверняка является гигантской комплексной голограммой.

Ученые надеются, что их исследования откроют дверь для углубленного понимания ранней Вселенной и объяснят, как возникли пространство и время.

Ответ: Каббала очень много говорит об этом, только предлагает заниматься не природой, а человеком, расширять возможности его познания, его внутренние свойства, и тогда мы увидим, что картина мира, предстающая перед нами, полностью зависит от наших внутренних свойств.

Как мы ее в себе оформляем, ограничиваем, таким и видим мир. Если расширить эту картину благодаря изменению своих свойств, мы и мир увидим другим, в других измерениях.

Реплика: То есть для этого мы должны измениться. А ученые считают, что надо изучать природу.

Ответ: Нет, это крайне ограниченный подход к делу. Он ничего не дает. Ничего хорошего мы от этого не имеем, кроме удовлетворения нашей любознательности. 

Человек должен развиваться внутрь себя. Он может расширить свои внутренние органы познания, ощущения, желания, мысли, вплоть до того, что увидит миры, существующие вне нас. Но он обнаружит их тогда, когда раскроет себя. 

К примеру, чем отличается маленький ребенок от взрослого человека? Тем, что он воспринимает что-то маленькое, узкое, хотя, в принципе, видит то же, что и взрослый. Но что значит "видит"? – В этом проблема. Мы не видим внутренних связей природы, не видим истинный мир, а только наш самый низший уровень.

Лишь когда человек разовьет в себе следующий уровень абсорбции, знаний, ощущений, впечатлений, ему раскроется следующий уровень мироздания, существующий вокруг нас.

Сейчас мы находимся в состоянии, когда можем наконец-то осознать, что наше движение в том направлении, которое предлагают ученые, ошибочно.

Надо обязательно идти внутрь себя, расширять наши органы чувств. Но поскольку это связано с работой над эгоизмом, вопреки своей природе, то человек не желает этого. Он продает свои возможности постижения в угоду мелкому эгоизму.

Из ТВ программы "Новости с Михаэлем Лайтманом", 01.02.2017

Предыдущие сообщения на эту тему:

Реальность Вселенной

Каббала – средство расширения сознания

Как создать новую реальность

Наука каббала

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос с Facebook: Если каббала – это часть науки, то почему ее не преподают в израильских школах? И почему каббала несет на себе печать альтернативного знания?

Ответ: Каббала – это совершенно отдельная наука, а не ее часть.

Отличие каббалы от обычных наук в том, что она проникает в окружающий нас мир, входит в него и исследует. К этому человечество шло все тысячелетия существования, и в итоге пришло к тому, что перед ним стена. Все науки находятся в кризисе.

Дело в том, что мы развиваем земные науки, исходя из своих органов ощущений, а они изначально ограничены. И хотя мы применяем телескопы, микроскопы и другие всевозможные приборы, но они позволяют лишь немного раздвинуть границы нашей ограниченности, и не более.

Основная проблема в том, что мир, существующий на трех осях, мы воспринимаем как мир, который существует еще в четвертой оси – во времени. Такими мы созданы и не можем выйти из этих рамок. Мы можем увеличить или уменьшить время, поменять каким-то образом оси, но выйти из этих состояний не можем. Для этого нам надо подняться над своим существом, а этого земные науки не позволяют. 

Пока мы могли существовать в научных измерениях, исходя из своего материального устройства, то все науки развивались, объясняя отношение человека к окружающему его миру. А сегодня, когда они зашли в тупик, мы начинаем понимать, что дальше нам развиваться некуда.

Именно поэтому сейчас раскрывается наука каббала. Она объясняет нам, что не стоит глубже ковыряться в материи, в космосе и т.д., а надо углубиться в себя, посмотреть, с каким аппаратом мы работаем, и можем ли мы перестроить себя, чтобы исследовать мир по-другому и увидеть его другим.

На сегодняшний день получается, что исследуемый нами мир мы ощущаем в своих органах чувств, в своем понятийном аппарате. Это не тот мир, что существует вне нас, а тот, что ощущается в нас.

И здесь впервые наука поднимает руки и говорит: "Для этого нам надо изменить человека, а как – мы не знаем". Поэтому на авансцену выходит следующая наука, которая предлагает исследовать не то, что вне нас, а нас самих, менять не окружающий мир, а себя.

В итоге, изменяя себя, мы увидим, какой мир на самом деле. И тогда у нас получится совсем другая наука – наука об адаптации, наука о получении, наука об исследовании мира в зависимости от того, на каком уровне его познания, в каких состояниях, в каких свойствах мы находимся. И эти свойства мы можем менять.

Каббала – это такая наука, которая в первую очередь меняет человека и в соответствии с этим описывает, что же он ощущает, включая наш мир.

Поэтому ее не интересует ни физика, ни химия, ни биология – ничего, что мы ощущаем в том стандартном состоянии, в котором находимся сейчас. Ее интересует, как изменить себя изнутри и как мы станем ощущать мир, исходя из изменяемых состояний. А тогда он ощущается совершенно по-другому.

Наука каббала открыта любому человеку. Именно сегодня, когда все науки достигли своего максимума и дальше развиваться не могут, каббала раскрывается и говорит: "Давайте изменим мнение, принятое когда-то за константу, что человек не меняется и исследует мир, исходя из себя. Если мы изменим эту константу, то увидим, какой мир появляется перед нами, и как мы можем его исследовать".

То есть это более богатая и широкая наука. И поскольку она касается следующих уровней развития человека, то раскрывает ему состояния, не имеющие отношения к его телу. Даже если его тело умирает, те состояния, которые он постигает, объективно существуют в нем.

Это написано во "Введении в Книгу Зоар" и многих других источниках. В принципе, каббала – очень интересная методика, объясняющая настоящую относительность, но не эйнштейновскую, а относительность нашего познания.

Из ТВ программы "Новости с Михаэлем Лайтманом", 06.02.2017

Предыдущие сообщения на эту тему:

Специфика науки каббала

Наука каббала: инструмент к постижению мироздания

Отличие каббалы от других наук

Будущее наук

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос: Сможет ли каббалист в 2017 году отличить научные факты от вымысла и искажений лженаук? Будет ли он способен видеть или ощущать то, как на самом деле устроен физический мир?

Ответ: В действительности, каббалист не имеет большого отношения к науке нашего мира. Хотя каббала – это наука, но наука о высшем мире!

Высший мир проецируется на наш мир и в нем отражаются следствия от происходящего в духовном мире. Тем не менее, нет четкой связи между наукой нашего мира и каббалой, потому что в материальной жизни господствуют эгоистические законы коммутации, а в каббале они абсолютно другие.

Поскольку сегодня науки нашего мира достигли практически своей границы – тупика, в котором находятся все виды развития, кроме технологии, – то следующие ступени развития науки могут быть только в каббале, когда человек меняет себя, и тем самым меняется его наука, то есть постижение пространства, мира.  А если он себя не изменяет, то в тех границах, в которых он сегодня существует, его познание остается ограниченным.

Поэтому я не думаю, что земная наука будет дальше развиваться. Может быть, лишь в какой-то степени, пока не заполнит все человеческие границы. А технологии будут развиваться еще и еще. Можно предположить их развитие на много лет вперед, но непонятно, что это даст человечеству.

Человек разочаровывается быстрее, чем начинает создавать для себя новые "игрушки", потому что они не дают ему выхода из ограничений нашего мира.

Из урока на русском языке, 01.01.2017

Предыдущие сообщения на эту тему:

Конечность науки

Современная наука: у грани неведомого

Диалог между каббалой и наукой (клип)

Утопии эпохи постмодерна: метаморфозы идеи человечества-организма

Статья доктора культурологии, историка и писателя В. Хачатурян

Утопии эпохи постмодерна: метаморфозы идеи человечества-организма

 

Научные и “вненаучные” проекты будущего

Транзитивная эпоха с ее быстрыми и фундаментальными изменениями во всех сферах жизни всегда требует новых “больших” идей и социальных проектов, новых идеально-типических моделей будущего. Не составляет исключения и нынешняя эпоха глобализации и информационной революции.

Однако, как справедливо отмечает А.А. Гусейнов, наука и сегодня мыслит по преимуществу инерционно. И проекты “дивного нового мира” представляют собой по большей части лишь экстенсивное, до планетарных масштабов, продолжение действующих ныне или наблюдавшихся ранее тенденций, не предполагающе качественного изменения  социальных отношений и институтов. Несмотря на внешнее разнообразие, все их можно объединить в две основные группы.

В оптимистических сценариях многополярного “сетевого” мира или глобального гражданского общества предлагается улучшенный вариант современности: интеграция и культурная гибридизация удачно сочетаются там с сохранением культурного своеобразия и относительной автономностью и самодостаточностью обществ; преодолеваются кризисные явления; совершенствуются механизмы демократии.

Толерантность, установка на диалоговые отношения, глобальное сознание, формирующееся за счет причастности каждого к глобальным институтам признаются главными отличительными чертами общества нового типа. 

Пессимистические сценарии-антиутопии рисуют картину унифицированного на основе западных ценностей униполярного глобального общества (Ф. Фукуяма); мира, в котором побеждают тенденции к сепаратизму или “фрагмерации” (термин, обозначающий противоречивые процессы раскола на одних уровнях и интеграции на других), к образованию крупных региональных военно-политических и экономических цивилизационных блоков, остр конкурирующих за ресурсы и сферы влияния; тоталитарного мира, разделенного на глобальный “центр” и глобальную “периферию” (И. Валлерстайн), жестко управляемого глобальным правительством и глобальной элитой; наконец, мира, регрессирующего к доцивилизационному состоянию в результате экологической катастрофы, войн и т.д.

Прошлое и настоящее явно определяют представления о будущем, и все  “академические” сценарии объединяет один общий недостаток: отсутствие философско-исторической глубины и “смысложизненной перспективы”, оригинальных новаторских идей. Все они “нацеленные на будущее, никакого будущего в серьезном смысле не предлагают”, так как видят в нем “простую, быть может, слегка подчищенную пролонгацию настоящего” [1, с. 39-40].

В этой ситуации полезно обратить внимание на те теории, что возникают далеко за пределами академической науки, на “периферии” — благо та в последнее время заметно активизировалась. Различные формы вненаучного знания вообще занимают немалое место в пространстве современной культуры. К ним можно отнести и квазинаучные (что не обязательно означает “псевдонаучные”) теории, для которых характерны чрезмерно вольные или упрощенные интерпретации научных данных; и “маргинальные” гипотезы, противоречащие общепринятым научным стандартам; и теории, возникающие в рамках эзотерических, оккультно-мистических учений, но использующие арсенал научных идей, а отчасти и аппарат науки. Такого рода конструкции часто бывают весьма притягательны для массового сознания, какой бы аргументированной критике ни подвергали их ученые.

Впрочем, не стоит забывать, что многие концепции, ныне представляющиеся бесспорными, зародились именно в зоне “культурного пограничья”, где, согласно Ю.М. Лотману, скапливаются разнообразные диссистемные и внесистемные элементы, воспринимающиеся поначалу как нечто чуждое, инородное или малозначимое. Однако впоследствии какие-то из них (хотя и далеко не все!) могут перемещаться в “центр”, во многом утрачивя свою инаковость и маргинальность и, вместе с тем, преобразуя культурный “мейнстрим” в сложном процессе их взаимной адаптации [6, с. 260,272].

Преимущество “периферии” перед нормативным упорядоченным “центром” — в ее ориентированности на “иное”. И особенно продуктивным это качество оказывается в переходные эпохи. Тогда “периферия” оказывается самой “горячей”, турбулентной зоной, а происходящие в ней трансформации могут отражать глубинные сдвиги в культурном пространстве, намечающийся отход от доминирующей культурной парадигмы. В этом случае “иное” становится источником или стимулом для продуктивных инноваций, для рождению новых культурных смыслов и ценностей.

Что же предлагает нам современная “периферия”, в которую входит и сфера вненаучного знания? Способна ли она разработать действительно новаторские проекты будущего общества или, по крайней мере, дать идеи, которые со временем сумеют пересечь подвижную и проницаемую границу, отделяющую их от “центра”, и закрепиться в культурной системе?

Обратимся сначала к движению Нью Эйдж. Оно занимает наиболее значимое место в современной зоне вненауки: обращение к теософии, религиозно-философской мысли Востока, магии и оккультно-мистическим учениям всех времен и народов сочетается в нем с не меньшим интересом к достижениям науки — от квантовой физики, синергетики и глобального эволюционизма до трансперсональной психологии и нейрофизиологии и с попытками объединить этот разнородный материал в единое универсальное знание, создать новое видение мира, “включающее и науку, и спиритуальность” [16, с. 8,12]

Для нас здесь важно, что Нью Эйдж в самих своих установках ориентировано именно на будущее — на “новую Эру” (Эру Водолея) И при всем разнообразии мнений, циркулирующих — иначе не скажешь  — в кругах этого в высшей степени инклюзивного и гетерогенного движения, объединяет его представителей вера в то, что человечество находится на пороге глобальных перемен, в точке бифуркации, за которой последует “квантовый скачок” — переход на более высокий уровень эволюции. Но несмотря на столь ярко выраженную футурологическую составляющую, концепции Нью Эйдж, при всей их внешней экзотичности, далеко не всегда могут похвастать инновационностью и оригинальностью.

Как отмечал известный исследователь В. Хейнграаф, их отличают достаточно аргументированная критика западного общества и культуры, острое ощущение глобального системного кризиса, чреватого катастрофой, и четкое осознание необходимости перемен. Что же касается Новой Эры, чье наступление выглядит событием скорее религиозно-спиритуальным, нежели социально-политическим, — она описывается весьма неопределенно [20, с. 334]. Большинство авторов развивают, главным образом, те положения, которые еще в 1980 г. сформулировала М. Фергюсон в своем бестселлере “Заговор Водолея”, ставшим программном произведением Нью Эйдж. Будущее рисуется в этом манифесте как грядущее тысячелетнее царство любви и света, освобождения умов, духовного роста, реализации “вселенской взаимосвязи” и становления глобального общества — сильно интегрированного, но с неиерархической полицентричной сетевой структурой [17, p. 19] — этот образ остается практически неизменным. Сам же процесс перехода к Новой Эре предстает в двух версиях: главная роль отводится или “революции сознания”, которая автоматически повлечет за собой перестройку всего общества, или вмешательству неких высших сил, незримо руководящих эволюцией.

В последние годы в ответ на критику некоторые представители Нью Эйдж попытались усилить и более тщательно проработать социально-политический аспект своих концепций. Однако результат не слишком впечатляет. Весьма показательна в этом отношении книга Д. Кортена “Великий поворот: от Империи к Сообществу Земли” (2006 г.). Мы видим вполне традиционный образ глобального гражданского общества со всеми его характеристиками (плюрализм, толерантность, демократия, экологическое благополучие). Принадлежность автора к Нью Эйдж выдают лишь некоторые особенности: например, ставка делается не на глобальные институты управления, а на процессы самоорганизации общества и управление “снизу”, связанное с диффузией и ситуативностью власти; важнейшая роль отводится пробуждению духовности и накоплению “критической массы”, необходимой для изменения баланса сил и запуска механизмов трансформации общества [24, p. 316-318]

Таким образом, принадлежность к “пограничью” сама по себе еще не гарантирует инновационности: стартовый творческий потенциал “проектов из пограничья” явно недостаточен для того, чтобы они могли хотя бы дать импульс к формированию более серьезных теорий.

Идея человечества-суперорганизма: от мистики к “кибернетической философии”

На этом фоне описанных выше проектов гораздо более перспективной выглядит уходящая корнями в глубокую древность идея глобального общества как суперорганизма, соединяющего в одно целое миллиарды “клеток”-индивидов. По крайней мере, в данном случае мы имеем дело с проектом принципиально “иного” общества, абсолютно не похожего на все реализованные в истории варианты: уровень интеграции, которого оно достигает, далеко выходит за пределы обычных представлений. К тому же в наши дни идея человечества-суперорганизма заняла весьма своебразное место на стыке науки и “вненауки”, спорадически проникая в научный дискурс и имея, соответственно, множество вариаций. Такое особое, промежуточное положение во многом объясняется самой историей ее существования в европейской культуре.

Долгое время идея человечества-организма оставалась по преимуществу достоянием эзотериков, теософов (Е. Блаватская), религиозных мистиков, в числе которых были такие известные философы, как Кнорр фон Розенрот, Ф. ван Гельмонт, В. Соловьев, Н. Бердяев, П. Флоренский, П. Тейяр де Шарден и др. Органическая целостность человечества понималась как мистическое единство душ, разъединенных в мирской жизни, но незримо остающихся элементами распавшейся общечеловеческой души — каббалистического Адама Кадмон, которого европейские мыслители отождествляли с Христом, Мировой Душой, Софией и т.д. Мистика, как правило, соседствовала с социальной утопией всеобщего согласия, мира и братства, преодоления политических и межконфессиональных конфликтов. Поэтому неслучайно, что идея человечества-организма нашла отражение и в социологии: она явилась вершиной “позитивной философии” ее основоположника О. Конта, не утратив при этом мистического оттенка, что до сих пор приводит исследователей в некоторое смущение.

Тенденция к мистической интерпретации идеи человечества-организма достигла кульминации в середине ХХ в. в творчестве П. Тейяра де Шардена. Автор “Феномена человека”, нарисовав грандиозную апокалиптическую картину гибели исчерпавшей свои ресурсы планеты, предрекал рост и совершенствование коллективного сознания. Оно достигнет планетарных масштабов, поглотит и одухотворит материю, а затем совершит переход в новое состояние “сверхжизни” — слияния с Богом, или “Точкой Омега” [13, с. 295]

Вместе с тем, в концепции Тейяра был намечен очень важный аспект, позволявший совмещать мистику с наукой или, во всяком случае, подкреплять ее научными данными. Процесс единения миллиардов “крупинок мысли” и превращения их в “органическую суперагрегацию душ”, в “гармонизированную общность сознаний, эквивалентную своего рода сверхсознанию” он объяснял логикой эволюции Вселенной, универсальным законом интеграции, который побуждает химические элементы соединяться в молекулы, а клетки — в организмы, побеждая тенденцию к дифференциации. Точно так же в истории человечества, по его словам, дивергенция сохранялась до некоторой степени на протяжении большей части истории, а потом стала уступать место конвергенции, “при которой расы, народы и нации консолидируются и совершенствуются путем взаимооплодотворения” [13, с. 254, 258, 249].

Предчувствуя усиление этого процесса, именуемого ныне глобализацией, Тейяр де Шарден сумел выявить главную его особенность — глобальную взаимозависимость: “все части человечества проникают друг в друга и только так могут расти и развиваться” [13, с. 249].  Еще один весьма примечательный момент позволяет современным “киберфилософам” провозглашать Тейяра де Шардена провозвестником эры электронного разума и “пришествия Интернета”. Философ полагал, что усложняющиеся технологии выполняют все более важную роль в истории и все более заметно влияют на весь ее ход. Однако техническим средствам, позволяющим быстро распространять информацию и преодолевать огромные расстояния, в его концепции все-таки выполняют лишь служебную функцию “кровеносных сосудов” суперорганизма. Главной цементирующей силой является “энергия любви”, освобождающая человечество от эгоцентризма и приближающая к ее источнику — “Точке Омега”.

Теория Тейяра де Шардена, завершив “мистический” этап в развитии идеи человечества-организма, открыла новый период, когда многие его положения были отчасти усвоены, но подверглись кардинальной трансформации. Теперь ведущие позиции заняла так называемая “киберфилософия”. Импульс для “смены вех”, безусловно, задала информационная революция, заставлявшая переосмыслить роль информационных технологий в истории человечества в целом. Здесь трудно переоценить вклад и влияние канадского культуролога М. Маклюэна, выдвинувшего идею о решающем воздействии информационных технологий на особенности развития культуры, общества и человека. На этом положении базируется его широко известная оценка современности: эра Интернета, считал он, создает основу для сплочения человечества, ибо делает людей соучастниками событий, происходящих в любой точке мира, и соединяет изолированные части мирового пространства в одну большую “глобальную деревню”.

Человек, “подключенный” к электронной сети, способен, по мнению автора “Галактики Гутенберга” (1962 г.), вместить в себя все человечество, все пространство и все времена. Но главное, “электронная галактика” (в отличие от предыдущей, ориентирующей на индивидуальное получение знаний и индивидуальное развитие) возвращает человечество в состояние всеобщей взаимовключенности, наводящей на аналогии с первобытностью [7,  с.71, 69].  М. Маклюэн еще не использовал понятие “глобальный мозг”, которому предстояло вскоре стать ключевым в интерпретации темы человечества-организма, однако электронную сеть он, как и его последователи, рассматривал в качестве будущей нервной системы человечества, которая экстериоризирующей центральную нервную систему индивида в глобальное окружение и объединяет человечество в единое “тело” [26].

В разработке темы гипермозга приняли участие такие авторитетные ученые, как В.Ф. Турчин, П. Леви, П. Рассел, Н.Н. Моисеев, Б. Герцел, Дж. Майер-Кресс. Ф. Хейлиген и др. Был создан “Проект Глобальное сознание”, в рамках которого с 1998 г. в США стали проводиться эксперименты. Их цель — выявить корреляцию между случайными данными, появляющимися в компьютерных сетях, которая должна отражать присутствие глобального сознания [19]. В 2012 г. в Брюссельском университете был основан Институт глобального мозга, который возглавил Ф. Хейлиген. Определяя глобальный мозг как распределенный интеллект, возникающий в Интернете, Институт поставил задачу построить общую теорию глобального мозга как основы будущего общества, выявить динамику его развития и определить, какие именно изменения в обществе влияют на его эволюцию [18].

При всем разнообразии концепций, в изобилии появлявшихся в 70-90-е годы прошлого столетия, в них прослеживается нечто общее. Везде речь идет о качественно новой форме интеллекта, о совмещении интеллекта людей, машин и компьютерных сетей в одно целое, чьи возможности значительно превышают потенциал составляющих его компонентов. Мистика здесь подменяется “кибернетическим техницизмом”, который, впрочем, тоже может приобретать своеобразный технологически-мистический характер. Однако, в любом случае, именно компьютерным технологиям отводится решающая роль в процессе объединения человечества.

Так, Пьер Леви полагал, что компьютерные сети, виртуальная среда, мультимедиа не просто расширяют индивидуальное сознание и способности, но и создают коллективный разум, формирующий новую окружающую среду, новое пространство знания, понимания и интеллектуальной власти. И в этой среде будут бурно расти и мутировать “новые качества бытия и новые пути моделирования общества”, а также, что самое примечательное, новые формы социальности. Цифровые технологии оказываются едва ли не главным средством совершенствования общества: они позволят подняться и над консьюмеризмом, и над политическим местничеством, развить подлинную демократию и трансперсональные возможности человека, ибо информационное пространство возродит духовное воображение и интерес к метафизике [25, p.105,XXV]. С П. Леви солидарен один из основателей журнала “Wired” Л. Россетто, убежденный, что компьютеры помогут развиться “глобальному сознанию, сформированному из дискуссий, переговоров и чувств, общих для индивидов, соединенных в сети” [2, с. 415]

Под влияние “кибернетического техницизма” в какой-то мере попал и выдающийся отечественный ученый Н.Н. Моисеев, который выдвинул свою концепцию Коллективного (мирового) Интеллекта (Разума). Коллективный Разум возникает почти одновременно с индивидуальным и развивается по мере развития человека и общества — в процессе совместной деятельности, накопления знаний и опыта, роста коллективной памяти и потребности в принятии коллективных решений. В наши дни, с точки зрения Н.Н. Моисеева, Коллективный Разум, эволюционирующий гораздо быстрее индивидуального, уже становится — благодаря искусственному интеллекту — реальной силой, управляющей действиями людей, и в ближайшее время сумеет предпринять меры для преодоления глобального кризиса и перехода общества в состояние гомеостаза.

Но каким же образом достигается согласованность мнений и обеспечивается целесообразность принимаемых решений? Ответ весьма характерен: “Коллективный Интеллект — это система, объединяющая людей информационными связями, благодаря которой им становятся доступными общие знания, общее понимание ситуации. В результате неизбежно (курсив наш — В.Х.) возникает единое видение происходящего как основа для общих решений и действий” [8]. Здесь обращает на себя внимание слово “неизбежно”: получается, что информационные связи и сам процесс обмена мыслями и знаниями — вполне достаточное условие для преодоления противоречий и реализации общей стратегии поведения человечества. Взгляд, вполне достойный эпохи Просвещения или романа “Что делать”: все разногласия и конфликты — от недоразумений, взаимного непонимания, неинформированности и недостаточного осознания интересов, а не от их  объективной противоречивости.

Сами же “киберфилософы” столь высокую оценку роли информационных технологий обычно объясняют тем, что “всемирная паутина” становится не только все более глобальной, но и все теснее связанной с индивидами и группами, ее использующими, все активнее влияет на различные аспекты их жизни и, наконец, постоянно наращивает свои знания и интеллект. Эта сложная разумная самоорганизующаяся  система способна давать рекомендации, генерировать новые идеи, приспосабливаться к новым ситуациям и даже решать глобальные проблемы, которые невозможно устранить традиционными способами [21, p. 274].

 Механизм этих процессов уже давно принято сравнивать с работой человеческого мозга. Возникающие проблемы служат своего рода импульсами, вызовами, которые стимулируют глобальный мозг к действию. Те или иные индивиды хотя и не в состоянии решить проблемы своими силами, оставляют “след” в сети и передают “вызов” дальше. В итоге множество независимых друг от друга акций сливаются в единый когерентный поток, в котором принимает участие и искусственный интеллект. Чем больше таких акций накапливается в сети, тем совершеннее, по мнению киберфилософа, их результаты. Излюбленным примером является Википедия — электронная энциклопедия, которая создается, расширяется и корректируется коллективными усилиями миллионов пользователей [21, p. 285].

Увы, все подобные аргументы вступают в явное противоречие с действительным положением вещей. Несмотря на появление новых социальных групп (виртуальных сетевых сообществ), новых форм сотрудничества и принятия решений, новых видов демократических процедур, новых образовательных практик и т.д., никаких признаков перехода на иной уровень социальной интеграции не видрно. “Тотальный”, “гедонистический” индивидуализм [5, с. 77] — одна из самых болезненных проблем нашего времени — никуда не исчезает и даже усиливается вместе с ростом конфликтогенности в планетарных масштабах.

Нарастающие потоки информации не повышают интенсивности “соучастия”. Напротив, многие исследователи отмечают, что сопереживание и сочувствие трагедиям, о которых сообщают СМИ, чаще всего весьма поверхностны и скоропреходящи. Обилие негативных сведений нередко порождает нечто обратное: внутреннее отторжение, стремление изолироваться от внешних раздражителей и создать собственное комфортное информационное пространство. Иными словами, современный информационный мир диаметрально противоположен идеально-типической модели человечества-суперорганизма с ее высочайшей степенью интеграции и солидарности. Остается лишь согласиться с Э. Дэвисом, автором бестселлера “Техногнозис”, который, комментируя концепции киберфилософов, отмечал, что глобальная сеть — не более чем механический инструмент: его можно использовать в разных целях и сам по себе он, конечно, не способен привести к “резонансу умов”, побудить людей “выйти за пределы их замкнутых мировоззрений … или смягчить их страх и ненависть” [2, с. 449]. Характерно, что Р. Нельсон, руководитель “Проекта Глобальное сознание”, о котором мы уже упоминали, признается, что не видит пока признаков реального пробуждения такого сознания: можно заметить лишь некоторые его “проблески” [10].

В такой интерпретации идея человечества-организма по-прежнему остается лишь метафорой или неомифом, что признают не только критики со стороны, но и сами киберфилософы: шенсы на то, что современное разъединенное общество перерастет в некую органическую целостность, весьма невелики.

Разумеется, в рамках киберфилософии предпринимаются попытки выйти за пределы метафоры и создать полноценную научную теорию. С точки зрения Ф. Хейлигена, наиболее перспективным в этом плане может стать совмещение различных подходов к феномену глобального мозга (глобальный мозг как социальный организм; как универсальная система знаний, как своего рода мировая коллективная память; как новый эмерджентный уровень сознания) с “кибернетическим эволюционизмом”, с идеей “прогрессивной эволюции”, ведущей к появлению все более высоких уровней сложности и интеграции, росту интеллекта и его значимости в эволюционном процессе.

Происходит определенное смещение акцентов: ведущую роль в зарождении суперорганизма играет уже не информационная революция как таковая, а логика и направленность глобальной эволюции. Отсюда — интерес к “большим” (или метасистемным, по терминологии В.Ф. Турчина) переходам, которые завершаются эмерджентным возникновением, например, многоклеточных организмов из одноклеточных или общества из индивидов и групп, а также к тем специфическим обстоятельствам, в которых эгоистические, соперничающие индивиды становятся кооперирующими членами организма или коллектива [21, p. 275].

Такое представление об эволюции в известной мере продолжает традицию Тейяра де Шардена, однако опирается на гораздо более солидную теоретическую базу: неоэволюционизм и глобальный эволюционизм, эволюционную биологию и эволюционную эпистемологию, теорию аутопоэзиса У. Матурано и Ф. Варелы и, разумеется, на саму кибернетику, которая изучает уровни организации в сложных “живых” системах, уделяя внимание прежде всего коммуникации, знаниям и механизмам контроля.

 Хотелось бы заметить, что В.Ф. Турчин, которого считают основоположником “кибернетического эволюционизма”, был весьма острожен в выводах и прогнозах по поводу следующего этапа истории человечества. Он, действительно, отмечал, что уже сейчас человечество представляет собой весьма сильно интегрированную систему и именно в дальнейшей интеграции состоит сущность очередного метасистемного перехода и нового уровня организации материи. И вместе с тем ставил вопрос: как далеко она зайдет и какие формы примет? Избегая давать однозначные ответы, ученый предполагал, что в будущем станет возможным “прямой обмен информацией между нервными системами людей”, их “физическая интеграция”, которая, очевидно, должна сопровождаться созданием какой-то высшей и внешней по отношению к индивиду системы управления единой нервной сетью, или же возникнут качественно новые формы сознания, “слияние душ отдельных людей в единой Высшей Душе”. Вторая перспектива представлялась более вероятной и привлекательной, но все-таки оставалась не более чем гипотезой [12]. Современные киберфилософы, как правило, занимают более решительную позицию. В частности, Дж. Де Росней, известный специалист в области теории систем, полностью уверен, что эволюция рекурсивно порождает новые уровни сложности вплоть до планетарного мозга для “кибионта” — глобального кибернетического организма [27].

Однако прочных оснований для такой уверенности все-таки не слишком много. Даже если делать ставку на целенаправленность эволюционного процесса и эмерджентность, — все равно неизбежность столь кардинального перелома траектории в истории человечества вызывает сомнения: ведь до сих пор центробежные и центростремительные силы всегда действовали совместно или в маятниковом режиме. Прежде всего, остается непонятным, за счет чего должно совершиться превращение человечества в суперорганизм.  Эмерджентность, нарушающая плавную преемственность развития, всегда имеет некие предпосылки для “революционных прорывов”.

Кроме того, даже в эволюции природы переходы на более высокий уровень интеграции — весьма редкое явление. Существование суперорганизма требует изощренных механизмов контроля над так называемыми “халявщиками”, жесткой иерархической структуры и столь же жесткого распределения функций между “индивидами”, будь то клетки в организме или пчелы в улье. Особые сложности, естественно, возникают, когда речь идет о людях, ибо они, как признает Ф. Хейлиген, “генетически амбивалентны” и постоянно колеблются между альтруизмом и эгоизмом, стремлением к солидарности и соревновательностью. Таким образом, на пути к высокому уровню интеграции в данном случае имеются фундаментальные препятствия [21, p. 282]. Пытаясь решить эту проблему, Ф. Хейлиген акцентирует внимание на способах контроля над “халявщиками”. Используя известную теорию Р. Бойда и П. Ричерсона [15] о “давлении конформизма” (большинство влияет на поведение менее кооперативного меньшинства, вынуждая его принять общие правила поведения и моральные нормы) и закон групповой селекции (наиболее сплоченные группы имеют огромные преимущества по сравнению с группами с меньшей степенью солидарности), он совместно со специалистом в области социальной эволюции Д. Кэмпбеллом [23] разработал собственную концепцию. Здесь внимание акцентируется на том, что, помимо обычных способов поддержания солидарности в обществе, имеются и другие, не столь очевидные: так, знания, накопленные в сети, сами по себе могут выполнять контролирующие функции. В отличие от материальных ресурсов, знания и информация не уменьшаются, сколько бы людей ими ни пользовались. Благодаря этому в “глобальной паутине”, превратившейся в “разумную самоорганизующуюся систему общих знаний”, возможны результативные интеракции, где каждый выигрывает, делясь своими индивидуальными знаниями и опытом с другими. И это обеспечит дальнейший рост интеграции. Причем без ограничения разнообразия, свободы и инициативности индивида. Универсальные стандарты, разумеется, сохранятся, однако станут, по мнению Ф. Хейлигена, гораздо менее стеснительными, чем нынешние, за счет гибкости и эффективности глобального мозга [22].

“Возвращение” каббалы: проект интегрального общества

Следующий шаг в сближении идеи человечества-суперорганизма и науки сделал М. Лайтман — один из ведущих современных каббалистов, который начал разрабатывать концепцию интегрального общества. В ней нашли отражение важнейшие, ключевые аспекты каббалы: разбиение духовной конструкции Адам Ришон — общей, коллективной души человечества; понимание эволюции как процесса, противоборства двух универсальных сил: “альтруизма” (отдачи) и “эгоизма” (получения); идея “исправления” — уподобление творения Творцу путем приобретения главного его качества — отдачи[1].

Однако преобразованная, переведенная в научный дискурс каббала на этот раз послужила основой не для очередных мистических спекуляций, а для построения идеально-типической модели нового общества. И в этой модели внимание сосредоточено как раз на вопросах, не получивших должного освещения в “киберфилософии”: что именно явится силой, подталкивающей к интеграции и поддерживающей ее? Чем интеграция нового типа будет отличаться от интеграции в любом другом обществе, поскольку для существования любого общества необходим, по крайней мере, некий “минимум солидарности”? Какие трансформации произойдут в человеке и в социальных взаимодействиях?

Собственно, описываемоей в модели интегральное общество не является в точном смысле этого слова суперорганизмом, хотя и максимально к нему приближено. М. Лайтман, биокибернетик по образованию, определяет его как общество, сходное со сложными гетерогенными природными аналоговыми системами — системами с обратной связью, в которых высокий уровень внутреннего разнообразия сочетается со столь же высоким уровнем взаимной согласованности множества элементов (подсистем). При этом каждый элемент, сохраняя свою индивидуальность, работает на себя, выполняя собственные “эгоистические” программы, но при этом действует в интересах целого; иными словами, индивидуальные программы встроены в общую — каждая по-своему и в той степени, в какой это возможно и необходимо [3, 119-120].

Условия и возможности для перехода к такому обществу, с точки зрения М. Лайтмана, вполне сформировались, и выявлены в глобалистике: современный мир, безусловно, не является единым, однако он, несомненно, все больше приобретает черты системы, в которой каждый компонент (страны, нации, корпорации, индивиды и т.д.), независимо от своего желания, включен в глобальное целое и вынужден в той или иной мере этому целому подчиняться, утрачивая отчасти автономность. Зарождающаяся системность проявляется, в первую очередь, в виде глобальной взаимозависимости, в результате чего действия какого-либо одного элемента могут оказывать сильное и часто непредсказуемое воздействие на другие элементы, казалось бы, никак от него не зависящие и с ним не связанные. Иными словами, каждое действие вливается “во вселенную взаимодействий” (Э. Морен) и может приводить к неожиданным и нежелательным последствиям. Именно поэтому самостоятельность элементов в “живых” системах сохраняется лишь до известных пределов — пока их развитие не препятствует развитию остальных; с другой стороны, нарушение нормального функционирования одной или нескольких подсистем может привести к дисбалансу, затрагивающему всю систему. 

Эти законы, полагает М. Лайтман, человечеству предстоит испытать на собственном опыте. Прессинг глобальной взаимозависимости еще не достиг кульминационной точки: он пока проявляется не постоянно, с разной интенсивностью в разных регионах мира и в разных сферах социальной жизни. Тем не менее, уже сейчас она ощущается достаточно остро и болезненно в ситуации роста индивидуализма и всеобщей отчужденности. В ближайшее время эта тенденция усилится, “обратные кольцевые связи” (Г. Бейтсон) будут все более четко проявляться и на уровне мировой экономики и политики, и на уровне индивидуальных интеракций — в сопровождении хорошо известных эффектов “бумеранга” и “бабочки” [3, с. 39-40; 4, с. 214-216].

Таким образом, главной движущей силой “макросдвига” видится не спонтанная “духовная революция” и, тем более, не информационные технологии, а, во всяком случае, на первых этапах “желание существовать” — базовый и вполне эгоистический инстинкт самосохранения, вынуждающий адаптироваться к новым условиям и изменить стратегию поведения. Новое интегральное видение мира и новый тип социальных отношений, основанный на взаимовключенности индивидов, их ощущении себя частью целого и способности воспринимать мир глазами “других”, будет вырабатываться разными путями: отчасти полуосознанно, методом проб и ошибок, отчасти через “обучение интегральности”, которое позволит человеку “овладеть” своим эгоизмом и правильно его применять, надстраивая над ним альтруизм. Свою роль сыграет и привыкание к новой модели поведения, конформизм, использование аппарата самоконтроля и самопринуждения (Н. Элиас) и т.д.  В результате должен появиться новый тип человека, который сумеет перейти от “Я”-идентичности (индивидуализм) и “Мы”-идентичности (коллективизм) к идентичности интегральной, определяемой следующей формулой: “я — это все”, или “все — это один” [4, с. 220-222; 3, с. 147, 149].

Параллельно с ростом интегральных отношений будет формироваться и расширяться особое социальное пространство, в котором традиционные механизмы конкуренции, взаимного прессинга и “взаимного потребления”, договорной согласованности будут утрачивать эффективность, постепенно уступая место взаимодополняемости и взаимной ответственности.

Существуют ли какие-либо реальные основания у выдвинутой М. Лайтманом идеи? Интегральные отношения, действительно, возникают спонтанно в сфере межличностных взаимодействий, и этот экстраординарный феномен уже неоднократно привлекал внимание исследователей. Здесь уместно вспомнить В.В. Налимова, который начал разрабатывать концепцию гиперличности — единой психической структуры, локализованной в двух, нескольких или многих телах и возникающей в том случае, когда индивиды в процессе общения “размыкаются” и как бы проникают в другого или других [9, с. 244, 259-261, 265 ].  Российский философ Ю.М. Резник называет это явление “интериндивидной трансперсональностью”, или “бытием-через-других”: “сложное переплетение и взаимопроникновение индивидуальных сущностей” порождает некую специфическую глубинную связь между ними, благодаря которой они, не теряя свои индивидуальные черты, в определенной ситуации выступают как целостность иного порядка, чем просто социальная группа [11, с. 38-39 ]

Довольно часто в современной литературе встречается термин “потоковое состояние”. Такое состояние, связанное с взаимной “настройкой” индивидов друг на друга, взаимной эмпатией, синхронизацией действий и психических состояний, дает эффект так называемой “групповой магии”: границы “Я” исчезают или становятся проницаемыми и весь коллектив думает, чувствует и функционирует как одно целое, одно существо. При этом индивидуальность не стирается, как это обычно происходит в толпе, а, напротив, получает возможность полностью реализовать свой потенциал, являясь главным ресурсом коллектива-организма [14, p. 10-11].

Таким образом, интегральность можно определить как одну из моделей отношений между индивидами, статистически редкую, возникающую спонтанно и лишь на определенное время. В целом эта модель, как отмечают практически все исследователи, с трудом поддается рефлексии, ускользает от анализа, а главное — на сегодняшний день явно существует лишь в эмбриональной форме и не может конкурировать с другими, более традиционными моделями. Поэтому вряд ли можно с уверенностью сказать, какую роль интегральные отношения будут играть в социальном пространстве в ближайшем будущем.

 

Итак, со второй половины ХХ века идея человечества-организма претерпела поистине кардинальные трансформации: процесс ее “секуляризации” сопровождался формированием нового теоретического фундамента, основу которого составили некоторые важнейшие положения глобального эволюционизма, теории систем, социологии и эволюционной биологии, и, соответственно, постепенным преодолением ее маргинальности и проникновением в сферу науки. В результате появился вполне оформленный проект будущего, который в настоящее время представлен двумя направлениями: в первом единство достигается, главным образом, за счет интеграции человечества с электронным разумом всемирной паутины; во втором (концепция М. Лайтмана), отличающемся большей “человекоразмерностью”, акцент сделан на принципиально новой, интегральной модели человеческих взаимоотношений и возникновении нового, адекватного ей социального пространства, напоминающего о гемайншафт Ф. Тенниса.

Разумеется, оба варианта, отнюдь не утратившие сходства с неомифом, нуждаются в тщательной разработке, поскольку в этих идеально-типических конструкциях остается много лакун. Это касается, в частности, организационной структуры нового общества, конкретизации способов преодоления цивилизационного кризиса, проблемы «пространства» свободы индивидов, поскольку сопоставление их с «клетками» вызывает вполне понятные опасения: не будут ли функции этих «клеток» предопределены, не оставляя возможности для выбора и творческой самореализации? Тем не менее, несмотря на все уязвимые места, проект человечества-суперорганизма уже занял определенное место в современной футурологической мысли и, возможно, в дальнейшем будет успешно конкурировать с другими проектами, поскольку процесс его становления явно не завершен.

Литература

1.       Гусейнов А.А. Идеи универсализма и самобытности (о возможности глобального этоса) // Наука и религия. Междисциплинарный и кросс-культурный диалог. М.: Канон+, 2006. С. 26-41.

2.       Дэвис Э. Техногнозис: миф, магия и мистицизм в информационную эпоху. Екатеринбург: Ультра. Культура, 2008.

3.       Лайтман М. Новая жизнь. М.: НФ “ИПИ”, 2012.

4.       Лайтман М., Хачатурян В.М. Перспективы XXI века: рождение интегрального мира. М.: ЛЕНАНД, 2013.

5.       Липовецки Ж. Эра пустоты. Эссе о современном индивидуализме. СПБ.: “Владимир Даль”, 2001.

6.       Лотман Ю.М. Семиосфера. СПб.: Искусство-СПб., 2004.

7.       Маклюэн М. Галактика Гутенберга: становление человека читающего. М.: Академический Проект, 2005.

8.       Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь Разума. М.: Языки русской культуры, 2000. URL. http://thelib.ru/books/moiseev_n_n/sudba_civilizacii_put_razuma-re

9.       Налимов В.В. Спонтанность сознания. Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. Изд. 3-е. М.: Академический Проект; Парадигма, 2011.

10.    Прилуцкий Е. Глобальные коммуникации и сознание. URL. http://www.gumer.info/bogoslov_buks/Philos/Article/pril_globcom.php

11.    Резник Ю.М. Человек и его пограничье: между экзистенцией и трансценденцией // Вопросы социальной теории. Альманах-ежегодник. Т. VI. М.: ИФ РАН, 2012. С. 25-45.

12.    Турчин В.Ф. Феномен науки. Кибернетический подход к эволюции. Изд. 2-е. М.: Словарное изд-во ЭТС, 2000. URL. http://refal.net/turchin/phenomenon/chapter14.htm

13.    Тейяр де Шарден П. Феномен человека. Вселенская месса. М.: Айрис-пресс, 2002.

14.    Atlee T. Co-intelligence, Collective Intelligence, and Conscious Evolution // Collective Intelligence: Creating a Prosperous World at Peace / M. Tovey ed., Earth Intelligence Network. Oakton, Virginia, 2008. P. 5-14.

15.    Boyd R., Richerson P. Norms and Bounded Rationality // The Adaptive Tool Box / Gigerenzer G., Selten R., eds. Cambridge, Mass: MIT Press, 2001. P. 281-296.

16.    Drury N. The New Age: Searching for Spiritual Self. L.: Thames and Hudson, 2004.

17.    Ferguson M. The Aquarian Conspiracy: Personal and Social Transformation in the 1980s. Los Angeles: Jeremy P. Tarcher Inc., 1980.

18.    Global Brain Institute. URL. http://sites.google.com/site/gbialternative1/

19.    Global Consciousness Project. URL. http://noosphere.princeton.edu

20.    Hanegraaf W. New Age Religion and Western Culture: Esotericism in the Mirror of Secular Thought. Boston, Mass.: Brill Academic Publishers, 1996.

21.    Heylighen F. Conceptions of a Global Brain: An Historical Review // Evolution: Cosmic, Biological, and Social / Grinin L., Carneiro R., etc. ed. Volgograd: Uchitel Publishing. P. 274-289.

22.    Heylighen F. The Global Superorganism: An Evolutionary-cybernetic Model of the Emerging Network Society // Social Evolution and History. 2007. Vol. 6. № 1. P. URL. http://www.socionauki.ru/journal/articles/129541/

23.    Heylighen F., Campbell D. Selection of Organization at the Social Level: Obstacles and Facilitators of Metasystem Transitions // World Futures: The Journal of General Evolution. 1995. № 45. P. 181-212.

24.    Korten D. The Great Turning: From Empire to Earth Community. Berett-Koehler/Kumarian Press, 2006.

25.    Levy P. Collective Intelligence: Mankind’s Emerging World in Cyberspace. N.Y.: Plenum, 1997.

26.    McLuhan M. Understanding Media: The Extensions of Man: Critical Edition. URL. http//www.conceptlab.com/notes/mcluhan-unerstanding-media.html

27.    Rosnay J. de. The Symbiotic Man. N.Y.: McGraw-Hill, 2000.

[1] В работах М. Лайтмана “эгоизм” и “альтруизм” представляют собой каббалистические понятия, смысл которых лишь отчасти совпадает с общепринятым. “Эгоизм” и “альтруизм” — два диаметрально противоположных и вместе с тем неразрывно связанных друг с другом начала бытия. Главным, творческим и созидающим началом, является “альтруизм”, который именуется также Творцом или Природой (в иврите эти два слова семантически связаны и считаются практически синонимами). “Эгоизм” — это творение, принимающая сторона, лишенная по самой своей природе способности к полной самоотдаче, стремящаяся жить, сохранять и воспроизводить себя, вследствие чего даже альтруистические, на первый взгляд, поступки имеют чаще всего скрытую эгоистическую основу.

Предыдущие сообщения на эту тему:

Статья доктора культурологии, историка и писателя В. Хачатурян

Наука нового поколения

Каббала – на стыке наук или ещё раз о магии мозга

Прогнозы футурологов

каббалист Михаэль ЛайтманРеплика: Существует множество предсказаний, которые делают не люди, обладающие особыми свойствами, а так называемые футурологи или те, у кого богатая фантазия, например писатели-фантасты.

Ответ: Футурологи – это люди, которые на основании знаний науки, техники и прогрессии всевозможных слоев человечества предсказывают общее тенденцию – допустим, что будет через 50 или 100 лет.

Реплика: Футурологи предсказывают, что к 2030 году будут изобретены роботы, которые станут подключать наш мозг напрямую к информационному облаку, что на 3D принтерах можно будет печатать и еду, и дома.

Ответ: Мы будем печатать на принтерах абсолютно всё – нет никаких проблем. Заправляешь принтер пальмовым маслом, и он выдает тебе от сосисок, колбас до молочных продуктов, каш и всего прочего.

Реплика:  Говорят, что через 20 лет, к 2045 году наступит эволюция сингулярности, то есть искусственный мозг превзойдет биологический. Будет ли в искусственном человеке душа?

Ответ: Какое отношение душа имеет к мозгу? Между ними нет никакой связи. 

Вопрос: Если рядом с Вами будет сидеть робот и вести передачу, что Вы станете делать?

Ответ: Я вижу, как сейчас люди разговаривают с компьютером. Почему бы не поговорить с умным роботом, не обменяться с ним информацией?

Вопрос: Вы имеете в виду чисто мозговую информацию?

Ответ: Не только мозговую, но и чувственную. А что представляет собой обычный человек? – Тот же простой механизм, который мы можем полностью рассчитать и спрогнозировать все его поступки и ответы. Поскольку они не находятся в духовной области, здесь нет ничего непредсказуемого.

Мы можем создать такие машины, которые будут прекрасно общаться с нами вместо людей. К тому же, по нашему желанию, в зависимости от того, как мы их установим, и какие данные введем, они будут или лирическими, или жесткими, или романтическими, настроенными на музыкальный или психологический вид общения и т.д. Они могут быть комбинаторными, состоящими из разных видов характеров. 

Реплика: Больше привлекает, если они будут верными друзьями, хорошими товарищами…

Ответ: Смотря, как их запрограммировать, ведь они могут быть, наоборот, очень коварными.

Представляете, приходишь в магазин и выбираешь себе робота в виде маленького песика или жесткого товарища. Почему нет? Необязательно, чтобы они были выполнены в виде человека. В этом нет никаких ограничений.

Человек реагирует на все происходящее в нашем мире, как любое животное. Неживая, растительная и животная природа полностью поддаются программированию, поэтому в человеке нет ничего тайного, ничего высшего. А когда со следующего уровня он начинает постигать душу, т.е. часть Творца свыше, то это уже не человек, а что называется, "ходящая душа".

Из урока на русском языке, 01.01.2017

Предыдущие сообщения на эту тему:

Заменит ли искусственный интеллект человека?

Эра роботов или эра человека?

Робото-революция начинается

Альтруизма нет!

каббалист Михаэль ЛайтманРеплика: Ученые Стэндфордского университета заявляют: "Вряд ли у кого-то возникают сомнения в том, что людям свойственен альтруизм".

Но когда они стали исследовать обезьян, оказалось, что для них не характерны альтруистические поступки. Тогда ученые стали изучать детей от одного года до двух и пришли к выводу, что и люди не рождаются альтруистами.

Их готовность помогать другим развивается скорей всего не из генов, а по мере общения между собой. 

Тем не менее, большинство ученых считают, что человеку свойственен альтруизм.

Ответ: Великое наивное заблуждение и не более того.

Выводы ученых звучат слишком категорично. Я бы на их месте несколько смягчил формулировку, вписав волшебное слово "очевидно": "Очевидно, что человеческие поступки руководствуются и альтруистическими намерениями. У обезьян их нет, а у человека, возможно, они развились и есть". Ведь предположение ученых совершенно не очевидно. 

Они говорят, что альтруизм развивается под влиянием общения, а я вижу, что под влиянием общения человек становится все более эгоистичным, не желая принимать во внимание ничего, кроме своей выгоды, собственного удовольствия и наслаждения.

Вопрос: Получается, что альтруизм не возникает и при общении?

Ответ: Конечно, нет. При общении я только вижу, на ком могу выиграть, заработать, насладиться, возвыситься. То, что мы считаем альтруизмом, – это закамуфлированный эгоизм, чтобы лучше использовать других.

Вопрос: Тогда откуда возникло это слово, если альтруизма не существует?

Ответ: В нашем лексиконе есть множество красивых и хороших слов: дружба, любовь, связь, взаимная приязнь, – слов-то у нас хватает. Это и обманывает человека.

Вопрос: Можно ли каким-то образом приобрести альтруизм?

Ответ: Нет, это невозможно, потому что в нашем мире, на уровне нашей природы и нашего общения, альтруизма нет. Но мы можем с помощью особой методики вызвать скрытую силу природы (назовите ее "тайной"), которая дополнительно разовьет в нас именно свойство отдачи – безответной, безвозвратной, бескорыстной любви. Это называется альтруизмом.

Однако прежде мы должны раскрыть эту силу природы, под воздействием которой сможем стать такими. Вот тогда мы обретем силу альтруизма, эту возможность, это свойство, но никак не сами по себе.

Вся Тора говорит об этом. Если правильно ее использовать, – а правильное использование Торы называется каббалой, – то мы сможем вызвать эту силу, и она сделает из нас альтруистов. И тогда мы станем выполнять закон "возлюби ближнего как самого себя", что является целью методики Торы.

Вопрос: Допустим, я стану альтруистом, а другой нет. Как я смогу с ним сосуществовать?

Ответ:  Ты сможешь с ним сосуществовать на том уровне, на котором находится он и весь мир. Ты можешь спокойно разговаривать с ним, вместе работать, учиться, заниматься бизнесом.

Вопрос: Что же тогда во мне альтруистичного?

Ответ: В отличие от своего товарища, ты не можешь причинить миру зло. А во всем остальном ты нормально работаешь. Что значит нормально? Тебе от мира надо столько, чтобы просуществовать, а ему – чтобы захватить весь мир. Тебе же это просто не нужно, у тебя нет к этому желаний.

Реплика: Похоже, что наука не поднимется до уровня альтруистических поступков.

Ответ: Наука может подняться только до того уровня, на котором находятся ее исследователи, но не более того. Поэтому надо развивать ученых, поднимать их планку.

Вопрос: Это возможно?

Ответ: Не знаю, кого легче поднять: ученых или все общество. Ученые – это люди, которые очень упорно держатся за свою природу. Но в последнее время я наблюдаю, что общий кризис и кризис науки во всех ее проявлениях начинает воздействовать и на них.

У них возникают очень большие сомнения и начинаются всевозможные шатания внутри науки. Кроме того, точные науки уже тоже говорят об изменении природы, о других ее возможностях.

А неточные науки, такие как психология, еще долго будут плестись в хвосте всех наук, потому что они базируются только лишь на материалистической природе человека.

Из ТВ программы "Новости с Михаэлем Лайтманом", 28.12.2016

Предыдущие сообщения на эту тему:

Альтруисты – эгоисты

Альтруизм можно воспитать

Альтруизм – это точный расчет

А в физике есть любовь? (клип)

А в физике есть любовь?

Есть ли жизнь на Марсе? (клип)

Есть ли жизнь на Марсе?

Почему от нас скрыты человеческие законы?

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос: Существуют ли четкие законы взаимодействия между людьми, как законы физики?

Ответ: Такие законы существуют, но они скрыты от нас.

Так же, как в любой физической системе есть коммутация между элементами, чтобы поддерживать равновесие, рабочее состояние и т.д., так же существуют четкие формулы поддержания системы человеческого общества. Существует общая система управления.

Примером могут служить первые статьи Рабаша, в которых сказано:

ты должен быть выше других;

ты должен быть ниже других;

ты должен быть вровень с другими;

ты должен заботиться о том, чтобы была усредненная составляющая.

Вот и весь закон.

Законы коммутации людей в группе, в десятке, – ничего другого нет!

Кстати говоря, это самый центральный закон природы, исходя из которого можно вывести все остальные законы. 

Вопрос: Почему люди начали сначала выявлять физические законы, но не озаботились законами человеческих связей?

Ответ: Потому что эгоизм отталкивает их от законов человеческих связей, а познание законов природы, напротив, притягивает людей. С помощью знания законов природы человек может влиять, управлять – властвовать! А законы человеческого общества говорят о том, что человек должен быть вровень со всеми, что он должен заботиться обо всех.

Человек увлекается всем, чем угодно, только не тем, чтобы выстраивать правильную взаимосвязь.

Но человеческая, общественная система – это самая высшая система, существующая в природе. Если ее уравновешивать, приводить в порядок, то внутри нее человек начинает ощущать следующий уровень мироздания.

Причем, чтобы произошло исправление, достаточно выстроить правильные связи на уровне десятки. Меньше десятки – это сложно сделать. Больше десятки – невозможно, потому что рассеивает внимание. Десять человек – это оптимально. Мы созданы внутри таким образом, что десятка для нас – это максимальное и требуемое условие, как в математике.

Вопрос: Почему это скрыто от нас? Почему все законы природы на неживом, растительном, животном уровне мы знаем, а закон социума мы до сих пор не раскрыли?

Ответ: Законы раскрываются по мере нашего развития. Неразвитый человек не в состоянии раскрыть эти законы. Это так же невозможно, как беседовать с ребенком об открытиях Теслы.

Кроме того, многое зависит от восприятия человека: для одного человеческие отношения не составляют труда, для другого – это закрытая тема, и человеку совершенно неинтересна эта сторона жизни, пока он не начнет изучать каббалу и внутри каббалы раскрывать свои отношения с Творцом.

И только после этого такой человек начнет потихоньку ощущать, что есть между людьми разные взаимоотношения. Это понимание приходит через Высший мир.

Из урока на русском языке, 02.10.2016

Предыдущие сообщения на эту тему:

Закон тотальной отдачи

Понять законы природы

Основной закон природы – это единство

Диалог между каббалой и наукой (клип)

Диалог между каббалой и наукой

Тайна ивритского алфавита раскрыта

каббалист Михаэль ЛайтманРеплика: Ученые предполагают, что еврейский алфавит – самый старейший в мире.

Археолог и специалист по античным надписям Дуглас Пэтрович из Университета Уилфрида Лорье в Канаде провел исследование, в котором пришел к выводу, что евреи взяли двадцать два древних египетских иероглифа и на их основе более 3800 лет назад создали еврейский алфавит.

Ответ: Вот тут и кроется ошибка, т.к. евреи ни у кого ничего не заимствовали, поскольку двадцать две буквы иудейского алфавита исходят из духовного строения трех уровней (Бина, Зэир Анпин, Малхут) высшего мира, который воздействует на нас. И поэтому человечество подсознательно стало нащупывать их.

Еврейский алфавит исходит от Адама, который 5777 лет назад раскрыл его и сам пользовался им. Поэтому человечеству все равно придется пересмотреть и археологию, и палеонтологию, и все прочее, и согласиться с тем, что все исходит именно оттуда.

Если до этого и встречались какие-то записи, то, скорее всего, пометки и значки. Но алфавита, с помощью которого мы соединяем определенный набор изображений в смысловое слово, а из слов образуем предложение, то есть замкнутую мысль, обозначаемую на каком-то носителе и передаваемую даже через поколения, – такого нет нигде, и только лишь потому, что у евреев была связь с высшим миром. Именно оттуда они взяли эти обозначения и эту методику. 

Иными словами, между нами и высшим миром существует три уровня, наполненные определенным набором духовных сил, которые в нашем мире представляют собой буквенные обозначения.

Каждая духовная сила – это буква. Соединяя их вместе, мы получаем слово, а соединяя слова – мысль.

Вопрос: Выходит, что все значки и иероглифы появились после этих букв?

Ответ: Конечно. В основе всех письменных языков, включая китайский и японский, лежат ивритские буквы.

Вопрос: Почему мы никак не можем доказать это? Чего ищет человечество?

Ответ: А зачем доказывать? Человечество ищет по-своему, исходя из материальных раскопок, побуждений, мнений, теорий. А у нас это написано в наших книгах еще тысячи лет назад. Никто не хочет обращать на это внимание, ведь это противоречит христианскому и исламскому подходу. Поэтому мы спокойно остаемся в стороне. Зачем нам доказывать это?

Различные языки, азбука и все прочее происходит из Древнего Вавилона, а в Древний Вавилон это пришло от Адама.

Горизонтальные, вертикальные линии, завитки и другие элементы букв исходят из тех сил, которые мы пытаемся обозначить, потому что каждая буква – это знак определенного духовного изображения, определенной духовной формы, силы и т. д. Они как печать. Поэтому существует двадцать две таких печати, которые абсолютно достаточны для того, чтобы передать высшие духовные свойства из Бины в низшее духовное свойство – Малхут.

Не требуется ни меньше и ни больше – так должны передаваться буквы. При этом существует их определенная перестановка, их замена. В общем, это непростая и довольно глубокая система, потому что все находится в буквах.

Таким образом, тайны букв, их сочетания, происхождение, развитие еще ждут своего открытия. Существуют законы, по которым в ивритском алфавите нельзя ничего менять ни в одной букве, ни в каких черточках, шрифтах, завитках – все должно быть каллиграфически выдержано. 

То, что в компьютерных программах мы находим двадцать тысяч всяких фонтов, не имеет никакого отношения к истине. Существует только один фонт, называемый "ктав софер", которым все изображено в Торе, потому что там графически четко передается внутреннее содержание силы, находящейся в букве.

Из ТВ программы "Новости с Михаэлем Лайтманом", 14.12.2016

Предыдущие сообщения на эту тему:

Буквы – модели управления нашим миром

Неразлучная пара – иврит и арамит

О чем рассказывают буквы

Завидуйте!

каббалист Михаэль ЛайтманРеплика: В университете Сан-Диего проводятся опыты с целью доказать, что все люди без исключения завидуют друг другу.

В статье подчеркивается: "Сосед купил себе новую машину. Ну и как мы себя чувствуем? Радуемся, что у соседа хорошо идут дела? А может, наоборот?

Посмотрим правде в глаза: более трети всех людей по данным социологии являются завистниками. Как правило, мы завидуем людям, которые похожи на нас. Зависть – это гадкая черта человеческого характера, но она нас сопровождает, начиная с первых шагов жизни".

Далее в статье говорится, что всего лишь 50-80% людей признаются в своей зависти по отношению к другим. Как оказалось, наибольшую зависть у нас вызывают люди того же пола и одинакового возраста.

Что Вы можете сказать об этом? Считается, что зависть характерна не для всех.

Ответ: Во-первых, это неверно. Ученые правильно поняли, что зависть может быть к более-менее равноценному существу, потому что он таким образом показывает мне, что я мог бы иметь, но не имею. 

Если я живу, допустим, в колхозе, я думаю о своем хозяйстве, об односельчанах, и если мой сосед купит новую гармонь, то я буду ему завидовать. А глядя на сына короля, я понимаю, что это – сын короля.

То есть все должно быть на уровне оценки в моих ощущениях как поражение или прибыль. А если это на более высоком или на более низком уровне, то я на этом не сосредотачиваюсь.

Но зависть есть в каждом человеке, это неотъемлемое свойство эгоизма, который представляет собой основную черту нашего характера.

Реплика: Ученые подчеркивают, что зависть – это гадкая черта характера.

Ответ: Она не гадкая. Тогда так можно сказать обо всей нашей природе: желание насладиться гадко и ужасно. Причем во всем, не важно, как и что.

В таком случае, каждого человека можно воспитать так, что он будет завидовать и королю, и простому люду. Ведь мы видим, как народы поднимались и против своих королей. То есть по этому "лифту" можно подниматься и спускаться как угодно.

Вопрос: Зависть – это важная черта? 

Ответ: Это необходимая черта. Без нее нет продвижения вперед. Человек завидует даже себе: в каком состоянии он был вчера по сравнению с сегодняшним. Вчера был здоровый, сегодня чувствует себя немного хуже.

Зависть – это ощущение одного состояния относительно другого. Поэтому если у меня нет такого сравнения, то тогда мне очень плохо, я не могу построить никакие системы защиты, продвижения, развития.

Реплика: В каббалистических источниках сказано, что зависть выводит человека в духовный мир.

Ответ: Конечно. Если мы не будем завидовать каббалистам, которые описывают, каких высот они достигли, как же мы сможем их достичь?

В принципе, это белая зависть, потому что они хотят поделиться с нами своим опытом. Здесь не может быть черной зависти. Я знаю это по себе. Будучи рядом с великим каббалистом, я не завидовал ему по-черному, мол, у него это есть, а у меня нет. Ведь он раскрывал все, что только можно было дать мне, чтобы подтолкнуть на ту же ступень и даже выше.

Поэтому зависть должна быть, но она – светлая, ведь каббалисты зовут, привлекают, помогают, держат тебя как младенца и т.д.

Каждый учитель хочет, чтобы ученик достиг его уровня. И ученик должен завидовать учителю, но знать, что он может достичь во много раз большего.

Так что, завидуйте!

Из ТВ программы "Новости с Михаэлем Лайтманом", 07.12.2016

Предыдущие сообщения на эту тему:

Зависть не порок

Зависть, продвигающая вперед

Зависть - завидное свойство!

Наука из "ниоткуда"

каббалист Михаэль ЛайтманВопрос: Каббала существует более пяти тысяч лет. Если сегодня спросить семь миллиардов людей: "Является ли каббала методикой правильных связей между людьми?", – все скажут, что это мистика. Для чего каббалу скрывали все эти тысячелетия?

Ответ: Каббалисты так долго скрывали эту методику, потому что человечество на каждом этапе своего развития получает только то, в чем оно нуждается.

Как Эйнштейн боялся раскрыть миру знание об атомной энергии, опасаясь, чтобы человечество не создало атомную бомбу, так и тут. Если бы он не ускорил этот процесс, может быть, это случилось бы еще через 30-40 лет.

Получается, что по мере развития человечества в каждый момент времени раскрываются и плохие, и хорошие силы и обстоятельства.

Дело в том, что каббала – это не просто наука, которая сначала раскрыла простые законы, потом механические, затем законы атомной энергии, а сейчас начинает раскрывать более сложные биологические и генетические законы, вплоть до создания человека. 

С одной стороны, каббала – наука. Но эту науку может постичь человек, который находится на ее уровне. Для этого он не должен быть умным физиком, таким как Эйнштейн, Ньютон и прочие ученые.

Это должны быть люди, которые из поколения в поколение развиваются как ученые, передают друг другу информацию как ученые, но одновременно с этим растят себя, ожидая того момента, когда каббала должна будет раскрыться человечеству, и человечество начнет нуждаться в ней.

Поэтому, хотя наука каббала раскрылась 5777 лет назад первому человеку – каббалисту, ученому, но до нынешнего времени она находилась в скрытии. Ею пользовались только каббалисты – небольшой круг людей, так же, как атомной энергией занимался лишь узкий круг специалистов, пока они не решили, что другого выхода нет, пора ее применить.

То же самое и здесь. В течение многих тысячелетий каббалой занималось небольшое число людей. Они писали об этом книги, передавали их из поколения в поколение. Эти книги написаны особым языком, но не потому, что авторы скрывали смысл написанного. 

Они не скрывали! Просто невозможно было раскрыть другим то, к чему у них нет никакой потребности, побуждений, внутренней готовности.

Даже в первоисточниках сказано, что, начиная именно с конца двадцатого века, эта наука будет раскрываться всем в мире. Так и получилось. Поэтому нет ничего удивительного в том, что сегодня она появляется словно ниоткуда.

Из урока на русском языке, 03.07.2016

Предыдущие сообщения на эту тему:

Не рано ли каббала раскрылась миру?

Почему каббала хранилась в такой тайне

Почему все же существовал запрет на каббалу?

Страница 1 из 5312345...Последняя »